Проблемы Набуко

размер шрифта: Aa | Aa
30.03.2009 00:09
Маулен Намазбеков, Артем Устименко
В новой системе энергетического транзита, которая формируется в европейском направлении, проект магистрального газопровода Набукко занимает особое место. Во-первых, создается реальный прецедент создания транзитного маршрута природного газа в обход территории нашего соседа – России, во-вторых, данный трубопровод «ориентирован», в частности, на прикаспийские государства, включая и Казахстан. Аналитическая группа журнала KazEnergy в данной статье рассмотрит основные аспекты и перспективы реализации проекта Набукко.

Магистральный газопровод На-букко обещает стать одним из крупнейших транзитных проектов, осуществленных в течение последних нескольких лет, став своеобразным дополнением нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан, который уже активно действует. Геополитическую суть данного газового проекта фактически никто не скрывает, а она направлена, в свою очередь, на решение одной из важнейших для Европейского союза задач – формирование самостоятельной транзитной сети, которая составит альтернативу российскому направлению и которая активно поддерживается США.
Ведь в течение последних лет энергетический спор между Евросоюзом и Россией актуализировался, причем с подачи обеих сторон, преследующих зачастую противоположные интересы. Россия, со своей стороны, пытается сохранить влияние на основные транзитные маршруты энергетического сырья, идущие с постсоветского пространства, и не допустить масштабного выдавливания своих компаний, прежде всего «Газпрома», с европейского газового рынка, а Евросоюз срочно нуждается в серьезной диверсификации маршрутов импорта природного газа, которая стала одним из основных приоритетов общеевропейской политики, проводимой Брюсселем.

Как следствие, трубопровод Набукко призван обеспечить снабжение природным газом цент-ральноевропейских государств из фактически новых источников Прикаспия и Ближнего Востока. Важно подчеркнуть, что Набукко напрямую увязывается с постройкой в обозримом будущем Транскаспийского трубопровода, что позволит данной системе стать важнейшим элементом Трансевропейской энергетической сети (TEN), активно лоббируемой Брюсселем. Стоит отметить, что в рамках данной сети запланирована постройка еще одного газового транзитного проекта из Турции в Грецию и Италию – TGI.

Однако вокруг Набукко разворачивается целая драма, сравнимая по накалу страстей с одноименной оперой Джузеппе Верди. Для начала приведем общие данные Набукко. Планируется, что газопровод протяженностью 3,3 тыс. км пройдет по маршруту Турция – Болгария – Румыния – Венгрия – Австрия, возможно также ответвление на Италию. К этому трубопроводу может быть подключена и южная ветка, идущая из Ирака, стран Персидского залива и Ирана. Транспортировка газа на выручку не поспешил Европейский союз. В результате соглашение о создании совместного предприятия по осуществлению проекта Набукко было подписано только 28 июня 2005 года в составе OMV, как оператора консорциума, болгарской Bulgargaz и румынской Transgaz, венгерской MOL и упоминавшейся выше BOTAŞ, каждая из которых владеет по 20% в консорциуме Nabucco Gas Pipeline International. В начале августа 2007 года шестым участником рассматриваемого проекта был назван немецкий энергетический концерн RWE AG, к которому в дальнейшем присоединится Gaz de France.
Однако ситуация осложняется тем, что указанные компании лишь поверхностно согласовали объемы распределения поставок природного газа, ставя во главу угла собственные интересы. В течение последних месяцев серьезные трения возникли между двумя основными компаниями проекта – OMV и MOL – в связи с попыткой австрийской компании приобрести летом 2007 года контрольный пакет акций своего венгерского конкурента. Венгерское правительство во главе с Ф. Дюрчанем в связи с этим даже разработало законопроект о недопустимости приобретения зарубежными компаниями стратегических активов важнейших компаний страны, и прежде всего энергетической MOL.
Двойственное отношение к проекту Набукко проявляют и сами европейцы. Так, активно поддерживающий данный проект комиссар.

Европейского союза по энергетике Андрис Пиебалгс не раз заявлял, что Евросоюз «твердо намерен» осуществить трубопроводный проект Набукко.
Однако генеральный секретарь секретариата Энергетической хартии Евросоюза Андре Мернье 25 октября 2007 года в Лиссабоне в ходе саммита глав ЕС с участием России назвал Набукко «мертворожденным ребенком». Эту позицию поддержал и ряд австрийских экспертов, которые указали на два значительных препятствия на пути реализации – дефицит ресурсов и риски терактов, связанные с транзитом по территории Турции. В некоторой степени это может обуславливаться и озабоченностью насчет роста влияния Турции в качестве важнейшего транзитного звена между поставщиками энергоресурсов и государствами Европейского союза. На определенном этапе Анкара также может стать головной болью для официального Брюсселя. Более того, компании, участвующие в проекте, имеют масштабные и долговременные контакты с российским «Газпромом», который вовсе не заинтересован в скорейшем вводе трубопровода в эксплуатацию. «Газпром» – единственный поставщик газа в Боснию и Герцеговину, Эстонию, Литву, Латвию, Финляндию, Македонию, Молдову и Словакию. В структуре потребления газа Болгарии газ от данной российской компании занимает 97%, Венгрии – 89%, Турции – 67%, Австрии – 65%, Германии – 45%, Италии – 27%, Франции – 25%. То есть при определенных сценариях европейским компаниям, активно участвующим в проекте, придется выбирать, «с кем дружить больше», что, учитывая роль российского газового гиганта для европейского рынка природного газа, довольно проблематично и болезненно.
Стоит отметить, что «Газпром» даже рассматривался в качестве одного из основных претендентов на «вакантные» места в созданном консорциуме. Показательно в связи с этим, что в мае этого года OMV даже согласился предоставить «Газпрому» долю в Централь-ноевропейском газовом центре в Баумгартене, который, как предполагается, будет снабжаться газом из Набукко, являясь конечным пунктом рассматриваемого проекта. При этом России предоставляется опция участия в данном проекте, прежде всего через возможность экспорта российского газа по прокладываемой трубе. Однако именно «Газпром» нанес по Набукко несколько чувствительных ударов, которые в целом проясняют позицию данной компании насчет ее участия в проекте. В частности, Россия подготовила или уже приступила к реализации трех крупных альтернативных Набукко газовых проектов – во-первых, Nord Stream по дну Балтийского моря в Германию, во-вторых, Прикаспийский трубопровод и, в-третьих, трубопровод «Южный поток» от российского до болгарского побережья по дну Черного моря, реализуемый совместно с итальянской компанией Eni. Об этих проектах мы расскажем в ближайших номерах нашего журнала. Кроме того, существует и трубопровод «Голубой поток», построенный еще в 1997 году совместно с BOTAŞ, по которому Россия должна поставить в Турцию 364,5 млрд куб. м газа в течение 2000-2025 годов. Принимая во внимание влияние «Газпрома» на политические круги Венгрии, Австрии и Германии, можно предположить возникновение еще больших трений. К примеру, Венгрия до сих пор не определилась, что же ей ближе – Набукко или «Южный поток», продвигаемый «Газпромом». Ведь в случае реализации «Южного потока» конечным пунктом трубопроводной магистрали станет именно Венгрия, а не Австрия, что влечет за собой определенные дивиденды для Будапешта. Интересно, что два последних указанных выше «российских» проекта (Прикаспийский трубопровод и «Южный поток») так или иначе ориентируются на газовые ресурсы Прикас-пия, которые, по идее, должны стать основной ресурсной базой и для Набукко. Надо учитывать и долгосрочные газовые договоренности Туркменистана, как одного из ключевых газопроизводителей Каспийского региона, с Россией и Китаем, и масштабный проект туркмен-ско-китайского трубопровода, который должен вступить в строй уже в 2009-2010 годах. Возникает вопрос – где найти 31 млрд куб. м, необходимых для данного проекта по его завершении, в случае, если альтернативные На-букко транзитные проекты будут воплощены в жизнь? По идее, это наиболее болезненная проблема для будущего проекта. По имеющимся данным, согласие на экспорт природного газа по системе Набукко было получено только от Азербайджана, который подтвердил возможность закачивания в трубу ориентировочно 12 млрд куб. м природного газа. Но это произойдет в лучшем случае не раньше 2012-2013 годов, когда будет начата реализация «Стадии-2» на крупнейшем месторождении Азербайджана – Шах-Дениз, тем более что этой стране нужно все больше газа для внутреннего потребления и для поставок в соседнюю Грузию. Симптоматично также, что в конце октября 2007 года официальный Баку сделал упреждающее заявление, указав участникам проекта Набукко на политические препятствия и отсутствие гарантий поставок по нему, которые могут вынудить Азербайджан отказаться от активного участия в нем. Правда, широко муссируется информация о возможном вхождении в состав экспортеров Набукко Ирана, который объективно заинтересован в получении прямого транзитного выхода в Европу без использования традиционных морских перевозок. В подтверждение этого не так давно был подписан турецко-иранский меморандум о взаимопонимании по вопросам энергетического сотрудничества, предполагающий совместное строительство газопровода между Ираном и Турцией и освоение турецкими компаниями 22-24-й очередей иранского газового месторождения Южный Парс. Однако, принимая во внимание развитие ситуации вокруг Ирана, трудно предположить, что европейские государства, и прежде всего США, пойдут на такую уступку Тегерану в обеспечение дополнительных маршрутов экспорта природного газа на стратегически важном направлении. Ведь это ставит Евросоюз и Турцию, и косвенно США, в определенную зависимость от Ирана, что позволит последнему более активно диктовать свои условия. В частности, еще в начале 2007 года Вашингтон в лице помощника госсекретаря США по вопросам энергетики Стива Мэна дал понять, что США не потерпят в принципе прокладку любых трубопроводов через территорию Ирана или с его участием.
В случае сохранения неблагоприятного, с точки зрения Вашингтона, политического режима в Иране вероятность подключения данного государства к проекту довольно мала. В то же время по отношению к Набукко с недавних пор стал активно прослеживаться фактор Ирака. В середине октября 2007 года заместитель помощника госсекретаря США Мэттью Брайз открыто заявил, что иракский газ в больших объемах может экспортироваться в Европу по будущему газопроводу, в частности из месторождений в провинции Анбар и из северных регионов данного государства. То есть вполне возможно, что проект газопровода изначально также ориентировался на вывод газового экспорта Ирака на европейский рынок, что, в принципе, вписывается в геополитическую ситуацию, складывающуюся на Ближнем Востоке.
К этому стоит добавить привлечение к Набукко Египта, который сможет экспортировать через него 8-10 млрд куб. м природного газа. Но все же основным ресурсным «центром» Набукко должен стать, по идее, Каспийский регион, в отношении которого Евросоюз при поддержке США в обозримой перспективе будет проводить активный внешнеполитический курс. В случае гипотетического формирования энергетического треугольника в составе Азербайджана, Казахстана и Туркменистана На-букко станет очень эффективным как с точки зрения надежности энергетических поставок в Евросоюз, так и в качестве политического инструмента воздействия на российское руководство и региональные процессы в целом.
   
Поэтому можно ожидать поэтапного усиления давления на Казахстан и Туркменистан с целью переориентации их экспортных потоков на Набукко. При этом особенно сильное воздействие, прежде всего через предоставление тех или иных уступок, будет оказываться именно на Ашгабад, который не связан системными и глубокими стратегическими отношениями с Россией, в отличие от нашего государства. В течение последних месяцев между Европейским союзом и Туркменистаном прослеживается активизация официальных контактов на высшем уровне. Буквально за сентябрь-ноябрь 2007 года прошло как минимум три встречи на высоком уровне между представителями Евросоюза и туркменским руководством. А с начала этого года Туркменистан также посетили 18 американских правительственных делегаций. В итоге в сентябре этого года в Ашгабаде был подписан меморандум между туркменским министром нефти, газа и минеральных ресурсов Баймуратом Ходжамухаммедовым и британским министром энергетики Малкольмом Уик-сом, который предоставляет энергетическим компаниям Великобритании доступ к морским нефтегазовым месторождениям Туркменистана. Более того, некоторые источники сообщают, что М. Уикс озвучил цифру в $300 за 1 тыс. куб. м туркменского природного газа – цену, которую может предложить Евросоюз Туркменистану. Напомним, что согласно подписанному контракту с Россией Туркменистан с начала 2007 года обязался продавать «Газпрому» природный газ по 50 млрд куб. м ежегодно по фиксированной цене лишь в $100 долларов за 1 тыс. куб. м вплоть до 31 декабря 2009 года. Хотя, стоит отметить, в декабре 2007 года Москва и Ашгабад договорились об увеличении стоимости до $130. Далее, Ашгабад посетил верховный представитель ЕС по вопросам общей внешней политики и политики безопасности Хавьер Солана, а 5-6 ноября президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов уже сам находился с визитом в Брюсселе. Главная тема переговоров, конечно же, энергетика и энергетический транзит. В случае, если нынешнее туркменское руководство перенесет внешнеполитические приоритеты на европейский вектор, то вполне возможно, что по окончании срока действия российско-туркменских соглашений природный газ из Туркменистана может пойти в Набукко. Вряд ли Россию и Китай устроит подобный расклад сил, тем более что пока неясно, каковы доказанные запасы природного газа в Туркменистане. Проблема с ресурсной базой для Набукко остается открытой и с достаточно полемичным будущим.
В итоге стоит признать, что проект Набукко, несмотря на всю свою амбициозность и масштабность, еще далек от идеализированных целей и задач, обосновывающих его необходимость. По всей видимости, комплекс проблем, связанных с Набукко, будет разрешаться уже в процессе его непосредственной реализации, и финал этой трубопроводной оперы может быть довольно неожиданным.

PDFПечатьE-mail