Всемирный экономический форум: есть ли решение у энергетичесКого уравнения?

размер шрифта: Aa | Aa
Артем Устименко
24-28 января в Давосе прошло одно из крупней­ших событий регулярного формата – Всемирный экономический форум. Главная тема для обсуж­дения была заложена в многозначительной фра­зе – «The Shifting Power Equation» – «Изменяющий­ся баланс силы», которая распадалась на несколько составляющих. Одним из ключевых стал вопрос глобальной энергобезо­пасности. Данная статья является попыткой оценить, чего же достигли участники фору­ма в процессе многочис­ленных дискуссий.
Всемирный экономический форум,собирающийся ежегодно с 1971 года на известном горнолыжном курорте, считается неотъ­емлемым символом глобализации: его стремятся посетить главы государств, руководители крупнейших корпораций, эксперты для обсуждения наиболее ак­туальных глобальных проблем и улуч­шения взаимодействия друг с другом. 2007 год не стал исключением. Среди 2400 делегатов, съехавшихся в швей­царские Альпы на 37-й Всемирный фо­рум, 24 главы государств, 85 министров, 24 посла, 85 глав международных ор­ганизаций, 22 религиозных авторитета и более 800 глав компаний. Примеча­тельно, что, по данным организаторов, в мероприятии участвовали руководи­тели 73 из 100 крупнейших компаний мира. Сопредседателями Всемирного форума были глава BP Джон Браун и Эрик Шмидт, глава Google. Среди наиболее именитых участников – канцлер Германии Ангела Меркель, премьер Великобритании Тони Блэр, президенты Азербайджана Ильхам Алиев и Латвии Вайра Вике-Фрейбер-га, премьер-министр Украины Виктор Янукович. Давос посетили лидер груп­пы U2 Боно, бразильский писатель Па-уло Коэльо, музыкант Питер Гэбриэл, шахматист Анатолий Карпов. Казахстан был представлен делегацией во главе с заместителем руководителя Администрации Президента Владими­ром Школьником и министром энерге­тики и минеральных ресурсов Бактыко-жой Измухамбетовым. В. Школьник принял участие в рабо­те бизнес-группы по Казахстану, вы­звавшей заметный интерес со стороны международного делового сообщества. Он ознакомил участников сессии с ос­новными положениями Стратегии Пре­зидента РК по вхождению Казахстана в число 50 наиболее конкурентоспособ­ных стран мира, ходом реализации ин­дустриально-инновационной политики республики, мерами по улучшению ин­вестиционного законодательства, созда­нию необходимой институциональной и финансовой инфраструктуры в целях формирования более конкурентоспособ­ного инвестиционного климата. Так­же состоялось выступление министра энергетики и минеральных ресурсов в рамках секции саммита, посвященной вопросам развития мировой энергети­ческой отрасли.
По результатам проведенных встреч членов делегации, в частности, состо­ялся ряд двусторонних переговоров по вопросу вступления республики в ВТО. Открыла Всемирный форум канцлер Германии Ангела Меркель, которая по совместительству является председате­лем в «G8».
Программа форума строилась вокруг четырех основных дискуссионных бло­ков, охваченных лозунгом «The Shifting Power Equation», а именно: «Экономи­ка: новые стимулы», «Геополитика: не­обходимость в свежих подходах», «Биз­нес: стремясь в интерактивный мир» и «Технология и социум». Хотя основной акцент организаторами планировалось сделать на специфическом вопросе – что же все-таки делать с глобальным потеплением?
Выяснилось, что участников волновали более приземленные и насущные про­блемы. А именно энергетическое буду­щее и связанное с ним геополитическое проецирование влияния, так же как ставшее уже традиционным обсужде­ние ситуации на Ближнем Востоке, тер­рористической угрозы и возрождения Китая и Индии.
Интересно, что лозунг Всемирного эко­номического форума-2007 «The Shifting Power Equation» имеет многозначи­тельную сущностную трактовку, слабо связанную с глобальным потеплением. Основатель и председатель форума профессор Клаус Шваб, обосновывая выбранную тему, привел интересный довод: «Мы сталкиваемся с миром, ко­торый становится слишком шизофре­ничным. Наш мир быстро изменяется, перераспределяется и сила, как геопо­литически, так и с точки зрения биз­неса, и даже в виртуальном формате. Влияние, богатство и благосостояние распределяется гораздо более сложны­ми путями, приводя к миру, который все труднее и труднее понять и который часто кажется нам враждебным». Тему давосского форума можно пере­вести, к примеру, и не только как «Из­меняющийся баланс силы», но и как «Трансформирующееся энергетическое равновесие», что позволяет по-иному взглянуть на задумку организаторов. Преднамеренный выбор подобной трак­товки не случаен.
Хотя данные свидетельствуют о про­должении роста мировой экономики в 2007 году, в долгосрочной перспективе уверенности в этом нет. Скачок стои­мости энергоресурсов или разрушение финансовых потоков – это лишь некото­рые факторы, которые могут подорвать подъем экономики и ввести миросис-тему в кризис. Опасения относительно экономики США уже затронули дове­рие к доллару, в то время как растущий евро тревожит европейских экспорте­ров, что усиливает обеспокоенность по поводу рисков, свойственных мировым финансовым рынкам. Что будет с миром в случае формирова­ния новых подходов и акцентов в процес­се реализации энергетической политики
   
и формирования энергетических отно­шений – ответ на этот вопрос может стать ключевым для будущих взаимоотноше­ний. Его и пытались найти делегаты в рамках ряда ключевых заседаний фору­ма, общее количество которых достига­ло 220. Сессии, начиная от перспектив обстановки в Ираке вплоть до будущего Китая и Индии (на эти два государства вкупе приходилось около 15 пленарных заседаний), так или иначе затрагивали энергетическую тематику. Показательно, что в преддверии фору­ма экспертами Всемирного форума был представлен вниманию широкой пуб­лики доклад «Глобальные угрозы». В нем дается собственное мнение рабочей группы о том, что ожидает мир в случае тех или иных крупномасштабных угроз. Эпидемии, массовые беспорядки или энергетический кризис – это лишь неко­торые варианты из 23 наиболее вероят­ных сценариев глобальных кризисов. Особо рассмотрен сценарий энергети­ческого кризиса, который, например, может быть инициирован террористи­ческой атакой в Малаккском проливе, через который только Китай получает четыре пятых импортируемого углево­дородного сырья, не говоря уже о дру­гих государства АТР. Подрыв в проливе нескольких танкеров с нефтью приве­дет к закрытию этого маршрута, после чего цены на нефть подскочат до $150 за баррель.
Добывающие страны в этой ситуации предпочтут резко сократить экспортные поставки и сформировать альянс под условным названием ChavPec, происхо­дящий от фамилии президента Венесу­элы Уго Чавеса и ОПЕК. Будут также созданы блоки из бедных стран Латин­ской Америки во главе с Венесуэлой и Боливией, из африканских экспортеров сырья и, что особенно интересно для нас, из стран бывшего СССР во главе с Россией, причем в качестве первых претендентов на объединение с Россией эксперты форума называют Армению, Узбекистан и, что крайне необычно, Грузию.
По мнению рабочей группы, готовив­шей доклад, подобные экономические и геополитические сдвиги приведут к тому, что в развитых странах начнет­ся рецессия, США пострадают больше всех, так же как и китайская экономи­ка, проблемы которой Пекин попытает­ся разрешить с помощью военной силы. Мир, как следствие, стал слишком за­висим от энергетического фактора, пре­жде всего от энергетического давления как средства достижения политичес­ких, геополитических интересов. При­чем подобный сдвиг начал проявляться лишь в течение последних нескольких лет и стал проблемой только сейчас. В то время как импортирующие страны,
   
такие, как США и Китай, стремятся обеспечить долгосрочный доступ к не-возобновляемым источникам энергии, экспортирующие государства, прежде всего Россия, Иран и Венесуэла, исполь­зуют привилегированное право конт­роля над нефтью в качестве главного инструмента продвижения собственных политических интересов. Хотя проблемой это кажется только для импортирующих государств, которые, однако, и представляли основную массу участников форума, а не стран-энерго­экспортеров. Ход дискуссии можно было предсказать заранее. Примечательно, что именно в связи с этим форум перестал быть «местом от­кровения» как для Казахстана, так и для России, представительство которых, к примеру, в течение 90-х годов было го­раздо масштабнее. Изменилось воспри­ятие и самопозиционирование в мире, исчезла зависимость от необходимости политического «кивка» со стороны по­добных структур. Роль энергетического фактора, создавшего эти новые условия, неоспорима.
Однако странам-энергоэкспортерам также есть о чем беспокоиться, и пре­жде всего России, которая активно ра­зыгрывает карту «энергетической импе­рии». Ангела Меркель в одном из своих выступлений удачно сформулировала мнение форумного большинства: «Тот, кто отказывается от свободы, чтобы об­рести безопасность, в конечном счете лишится и того, и другого», – цитирует она Бенджамина Франклина. Другими словами, «неправильное» поведение и надежность поставок из одной-единст-венной страны ей же боком и выйдет, но вряд ли, продолжая мысль немецко­го канцлера, «другие страны воздержат­ся от экстраординарных поступков». К кому относится эпитет «другой», понят­но сразу.
Тема нефтегазовой дубинки России так или иначе обсуждалась примерно на де­сяти пленарных сессиях форума, а три из них были сфокусированы именно на российском «поведении», когда Дмитрий Медведев, глава российской делегации, пытался оправдаться и довольно актив­но переходить в контратаки. Так, по сло­вам российского вице-премьера, «у Рос­сии есть все возможности превратиться в number one по добыче нефти и обойти Саудовскую Аравию», а «бесплатного газа больше ни для кого не будет». Неизвестно, насколько у него это полу­чилось, но приходится задумываться о том, что, к примеру, Казахстан может стать в связи с этим своеобразным меха­низмом воздействия на поведение Мос­квы со стороны заинтересованных меж­дународных акторов. Как это скажется на стратегических интересах Казахста­на, прогнозировать трудно.
   
    Давос показал, что между вовлеченны­ми в энергетический диалог сторонами находится серьезная пропасть, что про­слеживалось и в речах выступающих, будучи скрытой по большей части за де­кларативными общими фразами. Два формирующихся в мировом масштабе лагеря пытаются уладить возрастаю­щие противоречия намеками, предпо­читая кулуарные дискуссии. Но примечательно, что на форуме от­крыто озвучивались проблемы, к кото­рым может привести дальнейшая борь­ба за доступ к энергетическим ресурсам и постоянно повышающаяся потреб­ность в нефти и природном газе. Энергетические отношения, объединяе­мые модным сейчас термином петропо-литика (petropolitics), позиционируются уже как ключевой генератор междуна­родных процессов, определяющий воз­можность формирования многополяр­ного мира, новых межгосударственных альянсов, и от которого зависит выжи­вание ведущих акторов миросистемы. На пленарной сессии Managing Access to Oil: The Risk of the 21st Century акцент был сделан и на перспективах исполь­зования военной силы для обеспечения реконфигурирования энергетического пространства, прежде всего со стороны Китая и Индии. Озвучивание пробле­мы уже в таком жестком ключе означа­ет, что ощущения неопределенности в расчете на долгосрочную перспективу существуют у многих. Что же предложить взамен петропо-литики? Попытки участников форума озвучить жизнеспособный выход так и не привели к конкретным результа­там, даже на дискуссионном уровне. Все упиралось в то, что выступающие так или иначе признавали – от нефти в ближайшее будущее отказаться невоз­можно. Невозможно даже значительно сократить рост ее потребления через внедрение альтернативных источников энергии.
В итоге Давос образца 2007 года оказал­ся, как всегда, жарким на дискуссии, но без должного практического выхлопа. Хотя, стоит признать, основная цель форума – обозначить позиции и оценки по важнейшим мировым проблемам, со­здать предпосылки для их дальнейшего разрешения – достигнута. Так, к приме­ру, министры торговли 30 стран мира договорились возобновить в ближайшее время Дохийский раунд переговоров по либерализации мировой торговли. Од­нако энергетическое уравнение так и осталось неразрешенным.
PDFПечатьE-mail