Международная повестка дня для США в 2007 году

размер шрифта: Aa | Aa

Внутриполитический аспект

7 ноября 2006 г., ровно посередине второго президентского срока Дж. Буша, прошли промежуточные выборы в Конгресс США. Впервые с 1994 года демократы получили большинство мест в палате представителей, завоевав 229 мест из 435. Победа демократов означает, что к представителям этой партии отошло руководство всеми комитетами этой палаты. Демократическая партия сумела восстановить свои позиции и в сенате, увеличив свое представительство на 6 мест и достигнув количественного паритета с Республиканской партией (49 мест).

На протяжении последних лет правоконсервативное руководство Конгресса автоматически обеспечивало полную поддержку администрации Буша в сенате и палате представителей практически по всем вопросам. Показательно, что президенту США ни разу не пришлось использовать право вето, так как практически все принятые Конгрессом законы отражали точку зрения Белого дома.

Поражение республиканцев существенно изменило расстановку сил на американской политической арене. В настоящее время правящее руководство Соединенных Штатов во главе с Дж. Бушем оказалось в очень сложной ситуации. Растратив свой политический капитал, оно не может позволить себе крупных инициатив, которые могут стать роковыми для Республиканской партии на будущих президентских выборах. То есть горизонт стратегического планирования администрации Белого дома сузился до 2008 года.

На фоне сложной, в первую очередь для самих США, ситуации в ключевых с точки зрения американских национальных интересов регионах мира может последовать снижение активности Вашингтона на внешнеполитической арене. Провал на довыборах 2006 года, по всей видимости, заставит администрацию президента Буша сконцентрироваться на внутренней политике.

Между тем международный событийный ряд последнего времени требует повышенного внимания США, ставя их перед необходимостью оперативного реагирования. События в Ираке и Иране, на Ближнем Востоке и постсоветском пространстве развиваются слишком динамично для того, чтобы Соединенные Штаты могли взять паузу для размышления.

Для Казахстана принципиально важным является вопрос о развитии политики США в отношении центральной Азии и прилегающих к ней регионов.

«Aрагментарный» союз Вашингтона и Москвы

В предстоящем году российско-американские отношения, по-видимому, будут развиваться по формуле «вынужденного фрагментарного партнерства». Обе стороны будут соглашаться в том, что не являются соперниками, сотрудничать по отдельным вопросам и дистанцироваться по всем остальным. Круг вопросов взаимного сотрудничества ограничен темой борьбы с международным терроризмом. Противоречия останутся в вопросах внутриполитического развития России и прямого столкновения геополитических интересов сторон на постсоветском пространстве.

Вместе с тем нынешняя администрация Белого дома не заинтересована в ухудшении отношений с Москвой. Так называемый «демократический козырь» она, по-видимому, оставит своим последователям. Сейчас главная задача США в отношении России – не упустить ее окончательно из орбиты своего влияния. Именно на это направлены последние уступки Вашингтона по вопросу о вступлении РФ в ВТО.

Акцент властей США на внутриполитических проблемах может привести к снижению интереса к союзникам в СНГ – Грузии и Украине. Инициатива в этом вопросе может быть передана европейским партнерам.

По сути, Соединенные Штаты начинают ставить Россию в положение ближневосточных абсолютных монархий или Пакистана, в дела которых не вмешиваются, пока они помогают США в борьбе с терроризмом, а также потому, что смена режимов там способна привести к власти радикалов.

США – Китай: «крадущийся тигр, затаившийся дракон»

Внешнеполитическая деятельность руководства КНР напрямую затрагивает интересы США, что делает весьма вероятным столкновение интересов двух держав в среднесрочной перспективе. Однако ожидать какого-либо обострения отношений, по крайней мере в ближайшие годы, преждевременно. Скорее всего США будут продолжать использовать политику балансирования между «вовлечением» и «сдерживанием», прежде всего в вопросах безопасности, которая должна более эффективно нейтрализовать негативные аспекты возвышения КНР на мировой арене.

На динамику взаимоотношений США и КНР в 2007 году будет продолжать оказывать серьезное влияние северокорейская проблема, которая заключается не столько в ядерной ракетной программе Пхеньяна, сколько в контроле над всем корейским полуостровом. Вашингтон и Пекин будут продолжать использовать данный вопрос в борьбе за наиболее выгодные стратегические позиции во всем Азиатско-тихоокеанском регионе.

США стараются использовать китайскую сторону в решении американско-северокорейских противоречий. В результате инициатива в данном вопросе на какое-то время может оставаться за Китаем.

Между тем сближение и союз США и Китая также маловероятны. Резкая активизация внешнеполитических усилий, которую в последнее время проявляет КНР, может не найти должного, с точки зрения американских интересов, ответа США и положить начало доминированию китайской стороны в сфере взаимных интересов. В долгосрочном плане – это самый серьезный вызов Америке.

 

«Стабильная напряженность» американско-иранских отношений

В тупике находится политика США в отношении Ирана. Время для начала военной операции против иранского режима упущено. Вместе с тем никаких предпосылок к налаживанию конструктивного диалога не наблюдается. Неудачная тактика, выбранная администрацией Дж. Буша, привела к упрочению позиций Ирана как региональной державы. Более того, в ближнесрочной перспективе вряд ли что-либо может помешать иранскому руководству продолжать развивать собственную ядерную программу. В глобальном плане это может вести к окончательному краху режима нераспространения.

В целом в предстоящем году ситуация будет сохраняться на уровне «стабильной напряженности», без заметных успехов той и другой стороны.

«Афганский капкан»

Серьезные вызовы ждут Соединенные Штаты в Афганистане. Уже в этом году ситуация в этой стране проявила очевидный вектор к дестабилизации. Военно-политическая обстановка здесь характеризуется перманентными вооруженными столкновениями как между различными афганскими группировками, так и с участием подразделений международного миротворческого контингента.

Военные авиационные и наземные операции, периодически проводимые миротворцами ISAF в южных и юго-восточных провинциях Афганистана, не приносят положительного эффекта и не наносят значительного урона организационной структуре постепенно возрождающегося движения «Талибан». Фактически, не было уничтожено политическое ядро движения талибов. Не были схвачены лидеры террористического подполья – глава Аль-Каиды Усама бен Ладен и лидер «Талибана» мулла Омар. Основная часть талибов по-прежнему скрывается в племенных зонах на афганско-пакистанской границе, которые не контролируются ни Исламабадом, ни Кабулом, а также в южных и юго-восточных провинциях страны.

В этой ситуации международный контингент занял пассивную позицию, не проявляя серьезного стремления к изменению тактики своих действий. Внутри ISAF наметилась тенденция к тому, что его основные участники, такие, как Франция, Испания, Италия и Турция, ранее проявлявшие готовность к расширению своих миротворческих контингентов, стали рассматривать вопрос об отказе в дополнительной отправке своих военнослужащих в Афганистан.

В целом возможность реального мирного урегулирования в Афганистане отодвигается на неопределенное время. Не следует ожидать резкого изменения тактики действий США в этой стране. Затягивание военной фазы операции создает предпосылки для длительного присутствия США и НАТО в центральной Азии, что в целом соответствует их планам.

США – центральная Азия: проверка на оперативность

В преддверии 2007 года обозначились серьезные предпосылки к изменению геополитической ситуации в центральной Азии, которая становится одним из самых нестабильных направлений американской внешней политики, так как здесь до сих пор не сформирована прочная база для усиления американских позиций. Вместе с тем, принимая во внимание традиционно высокую значимость американского фактора в регионе, следует прогнозировать появление новых тенденций в центральноазиатской политике США.

Туркменистан: гонка на опережение

Неожиданная смерть президента Туркменистана С. Ниязова создала ситуацию политического вакуума в этой богатейшей природными ресурсами стране. Режим Туркменбаши существовал в обстановке абсолютного отсутствия действенных рычагов воздействия на него со стороны внешних сил.

В течение уходящего года Вашингтон пытался наладить хотя бы какое-то подобие конструктивных отношений с Ашгабадом. Страну посетили ряд высокопоставленных представителей Госдепартамента США. Соединенные Штаты всячески избегали критики туркменских властей по вопросу несоблюдения демократических принципов. Однако им не удалось за короткое время достичь конкретных результатов. Как, впрочем, и другим заинтересованным внешним игрокам – России, Ирану и Китаю. Между туркменской элитой и внешними силами практически полностью отсутствуют формальные и неформальные связи. Внешнюю политику страны определял лишь Туркменбаши.

Следовательно, в ближайшее время нужно ожидать своеобразной гонки на опережение, в которой США находятся в равных условиях со своими потенциальными конкурентами. Результат этой гонки зависит от того, что смогут предложить новым властям Туркменистана внешние игроки. Принципиально, что в данной ситуации речь о формировании новой туркменской элиты «со стороны» не идет. Соединенным Штатам, как и другим заинтересованным странам, остается только ждать, кто придет к власти в Туркменистане.

Вместе с тем эта страна занимает важное место в регионе «Большой центральной Азии».

Во-первых, от Туркменистана зависит стабильность газовых поставок в Россию и Европу.

Во-вторых, проект газопровода по маршруту Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия является одним из базовых элементов продвигаемого Вашингтоном проекта БЦА.

В-третьих, Туркменистан является действующим игроком в решении проблемы статуса Каспийского моря.

В-четвертых, эта страна является потенциально удобным плацдармом в контексте решения «иранской проблемы». Заполучив такого союзника, США смогут значительно повысить градус своего давления на Тегеран.

Принимая во внимание перечисленные выше факторы, следует прогнозировать активизацию политико-дипломатических усилий США в отношении Туркменистана. Не исключено, что новое руководство этой центральноазиатской страны не сумеет сохранить «нейтральный» статус и будет вынуждено искать поддержки со стороны. Неиспользование этого уникального шанса может в конечном итоге обернуться тем, что Соединенные Штаты не смогут восстановить утерянные позиции в Каспийско-центрально-Азиатском регионе как зоне своих стратегических интересов. То же самое касается и их главных конкурентов – России, Китая и Ирана.

Узбекистан: «упущенный» союзник

Еще одно важное событие, ожидаемое в центральной Азии в 2007 году, – президентские выборы в Узбекистане. Все говорит о том, что Соединенные Штаты не оставят попыток восстановить свое влияние на самое крупное государство в регионе. Выборы главы государства

– отличный шанс для того, чтобы исправить ситуацию в своих интересах. В тактическом плане Вашингтон обладает несколькими возможными вариантами действий.

Первый – игра на межэлитных противоречиях: в отличие от Туркменистана, в Узбекистане имеются прозападные элементы в высшем истеблишменте, сформированные в период американско-узбекского сближения.

Второй – «исламистский» фактор: Узбекистан крайне подвержен угрозе радикального религиозного экстремизма, являющегося главным дестабилизирующим фактором.

Третий – «прощение Каримова»: США могут продемонстрировать готовность к компромиссу с руководством Узбекистана и, в частности, поддержать кандидатуру преемника, выдвинутую И. Каримовым.

По мнению ряда американских экспертов, имеющих определенное влияние на правительственные круги, разрыв отношений с Ташкентом стал стратегической ошибкой республиканской администрации. Доводы в пользу этой точки зрения приводятся следующие.

Во-первых, после вывода американских баз с территории Узбекистана руководство этой странны было вынуждено переориентировать свою внешнюю политику на сближение с главным конкурентом США в регионе – Россией. При этом серьезных потерь нынешний узбекский режим не понес (исключая имиджевые издержки).

Во-вторых, проблемы, с которыми сталкиваются узбекские власти, а именно терроризм и религиозный экстремизм, действительно угрожают безопасности как самого Узбекистана, так и всего региона центральной Азии.

В любом случае Узбекистан остается ключевым элементом центральноазиатской политики США, которые не ослабят своего давления на Ташкент.

США – Кыргызстан: «скованные одной цепью»

Довольно неоднозначную динамику демонстрируют американско-кыргызские отношения. По большому счету, новые кыргызские власти не оправдали надежд, возлагавшихся на них в Вашингтоне, и все более откровенно демонстрируют свою склонность к пророссийской политике.

Между сторонами растет непонимание по основным вопросам сотрудничества, усиливаемое периодически возникающими противоречиями по условиям нахождения на территории Кыргызстана американской военно-воздушной базы. Так, недавний инцидент с убийством американским военнослужащим гражданина КР на авиабазе Манас привел к обсуждению вопроса о выводе военного контингента США с кыргызской территории.

Вместе с тем Соединенные Штаты не могут позволить себе лишиться своего последнего оплота в центральной Азии и будут, по-видимому, усиливать свое давление на официальный Бишкек.

Недавняя отставка правительства КР во главе с премьер-министром Ф. Куловым, имеющим репутацию пророссийского политика, может сыграть на руку американским интересам. К. Бакиев, как более слабый политик, является более удобным объектом для воздействия. Следовательно, в течение года стоит ожидать новой серии визитов высокопоставленных американских чиновников в Кыргызстан, обещаний финансовой помощи, списания долгов и инвестиций в кыргызскую экономику.

Политика США и значение Казахстана

Для казахстанско-американских отношений предстоящий год будет также иметь принципиальное значение. В ближайшее время станет очевидным, какое место Казахстан занимает в геополитических схемах, разрабатываемых в Вашингтоне.

Важный для Казахстана момент заключается в том, что в настоящее время наша страна является единственным стабильным государством в центральной Азии. И именно таким образом Казахстан воспринимается как Соединенными Штатами, так и другими влиятельными внешнеполитическими игроками. В этом имеются как свои очевидные преимущества, так и некоторые издержки для национальных интересов нашей страны.

С одной стороны, Казахстан все более утверждается в статусе лидера в регионе, который позволяет нам отстаивать свои национальные интересы на качественно ином уровне, без издержек чрезмерной зависимости от внешних факторов. С другой стороны, новый статус Казахстана повышает степень давления, оказываемого внешними силами. Можно обозначить ряд потенциальных издержек в ближнесрочной повестке дня казахстанско-американских отношений.

По-видимому, США усилят давление на Казахстан по навязыванию своего сценария развития ситуации в центрально-Азиатском регионе, прежде всего по вопросу формирования так называемой «Большой центральной Азии» с участием Афганистана. Очевидно, что в ближайшие несколько лет данный проект является несколько преждевременным и сложно реализуемым в силу ряда причин, в первую очередь из-за своего одностороннего характера и недостаточного учета специфики ситуации в нашем регионе.

Важным моментом способно стать усиление «демократического» фактора в процессе выработки внешнеполитических решений в Соединенных Штатах. Для демократического большинства в Конгрессе является важной не только способность Казахстана помочь или помешать США в том или ином предприятии, но и «внутреннее содержание» нашей страны как функционирующего государства (политический строй, реформирование политической системы и т.д.). В этом смысле внимание Вашингтона к внутриполитическим процессам в Казахстане способно возрастать.

В целом Казахстан располагает достаточным пространством для маневра и политическими рычагами для поддержания ровных и партнерских отношений с Соединенными Штатами. Главная задача нашей страны заключается в том, чтобы, развивая взаимовыгодное сотрудничество с США, во-первых, не допустить их широкого вовлечения во внутренние дела РК, во-вторых, не позволить им вовлечь РК в заведомо неосуществимые проекты, не учитывающие национальные интересы нашей страны.

Cерик Галимжанов

PDFПечатьE-mail