Фактор Чавеса

размер шрифта: Aa | Aa

В поддержании энергетической безопасности США особое место занимает Венесуэла. Однако, как это с первого взгляда не парадоксально, отношения между двумя государствами находятся на нижнем пике своей интенсивности. Иначе выражаясь, отношения между Венесуэлой и США в течение последних лет характеризуются системным кризисом, который имеет тенденцию к дальнейшей интенсификации. Возможные последствия могут повлиять не только на двустороннее взаимодействия, но и на стабильность глобального энергетического рынка. В этой связи аналитическая группа журнала «KazEnergy» представляет собственное видение этой проблемы.

В то время как администрация Джорджа Буша пытается найти выход из своих системных неудач в Ираке и Афганистане, разрешить иранскую дилемму, под боком у США постепенно назревает гораздо более серьезная проблема в лице Латинской Америки, где в последние годы заметно усилились левые и явно антиамериканские силы.
Согласно ряду оценок, США фактически перестали воспринимать Латинскую Америку в рамках исторического восприятия а-ля «доктрина Монро», особенно в последнее время, увлекшись перестройкой и демократизацией Ближнего и Среднего Востока. Точнее выражаясь, рамки дозволенного поведения для региональных акторов были серьезно расширены, прежде всего, в контексте самостоятельного моделирования политических процессов.
Однако Латиноамериканский «проект» является составной частью поддержания национальной безопасности и концепции глобальной вовлеченности США. Это, по всей видимости, обозначит уже в ближайшей перспективе сдвиг внешнеполитических акцентов американской администрации на гораздо большее проецирование влияния в Латинской Америке, в том числе с использованием как традиционных средств воздействия, включая военную силу, так и ассиметричных механизмов, таких как путчи и поддержка праворадикальных партий.
В случае если Вашингтон не воспринимает наблюдаемые в Латинской Америке политические подвижки как угрозу, что вполне вероятно, то главный акцент ставится именно на возможности установления баланса между правыми и левыми движениями. Однако если подобная оценка неверна, то США рискуют столкнуться с масштабными проблемами как геополитического, так и энергетического характера.
Задача по восстановлению влияния в прежнем объеме падет уже на плечи новой администрации, от которой многие эксперты ожидают ужесточения позиции.
За последнее десятилетие в результате выборов левые партии и движения пришли к власти в Венесуэле, Бразилии, Аргентине, Уругвае, Боливии, Чили, Эквадоре и Никарагуа. Причем вполне демократическим путем, лишавшим Вашингтон возможности задействовать свой главный инструмент вовлечения во внутриполитические отношения. В других же странах континента левые, если и не пришли пока к власти, то значительно укрепили свои позиции. Более того, в целом в Латинской Америке крепнет тенденция к активному противодействию политической и экономической гегемонии США, под вывеской антиглобализма и национализма.
Показательно, что расчет на то, что главный пример «латиноамериканского социализма» - Куба, наконец-то сменит политическую ориентированность после отхода от дел Фиделя Кастро, фактически не оправдался. Хотя именно на этот вариант объективно и рассчитывали представители американской администрации.
Наиболее ярким выразителем этих настроений является харизматичный президент Венесуэлы Уго Чавес, ставший преемником Фиделя Кастро в «борьбе с американским империализмом» в Латинской Америке. Венесуэла в глазах США – это вторая Куба и ей, возможно, уготовят похожую судьбу. Хотя вполне вероятно, что образ Венесуэлы может быть демонизирован по северокорейскому или иракскому сценариям со всеми вытекающими последствиями.
Чавес, объявивший себя идейным наследником и продолжателем дела Симона Боливара, призывает к новой социалистической «боливарианской» революции на континенте и объединению всех или хотя бы большой группы государств Латинской Америки в единое политико-экономическое и оборонное сообщество, способное противостоять США.
В отличие от Кубы Венесуэла обладает богатыми природными ресурсами, что делает правительство Чавеса более устойчивым к попыткам экономического и силового давления извне и обеспечивает достаточную внутриполитическую стабильность. В этой ситуации руководство Венесуэлы может даже оказывать поддержку той же Кубе безвозмездными поставками нефтепродуктов или продавать нефть по льготным ценам другим латиноамериканским странам, увеличивая свой авторитет и влияние на континенте. Не случайно, американские аналитики считают Чавеса гораздо более опасным противником США, чем Фидель Кастро в годы своего расцвета.
Стилизованные Уго Чавесом под новые реалии идеи Симона Боливара отличаются высокой степенью популярности. Как показывают опросы, почти 70% латиноамериканцев считают неприемлемой демократию американского типа, что при целенаправленной популистской обработке идеями социализма и исторического неприятия гегемона может серьезно дистанцировать латиноамериканцев от своего северного соседа.
Стоит отметить, что Чавес, благополучно переживший несколько попыток американских спецслужб устранить его с политической арены, успешно в четвертый раз переизбрался на очередной президентский срок в декабре 2006 года, набрав 63% голосов.
Нынешний президентский срок должен был стать для Уго Чавеса последним. Однако с властью «новый Боливар» расставаться вовсе не намерен. Еще за несколько месяцев до последних выборов он заявил, что в случае избрания на новый шестилетний срок в конституцию Венесуэлы будут внесены поправки, позволяющие Президенту переизбираться неограниченное число раз. Более того, Президент Венесуэлы уже объявил, что собирается вновь баллотироваться на высший государственный пост в 2012 году. Учитывая, что власть контролирует практически все гражданские институты, в том числе орган, осуществляющий контроль над выборами – Национальный избирательный совет, сомневаться в итогах голосования не приходится.
Более того, интересы Чавеса явно не умещаются в границах одной страны. Так, «красный полковник» предложил президенту Аргентины приступить к созданию «Единого южноамериканского национального проекта». Постепенно к этому союзу «присоединятся все страны, республики и правительства Южной Америки», которая должна объединиться в единую нацию к 2020 году, считает венесуэльский президент. Как следствие, Чавес задумал в перспективе полностью изменить геополитический расклад сил в Латинской Америке.
В Вашингтоне не скрывают озабоченности активностью Венесуэлы и регулярно обвиняют Уго Чавеса в попытках дестабилизировать ситуацию в регионе путем экспорта «боливарианской революции» в другие страны, прежде всего в такие ключевые государства как Бразилию и Мексику. Однако пока США, связанные войнами в Ираке и Афганистане с перспективой втягивания еще в один конфликт с Ираном, серьезно ограничены в средствах проецирования воздействия на «наследника дела Симона Боливара».
Примечательно, что президент Венесуэлы уже давно перешел от обвинений США во враждебности к прямым угрозам в адрес американцев. Если в прошлом году он уверял мировую общественность, что США занимаются шпионажем в Венесуэле, а агенты ЦРУ ставят своей целью убить его, то в этом году он предупреждает американцев, что именно ждет их в его стране.
На встрече глав государств Боливии, Венесуэлы, Парагвая и Уругвая Чавес пообещал в случае военной агрессии со стороны США взорвать все нефтяные разработки, дабы ничто не досталось врагу. Курьез усугубляется тем, что Чавес сделал это заявление на региональном саммите по проблемам энергетической интеграции и строительства газопроводов. «Если США вторгнутся на нашу территорию с целью завладеть энергетическими ресурсами, как это они сделали в Ираке, у нас не останется другого выхода, как только взорвать все наши нефтеразработки», — сказал президент Венесуэлы, объявив миру, что «эра дешевой нефти закончилась».
Отметим, что Чавес не впервые резко реагирует на комментарии или действия США. Когда официальный представитель государственного департамента США Том Кейси выразил «некоторую озабоченность» здоровьем венесуэльской демократии в связи с тем, что Чавес получил чрезвычайные полномочия от Национального собрания, последний буквально послал его «ко всем чертям». «Этот вопрос - священное и законное право Венесуэлы. Идите к черту, гринго! Отправляетесь домой! Мы здесь ни от кого не зависим. И с каждым днем будем становиться все более свободными», - заявил президент.
Кроме того, Венесуэла готова прекратить экспорт нефти в США, если возникнет такая необходимость. Такое заявление сделал министр нефти Венесуэлы Рафаэль Рамирес в интервью национальным СМИ еще в феврале 2006 года. По словам министра, Каракас вполне может перекрыть поставки нефти американской стороне, если администрация президента США Джорджа Буша попробует напасть на Венесуэлу или будет угрожать ее конституции. «Тогда и посмотрим, какая из двух стран справится лучше с такой ситуацией», - добавил министр.
Его слова, по сути, не лишены оснований: на долю венесуэльской нефти в конце 2006 года приходилось 11% всего импорта нефти Соединенным Штатам. Кроме того, компания Citgo Petroleum Corp. – дочернее предприятие государственной венесуэльской нефтяной компании Petroleos de Venezuela, действующее на территории США, – ежедневно перерабатывает 859 тыс. баррелей нефти. Ей принадлежат 8 нефтеперерабатывающих заводов и 14 тыс. бензоколонок на территории США.
Возможно, что подобная задумка уже воплощается. По сообщению ряда источников, в 2006 году экспорт нефти из Венесуэлы в США упал ориентировочно на 6%. Государственная венесуэльская компания PDVSA отправила больше танкеров с нефтью, к примеру, в Индию и Китай, несмотря на то, что гораздо большее расстояние до азиатского рынка. Кроме этого Венесуэла подписала новые контракты на экспорт своей нефти в Китай, Индию, Ямайку, Гаити, Парагвай и Боливию.
Однако надо принимать во внимание, что нефтедобыча в Венесуэле не растет, хотя по оценочным прогнозам к 2012 году крупнейшая нефтегазовая компания Латинской Америки PDVSA достигнет объемов добычи нефти в 5 млн 847 тыс. баррелей в сутки. Стоит напомнить в этой связи, что ежедневный объем добываемой в Венесуэле нефти составляет 3,3 млн баррелей, по итогам 2006 года.
Как следствие новые экспортные контракты будут осуществляться в основном за счет уменьшения поставок на североамериканский нефтяной рынок, на который в настоящее время Венесуэла поставляет 60% своего экспорта углеводородного сырья. Дело и в том, что отмена торгового соглашения между США и Венесуэлой о поставках нефти может негативно сказаться и на экономике этой южноамериканской страны. Ведь США – крупнейший потребитель венесуэльской нефти, они закупают около половины всей нефти, которая идет из страны на экспорт.
Кроме того, эксперты отмечают, что Каракасу будет нелегко найти покупателей на свою тяжелую сернистую нефть, поскольку она нуждается в специальной сложной переработке. Государственная нефтяная компания Венесуэлы доставляет к берегам США нефть танкерами всего за пять дней, путь же в другую страну займет больше времени, что, соответственно, приведет к удорожанию барреля.
Президент Венесуэлы подписал закон о национализации нефтяных месторождений. Президентский указ затронет компании Chevron Corp., ConocoPhillips, Exxon Mobil Corp. (США), Total SA (Франция), Statoil ASA (Норвегия) и British Petroleum (Великобритания), которые лишатся контроля над разрабатываемыми в бассейне реки Ориноко нефтяными месторождениями. Разведанные здесь запасы нефти являются самыми большими в мире и составляют примерно 316 млн баррелей.
Следует отметить, что нефтяная отрасль Венесуэлы находится в руках государства не один год. Определенную самостоятельность иностранные инвесторы сохраняли только на месторождениях нефтеносного пояса Ориноко, где им до последнего времени принадлежала ведущая роль. В 90-е годы правительство допустило иностранных игроков в Ориноко, поскольку тамошние месторождения считались неперспективными и требовали крупных капиталовложений. Однако постепенно ведущие транснациональные корпорации довели добычу нефти в Ориноко до 600 тыс. баррелей в день. Разведку, добычу и дорогостоящую первичную обработку сырой нефти на месторождениях Ориноко иностранные игроки с самого начала осуществляли совместно с венесуэльской госкомпанией Petroleos de Venezuela SA (PDVSA).
Теперь у осваивавших Ориноко иностранных компаний есть два выхода: уйти из Венесуэлы или согласиться на роль миноритарных акционеров в создаваемых совместных предприятиях. В связи с этим Уго Чавес заметил, что Каракас не заинтересован, чтобы иностранные компании совсем уходили с венесуэльского рынка. Иностранцам предложено войти в состав совместных предприятий (СП), 60% акций которых должно принадлежать PDVSA.
На раздумье иностранным компаниям президент Чавес дал два месяца – до 1 мая 2007 года. «Если вы решите отвергнуть наше предложение – пожалуйста! Уходите из страны! Нам же будет лучше!» – в свойственной ему манере заявил венесуэльский президент.
При этом неясным остается вопрос о компенсациях, которые правительство выплатит иностранным нефтяникам. По некоторым данным, шесть вышеупомянутых компаний инвестировали в подлежащие национализации активы не менее $17 млрд. Примерно такую же сумму, по мнению экспертов, могут потребовать эти компании в качестве компенсаций. Но это лишь в том случае, если они откажутся войти в совместные предприятия с PDVSA в качестве миноритарных акционеров.
Стоит отметить, что Уго Чавес развернул борьбу с иностранным капиталом еще в 1999 году, через несколько месяцев после избрания на пост главы государства. Еще на заре своего президентства Чавес утвердил пакет из 49 законов, сильно подорвавших влияние крупного капитала, до его прихода к власти занимавшего господствующее положение в стране.
Однако заполучить контроль над энергетической промышленностью оказалось не так просто. Решение этой задачи растянулось на несколько лет – до настоящего момента. Уго Чавес начал с того, что стал менять руководство нефтяных компаний, сажая. Но, уволив руководство PDVSA, и назначив ее управленцами бывших военных, он спровоцировал масштабные антипрезидентские выступления, организованные нефтяными олигархами и профсоюзами, в ходе которых на сторону оппозиции перешла армия. В 2002 году «красный полковник» был свергнут, но уже через два дня вернулся к власти.
О новом переделе рынка заговорили в декабре прошлого года, вскоре после переизбрания Уго Чавеса на новый срок. После победы на выборах господин Чавес заявил о необходимости национализировать все стратегические отрасли промышленности «в интересах народа Венесуэлы». В конце января 2007 года парламент принял закон, который предоставляет президенту право в течение 18 месяцев издавать указы, направленные на полную национализацию экономики.
Первыми целями новой волны национализации стали ведущие электрические и телекоммуникационные компании. После этого в феврале Уго Чавес пообещал национализировать пищевую промышленность
Показательно, что венесуэльский президент активно диверсифицирует свою внешнеполитическую стратегию, стараясь обеспечить механизмы сдерживания США.
Так в конце августа 2006 года Китай и Венесуэла, в результате четвертого за последние семь лет визита Чавеса в Пекин, договорились о взаимовыгодном сотрудничестве. В течение ближайших пяти лет Венесуэла будет поставлять в Китай 500 тыс. баррелей в сутки (25 млн т в год) нефти. В 2006 году Венесуэла экспортировала около 155 тыс. баррелей в сутки (7,7 млн т в год). Кроме того, в прошлом году компании CNPC и Petroleos de Venezuela объявили о начале работ по увеличению добычи на востоке Венесуэлы в блоке Джанин 4 пояса Ориноко и на нефтяном месторождении Зумано.
В то же время Россия позиционируется руководством Венесуэлы как новый военно-политический союзник. К примеру, за последние два года Венесуэла закупила у России военной техники и вооружений на сумму более $4 млрд.
Показательно, что по данным аргентинской газеты «Насьон», сейчас Венесуэла является лидером в Латинской Америке по закупкам военной техники и вооружений. Политическое и военное руководство Венесуэлы заявляют, что перевооружение армии вызвано тем, что Соединенные Штаты отказались поставлять в Венесуэлу запасные части, а также продавать боевую технику. Однако основным аргументом в пользу приобретения современной российской военной техники является необходимость наращивания оборонного потенциала в связи с возможным военным вторжением США на территорию Венесуэлы.
В результате, Венесуэла стремится к полномасштабному пересмотру всего комплекса отношений и правил игры со своим североамериканским соседом. Однако чем завершатся подобные подвижки – появлением «новой Кубы» или же неудачей еще одного одиозного лидера, в силу тех или иных причин, построить «государство будущего», во многом зависит именно от Вашингтона. А американское руководство вряд ли хочет потерять своего важнейшего энергетического партнера.

PDFПечатьE-mail