Международное сотрудничество в рамках реализации энергетической стратегии

размер шрифта: Aa | Aa
29.01.2008 17:45

Наиболее активное энергетическое сотрудничество КНР с зарубежными странами приходится на нефтегазовую отрасль энергетики, кроме того, все чаще привлекаются инвестиции и технологии в развитие других отраслей энергетики.


Нефтяная промышленность Китая с 1982 г. открыта для иностранного сотрудничества. Она использует зарубежные капиталы и технику, сотрудничает в поиске и освоении нефти и газа. Китай уже участвует в освоении нефти и газа за рубежом. В процессе улучшения инвестиционной среды правительство КНР предпринимает ряд мер по дальнейшему расширению внешней открытости и укреплению международного сотрудничества .

Привлечение иностранных инвестиций.
Поощрению инвестиций зарубежных предпринимателей в энергетику отводится важное значение в китайской энергетической стратегии. В августе 1999 г. в Китае были обнародованы «Соображения о дальнейшем поощрении инвестиций зарубежных предпринимателей», в марте 2002 г. — исправленный текст «Ориентирующего перечня отраслей для инвестиций зарубежных предпринимателей», в июне 2000 г. — «Каталог приоритетных отраслей для инвестиций зарубежных предпринимателей в центральном и западном регионах Китая», куда вошли энергетика и добыча полезных ископаемых. С тех пор существенно расширилась динамика финансовой поддержки предприятиям с внешними инвестициями; поощряются технологические нововведения в предприятиях с зарубежным капиталом; поощряются инвестиции зарубежных предпринимателей в центральном и западном регионах; еще более совершенствуется управление и сервис для предприятий с зарубежным капиталом.
Кроме того, в октябре 2000 г. в Китае были обнародованы «Некоторые соображения о дальнейшем поощрении зарубежных инвестиций в поиск и добычу полезных ископаемых, не относящихся к нефти и газу». Это еще более расширило права на поиск и добычу ископаемых ресурсов, что позволило зарубежным коммерсантам самостоятельно или в сотрудничестве с китайской стороной вести на территории КНР изыскания, сопряженные с риском.
Другая важная особенность стратегии –  переход от одностороннего акцента на привлечение только капитала к комплексному привлечению капитала, технологий, методов современного управления и специалистов, что еще раз показывает, что для КНР остается крайне актуальным переход от экстенсивных способов в добыче и эксплуатации энергоресурсов к интенсивным способам  работы с ними.

Развитие внешних связей и покупка активов и предприятий за рубежом.
В настоящее время КНР является одним из крупнейших мировых потребителей нефти, и значительную часть этой нефти она импортирует. В данных условиях Пекин вынужден изыскивать возможность налаживания хороших отношений с производителями «черного золота», предлагая им разнообразную помощь, включая дипломатическую поддержку. Даже тем нефтедобывающим странам, которые испытывают трудности в отношениях с Вашингтоном, Пекин дает возможность выхода на новый, потенциально огромный экспортный рынок, не связанный с США.
Правительство КНР неуклонно внедряет модель внешнего сотрудничества в нефтяной сфере, широко практикуемую ныне зарубежными нефтяными компаниями, которая зиждется на открытии «окон» доступа извне и на контрактах о разделении продукции. В сентябре 2001 г. в Китае были оглашены переработанные «Правила сотрудничества с зарубежными партнерами в разработке морских нефтяных запасов» и «Правила сотрудничества с зарубежными партнерами в разработке нефтяных ресурсов на суше» .
К настоящему времени Китай заключил соглашения о сотрудничестве в совместной разведке и освоении нефти уже с 19 странами.
Крупнейшим поставщиком нефти в  Китай стали арабские государства, доля которых в китайском импорте нефти достигла почти 50%.
В январе – ноябре 2005 г. Китай получил от арабских государств  50,52 млн тонн сырой нефти, что составляет 44% от общего  объема импорта. Стоимость импорта достигла 18,97 млрд долл. США.  За этот отрезок времени товарооборот между Китаем и арабским  миром, согласно статистике китайской таможни, составил 46,38 млрд  долл., при увеличении на 39% по сравнению с тем же  периодом 2004 г.
Китайские политики достаточно уверенно говорят о создании зоны свободной торговли с арабскими партнерами "Китай-ССАГПЗ".  Китай и Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ/ Gulf Cooperation Council), объединяющий Саудовскую Аравию, Кувейт, Катар, Оман, Бахрейн и Объединенные Арабские Эмираты, проводят переговоры о создании такой зоны и в последние месяцы достигли большого прогресса.
Из арабских государств Саудовская Аравия в данный момент стала крупнейшим в регионе Западной Азии и Африки торговым партнером и вторым по величине экспортным рынком, а также крупнейшим в мире поставщиком сырой нефти Китаю.
Саудовская компания Aramco в июле 2005 г. заключила соглашение на общую стоимость $3.5 млн. с мировым нефтяным гигантом Exxon Mobil Corp. и ведущей китайской нефтеперерабатывающей компанией Sinopec о совместном расширении завода в южной провинции Фуцзянь. Aramco также ведет переговоры с Sinopec об инвестициях в нефтеперерабатывающий завод в городе Циньдао на северо-востоке страны. По словам представителей индустрии, с помощью вновь заключенных сделок Пекин надеется уже в будущем году увеличить нефтяной экспорт из Саудовской Аравии до максимального предела.
Энергетическое сотрудничество КНР с другим ближневосточным партнером - Ираном, несмотря на сложную международную ситуацию, сложившуюся с настоящее время вокруг иранской ядерной программы,  продолжает интенсивно развиваться.
Китай, наряду с Японией, Италией, Южной Кореей и Германией, входит в пятерку крупнейших торговых партнеров ИРИ и проявляет в последнее время повышенную заинтересованность в инвестировании в перспективный нефтегазовый сектор иранской экономики.
Одним из наиболее масштабных проектов китайско-иранского сотрудничества стало подписание контракта по разработке одного из самых крупных нефтегазовых месторождений Ирана — Ядаваран; сумма проекта составила порядка 70 млрд долл. В рамках этого долгосрочного контракта, заключенного китайской государственной нефтяной компанией «Sinopec» (Синопек), Пекин будет принимать участие в освоении указанного месторождения, а Иран взял на себя обязательство экспортировать в КНР в течение 25 лет порядка 250 млн тонн сжиженного газа и около 150 тыс. баррелей сырной нефти в день.
Помимо, собственно, добычи нефти и газа китайцы осуществляют в комплексе и другие необходимые операции, включая инвестиции в нефтехимическую и газовую инфраструктуру.
Следует отметить, что в настоящее время китайские компании проводят геологоразведочные и буровые работы и в других районах иранских нефтяных месторождений. Интерес проявляется к разработке углеводородных месторождений в иранском секторе Персидского залива. С 2001 г. компания «Sinopec Engineering Inc.» на основе контракта осуществляет совместную эксплуатацию нефтяного месторождения «Заварех-каншане» (200 км от Тегерана).
В первой половине 2005 г. было подписано соглашение между китайской компанией и иранской стороной об инвестировании 1,5 млрд долл. в строительство газоконденсатного завода в Свободной экономической зоне «Кешм» (остров Кешм в Персидском заливе, провинция Хормозган). В марте 2004 г. китайская государственная нефтеторговая компания Чжухай Чженьжун Corp. заключила 25-летнее соглашение на импорт 110 млн тонн сжиженного природного газа (СПГ) из Ирана.
Ожидается, что общий объем инвестиций КНР в энергетический сектор Ирана в течение 25 лет может превысить 100 млрд долл.
В перспективе Китай планирует довести ежегодные объемы импорта сжиженного природного газа из Ирана до 10 млн тонн. В качестве еще более отдаленной перспективы можно рассматривать внимательно изучаемый в настоящее время вопрос о возможности продления до Китая экспортного газопровода Иран–Пакистан–Индия. Эта идея требует дополнительного изучения и переговоров, однако уже сейчас она вызывает большой интерес у всех участников проекта.
В последние годы стремительно развивается экономическое сотрудничество со странами африканского континента, что включает, в том числе, развитие партнерских отношений в области энергетики. Объем торговли между Китаем и африканскими странами увеличился с 10 млн долл. США в 1950-х гг. до 48 млрд долл. в настоящее время.
Поставки из африканских стран, расположенных к югу от Сахары, составляют 28% от общего импорта нефти в КНР. За последние годы китайские нефтяные компании заключили много контрактов с нефтедобывающими странами региона — от Экваториальной Гвинеи до Алжира и Анголы.
Активно развивается сотрудничество с Нигерийской национальной нефтяной корпорацией (NNPC). Китай для нигерийских властей является гораздо более удобными партнером, чем традиционные покупатели из США и Европы. Китайцы не придают особого значения засилию коррупции и нарушению прав человека, безопасности и охране окружающей среды. Самым важным для китайских компаний, и это является одной из отличительных черт энергетической стратегии страны за рубежом, является обеспечение стабильных поставок энергоносителей в максимальных объемах.
Китай воспользовался правом постоянного члена Совета безопасности ООН, чтобы блокировать принятие резолюции, осуждающей геноцид в суданской провинции Дарфур. Из Судана КНР получает 7% импортируемой ею нефти.
Китай выделил Анголе, которая известна огромной коррумпированностью власти и бизнеса,  кредит в размере 2 млрд долл. на реконструкцию разрушенных гражданской войной железных дорог и строительство новых офисных зданий в столице страны Луанде. Этими работами займутся китайские компании. После выделения этого кредита французской «Тоталь» было отказано в продлении срока действия принадлежащей ей лицензии на добычу нефти на одном из самых перспективных участков. Лицензия была передана совместному ангольско-китайскому предприятию с китайской компанией «Sinopec».
Китайская компания по эксплуатации морских нефтяных ресурсов 18 февраля с.г. объявила, что ее дочерняя африканская компания подписала с Министерством полезных ископаемых, промышленности и энергетики и Национальной нефтяной компанией Экваториальной Гвинеи соглашение о долевом участии в добыче нефти в морской акватории этой страны. В соответствии с соглашением, зона, отведенная китайской компании для обработки сейсмологических данных и бурения скважин, находится в южной морской акватории Экваториальной Гвинеи и занимает территорию в 2287 кв. км. Глубина прибрежных вод составляет от 30 до 1500 м.
Одним из крупнейших энергетических партнеров КНР является Юго-Восточная Азия. Постоянно увеличивается импорт энергоносителей из этого региона, преимущественно в южные районы Китая, экономически развитые, но при этом достаточно бедные энергоресурсами. Только по сравнению с прошлым годом импорт угля из Вьетнама, Индонезии и Австралии в провинцию Гуандун вырос почти на 60%.
Активно развивается сотрудничество между Китаем и Индией в нефтяной области, оно охватывает нефтяную разведку, нефтепереработку и освоение «спиртового бензина». Тем не менее, отношения этих двух держав на мировом энергетическом рынке, скорее, можно охарактеризовать, как конкуренцию за источники энергоносителей. Ярким примером является борьба, развернувшаяся в августе 2005 г. за приобретение активов компании PetroKazakhstan, когда совет директоров принял предложение о поглощении со стороны государственной нефтяной корпорации CNPC (КННК). Предложение китайцев (4,2 млрд долл.) превзошло заявку индийского государственного гиганта, ONGC (3,6 млрд долл.).
Китай и Индия 12 января 2005 г. заключили соглашение, направленное на предотвращение конкуренции в области приобретения нефтяных активов. Страны договорились объединить усилия в покупке нефтяных ресурсов за рубежом. Документ, во многом, стал результатом неудач индийской нефтегазовой корпорации OGNC в приобретении месторождений в Анголе, Нигерии, Казахстане и Эквадоре. Эти месторождения достались Китаю, однако, последняя подобная сделка завершилась совместным приобретением месторождения в Сирии OGNC и китайской CNPC.
В структуре энергетического сотрудничества Китая с зарубежными странами Российская Федерация пока занимает довольно незначительное место. За минувший год из России в Китай по железной дороге было перевезено чуть более 7,6 млн тонн сырой нефти, что, впрочем, на 34,1% превысило показатели 2004 г. 
Наиболее перспективным проектом двустороннего сотрудничества в энергетической сфере между РФ и КНР является сооружение нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» («ВСТО») с ответвлением до китайского города Дацин (это крупнейший нефтедобывающий центр Китая, расположенный в северо-восточной провинции Хэйлунцзян). Соответствующее постановление правительства России о строительстве нефтепровода  уже принято.
Россия является одной из крупнейших энергетических держав, и КНР заинтересована в приобретении активов ее нефтедобывающих предприятий. Так, совет директоров компании «Роснефть» утвердил положение об открытии в Пекине представительства компании. Начались переговоры с Китаем о создании предприятия по реализации бензина и других нефтепродуктов, обсуждается также возможность открытия АЗС в Китае.
Во время визита президента РФ В. Путина в КНР 21-23 марта с.г. был принят ряд важных решений в сфере энергетического сотрудничества. CNPC подписала с российской компанией «Газпром» Меморандум о взаимопонимании относительно поставок этой компанией в Китай природного газа, а с «Транснефтью» был подписан Протокол о переговорах по поводу строительства ВСТО
Глава Минпромэнерго РФ В. Христенко 22 марта в Пекине отметил, что он лично не исключает возможности взаимодействия между российской и китайской сторонами по производству сжиженного газа на российском шельфе, поскольку китайский рынок «обладает потенциалом для развития спроса на этот продукт». Министр отметил также, что предполагается увеличить поставки нефти в КНР с 7,6 млн тонн в 2005 г. до 15 млн тонн в 2006.
Одним из наиболее перспективных энергетических партнеров Китая в ближайшие годы может стать Казахстан. Республика Казахстан на данный момент – единственный сосед КНР, имеющий возможность постоянно поставлять в эту страну нефть по нефтепроводу. 15 декабря 2005 г. был сдан в эксплуатацию участок нефтепровода Атасу-Алашанькоу, который является частью более крупного проекта «Западный Казахстан-Западный Китай». В мае текущего года в Китай поступит первая партия нефти.
Кроме того, Китай высоко оценивает перспективность казахстанского нефтяного рынка и на данный момент является владельцем компании PetroKazakhstan, добывающей и перерабатывающей нефть в Казахстане, нефтедобывающей компании «CNPC-Актобемунайгаз», месторождений Жанажол, Кенкияк и Северные Бузачи.
В целом, можно отметить, что если изначально китайские нефтяные компании на мировом рынке вели себя достаточно неуверенно, то в последние годы они становятся серьезными игроками на международном рынке энергоресурсов. China National Offshore Oil Corporation – CNOOC (КНОНК) сделала свои первые приобретения за рубежом около десяти лет назад, и сейчас это самый опытный участник рынка, набирающий на работу молодые таланты с западной подготовкой.
Корпорация China National Petroleum Corp. – CNPC (КННК), крупнейший производитель нефти и газа, значительно сократила свои раздутые штаты и перевела важнейшие активы в разведке и добыче в компанию PetroChina, акции которой сегодня котируются на нью-йоркской и гонконгской биржах.
Крупнейшая компания по переработке нефти Sinopec (Синопек) в поисках собственных источников сырой нефти все чаще обращает внимание на морские месторождения.
Китайские нефтекомпании, по-прежнему, известны тем, что в ходе переговоров о стратегических соглашениях могут в одночасье изменить свою позицию. Многие аналитики сомневаются также в эффективности китайской тактики приобретения пакетов акций иностранных нефтяных компаний. Они считают, что полезнее было бы сэкономить средства, заключив долгосрочные контракты на поставки с нынешними участниками рынка.

Соперничество за энергоресурсы.
Развитие международного сотрудничества в сфере добычи и приобретения энергоресурсов является лишь одной стороной энергетической стратегии КНР на мировом рынке. В ряде ситуаций Китай ведет себя достаточно агрессивно, особенно если вопрос затрагивает добычу энергетического сырья на спорных территориях.
Примером является соперничество Китая и Японии за два архипелага  – Дяоюй (японск. Сэнкаку) в Восточно-Китайском море и Спратли в Южно-Китайском море. Причина их особой ценности для ряда претендующих на них государств заключается, во-первых, в том, что страна, которой удастся завладеть архипелагами, получит контроль над маршрутами транспортировки нефти с Ближнего Востока в Северо-Восточную Азию. Кроме того, когда нефть была обнаружена на шельфе самих островов, за них началась открытая борьба. Китай начал разработку нефти и газа на их территории и фактически оккупировал многие из островов. Впрочем, другие претенденты - Вьетнам, Япония, Филиппины, Малайзия и Тайвань - этого так и не признали. Острова, которые в Китае называют Дяоюй, на Тайване - Тяоюй, а в Японии - Сэнкаку, в настоящее время находятся под юрисдикцией Японии, но и Пекин, и Тайбэй требуют от Японии возвращения этих островов с одинаковой настойчивостью. Главной проблемой сейчас является вопрос о нефтяных и газовых разработках в Восточно-Китайском море. Ранее Китай неоднократно критиковал решение Японии предоставить право нефтегазоразработок частным компаниям, а японская сторона выражала опасения, что уже начавшие добычу газа китайские компании могут выбирать ресурсы, расположенные в исключительной экономической зоне Японии. На прошедших 6-7 марта 2006 г. в Пекине переговорах с Японией Китай предложил совместную разработку газовых месторождений в Восточно-Китайском море, однако Япония ответила категорическим отказом.
В целом, в развернувшемся сейчас в мире глобальном соперничестве за энергоресурсы Китай занимает все более активную позицию. В частности, именно «нефтяной фактор», во многом, определяет позицию КНР по иранской ядерной программе. Не исключено, что в ближайшие годы и Казахстан может оказаться в эпицентре мировой борьбы за нефтяные ресурсы, в которой Китай займет одно из ключевых мест .
• Стратегия Китая на энергетическом рынке определяется не только экономическими, но и политическими факторами. С одной стороны, выбор многих энергетических партнеров КНР обусловлен сложившейся международной ситуацией, с другой стороны, политическая позиция Пекина по ряду международных проблем напрямую связана с интересами страны в сфере энергетики. 
• Среди иностранных инвесторов превалируют западные страны (при том, что их доля в списке компаний, с которыми КНР сотрудничает при освоении внешних рынков и импорте нефти, крайне мала). Можно отметить, что вступление Китая в ВТО также значительно повлияло на открытие энергетического рынка страны для иностранных инвесторов.
• В последние годы китайские компании все более активно осваивают мировой рынок энергоресурсов. Это выражается не только в увеличении закупок нефти, но и в покупках иностранных нефтегазовых компаний, вложении средств в добычу и переработку углеводородов, строительстве нефте- и газопроводов для обеспечения диверсификации источников получения энергоресурсов из-за рубежа.
• Многие энергетические партнеры КНР являются государствами, к которым мировым сообществом, и в первую очередь, странами запада, предъявляются претензии в нарушении прав человека, коррупции и ряде других преступлений. Тем не менее, для Китая приоритетно лишь стабильное получение энергоресурсов, а остальные факторы, как правило, вторичны.
• Поведение КНР на мировом рынке характеризуется не только развитием партнерских отношений с государствами-экспортерами энергоресурсов, но и активным соперничеством со странами, которые претендуют на получение источников энергетического сырья. И методы, которые использует Пекин для подобного рода борьбы, не всегда соответствуют нормам международного права.
٭٭٭
В настоящее время, энергетическая отрасль КНР развивается крайне динамично и максимально нацелена на то, чтобы обеспечить потребности страны в электрической и тепловой энергии. Достаточно богатая ресурсная база позволяет сохранять в течение длительного времени высокий уровень самообеспеченности энергией (более 95%), а также предоставляет очень большие перспективы для дальнейшей эксплуатации энергетического сырья.
Тем не менее, в результате анализа современного состояния энергетического потенциала Китайской Народной Республики становится очевидным, что темпы роста добычи энергетических ресурсов и выработки электроэнергии явно отстают от темпов роста китайской экономики в целом и промышленной и транспортной отраслей в частности. Таким образом, крайне острой проблемой становится вопрос дефицита энергоносителей.
Существует три варианта решения этого вопроса: увеличение производства внутри страны, импорт ресурсов извне и снижение потребления энергии. Китай в настоящее время активно использует все эти три пути выхода из сложившейся ситуации:
• В последние годы, можно наблюдать увеличение темпов роста добычи в КНР практически всех видов энергоресурсов. В первую очередь, это относится к угольной промышленности, на которую возлагаются самые большие надежды в деле обеспечения страны энергией. Каменный уголь обеспечивает около 66% энергетической структуры, и сейчас, несмотря на скорее экстенсивный характер добычи, проблемы несбалансированности предложения и спроса на этот вид сырья, а также охраны труда и загрязнения окружающей среды, проводится масштабная модернизация угольной отрасли.
• Нефтегазовая отрасль КНР может рассматриваться в контексте поставленной проблемы с двух позиций: с одной стороны, налицо постоянное увеличение добычи нефти в стране, непрерывная разработка новых месторождений, в том числе морской нефти и газа, с другой, − довольно существенная доля нефти (около 40%) привозится из-за рубежа. Именно на долю углеводородов приходится львиная доля импорта энергоресурсов, и сократить их количество в сложившейся ситуации крайне проблематично, в связи с зависимостью от них ряда отраслей экономики, в первую очередь, транспорта.
• Постоянно растет доля энергии, получаемой не из минеральных источников. Активно развиваются гидро- и атомная энергетика, крайне перспективными отраслями считаются т.н. восполнимые источники энергии: энергия солнца, ветра, подземного тепла. Но в данный момент (и резких изменений в ближайшие годы не предвидится) их доля в энергетической структуре крайне мала, и ее увеличение будет происходить довольно сдержанными темпами.
 Стоит заметить, что практически вся энергетическая политика КНР определяется непосредственно руководством страны, и именно от того, какие меры в этой отрасли правительство отнесет к разряду первоочередных, зависит вся энергетическая стратегия Китая. В настоящее время,  приоритетными направлениями развития энергетики КНР названы: экономия энергоресурсов, модернизация энергетической отрасли, снижение энергозависимости, увеличение добычи сырья и производства энергии.
На законодательном уровне энергетическая стратегия Китая пока не получила окончательного оформления и может быть в полной мере проанализирована лишь на основе комплексного рассмотрения существующего законодательства, относящегося к различным областям энергетической отрасли. В настоящее время в КНР идет активный законотворческий процесс: помимо создания фундаментального закона об энергетике, особый интерес вызывает законопроект о ценообразовании на нефтепродукты. Если он будет принят, то внутренние розничные цены на нефтепродукты будут напрямую привязаны к мировым ценам на нефть, что неминуемо повлечет за собой скачок цен на бензин и другие виды топлива.
Руководство государства крайне осторожно относится к росту импорта углеводородов и старается максимально обезопасить страну от нежелательных последствий такого явления. Результатом этого является как создание стратегического запаса нефти в самом Китае, так и непосредственно политика китайских нефтяных компаний вне страны.
Политика КНР в работе с иностранными партнерами включает в себя привлечение внешних инвестиций для развития  энергетической отрасли внутри страны и выход на иностранные рынки. В сфере привлечения иностранных инвестиций характерными особенностями являются: превалирование среди инвесторов западных стран; переход от привлечения исключительно финансовых инвестиций к привлечению капитала, технологий, методов современного управления и специалистов. Можно отметить, что вступление Китая в ВТО также значительно повлияло на открытие энергетического рынка страны для иностранных инвесторов.
В последние годы китайские компании все более активно осваивают мировой рынок энергоресурсов. Это выражается не только в увеличении закупок нефти, но и непосредственно в покупках иностранных нефтегазовых компаний, вложении средств в добычу и переработку углеводородов, строительстве нефте- и газопроводов для обеспечения диверсификации источников получения энергоресурсов из-за рубежа. Главными поставщиками нефти в КНР являются государства Ближнего Востока – Саудовская Аравия, Оман, Иран, Йемен. Также крупными энергетическими партнерами Китая являются такие регионы, как Африка и Латинская Америка. К наиболее перспективным партнерам КНР относятся страны постсоветского пространства, а именно: Россия, Азербайджан и Центральная Азия.
Зачастую выбор зарубежных энергетических партнеров для КНР является частью не только и не столько экономической стратегии, сколько политического расчета и попыток так или иначе противопоставить себя США.
В краткосрочной перспективе можно прогнозировать, что коренных изменений в энергетической стратегии КНР не произойдет. Экономика Китая в ближайшие пять лет будет стабильно развиваться, среднегодовые темпы роста в 2006-2010 гг. должны составить около 7,5%. Соответственно, энергетическая отрасль страны также будет сохранять довольно высокие темпы роста добычи энергоресурсов и производства энергии.
Помимо экономических факторов, сфера энергетики будет испытывать повышенную нагрузку в силу следующих причин: высокая степень урбанизации (в ближайшие четыре-пять лет она вырастет с 42% до 47%), развитие инфраструктуры сельских районов, быстрый рост внутреннего потребления (рост спроса населения на ряд товаров и услуг, в первую очередь, транспорт повлечет за собой увеличение энергозатрат).
Для того чтобы сохранять дефицит энергоресурсов в контролируемых пределах, государство будет увеличивать объемы внутренней добычи энергоресурсов, импорта углеводородов, а также активно пропагандировать экономию энергии. Необходимость повышения эффективности энерго- и ресурсопотребления была заложена в проект программы на XI пятилетку: энергорасход за период с 2006-2010 гг. на единицу ВВП должен снизиться на 20%. В проекте предлагается создать стабильную, экономную, экологически чистую и безопасную систему поставки энергоресурсов, строить предприятия, производственная мощность которых превышает 100 млн. тонн, приступить к активному освоению электроэнергии, ускорить развитие нефтегазовой промышленности, всемерно осваивать новые источники возобновляемой энергии, включая реализацию 30 крупных проектов выработки электроэнергии с использованием энергии ветра, мощность каждого из которых будет равна или превысит 100 тыс. кВт. Планируется запрещать открытие предприятий, загрязняющих окружающую среду и потребляющих неоправданно много энергоресурсов.
Также планируется регулировать потребление энергии за счет повышения цен внутри страны на нефтепродукты. Помимо этого, по мнению разработчиков реформы, существует необходимость постепенного регулирования цен на уголь, природный газ и электричество. После повышения цен на уголь, сырую нефть и природный газ, соответственно, должна будет вырасти цена электричества с целью содействия ресурсоэкономии в разных аспектах – производстве, строительстве, внутреннем потреблении. Запланировано сокращение производства и экспорта продукции, требующей высоких энергозатрат.
В силу достаточно большой зависимости китайской энергетики от импорта углеводородов руководство страны будет продолжать проведение политики, направленной на максимальное сдерживание ввоза нефти и газа (хотя рост импорта этих видов сырья все же будет достаточно стабильным). Меры по укреплению энергетической безопасности также будут включать в себя создание стратегического нефтяного резерва (в рассматриваемый период будет построено 3-4 новых нефтехранилища), диверсификацию путей получения и транспортировки энергоресурсов (строительство новых трубопроводов, укрепление транспортной инфраструктуры, расширение международной географии поставок энергетического сырья).
К числу запланированных мероприятий также относится реструктуризация энергетической отрасли в сторону снижения доли угля и нефти и увеличения доли природного газа, гидро- и атомной энергетики, а также альтернативных энергоресурсов.
Будет продолжена активная политика по привлечению иностранных активов в развитие энергетической отрасли, вероятно, уклон произойдет в сторону привлечения высоких технологий и специалистов, так как модернизация всей промышленности и энергетической отрасли, как ее составной части, названа приоритетным направлением в развитии экономики страны.
Что касается выхода на зарубежные рынки, можно прогнозировать, что КНР будет продолжать свою стратегию покупки иностранных активов и предприятий. В этом отношении Казахстан и весь Центральноазиатский регион является одним из наиболее перспективных районов для развития сотрудничества. Республика Казахстан является единственной на данный момент страной, с которой Китай соединен трубопроводом. С учетом перспективности региона как с точки зрения энергетического потенциала, так и безопасности (в отличие от Ближнего Востока), можно предположить, что КНР продолжит скупать предприятия, связанные с добычей углеводородов в Казахстане и в Центральной Азии. Скорее всего, Китай будет интересовать исключительно сырая нефть, так как, исходя из энергетической политики страны, КНР предпочитает перерабатывать углеводороды на собственных нефтеперерабатывающих заводах. В настоящее время Синьцзянский НПЗ работает в полную мощность, а сам СУАР был назван на последней сессии ВСПН самым стратегически важным районом с точки зрения нефтяной безопасности и добычи углеводородов. В связи с этим, а также в связи с возможным увеличением импорта нефти из Центральноазиатского региона, очень вероятно в ближайшее время строительство в Синцзян-уйгурском автономном районе нового нефтеперерабатывающего завода.
Таким образом, можно ожидать, что до 2010 г. КНР не изменит кардинальным образом свою энергетическую стратегию и продолжит существующую политику, придерживаясь курса на самообеспечение, экономию ресурсов, модернизацию отрасли и активное сотрудничество с зарубежными партнерами.

PDFПечатьE-mail