Труба в никуда?

размер шрифта: Aa | Aa
29.01.2008 18:05

В России довольно активно осуществляется ввод в строй нового «проекта века» - нефтепровода «Восточная Сибирь - Тихий Океан» (ВСТО), который призван открыть для российской нефти доступ на энергетический рынок не только Китая, но и всего Азиатско-тихоокеанского региона. Но самое главное, данный трубопровод, по сути, является конкурентом амбициозного казахстанского проекта Атасу-Алашанькоу. В этой связи аналитическая группа «KAZENERGY» постарается дать оценку перспектив этого проекта.


Цели проекта
Одним из важнейших императивов для правительства России после прихода к власти В. Путина явилось зондирование и осуществление проектов, направленных на диверсификацию направлений экспорта энергетического сырья. Одним из них, а объективно говоря, единственным реализованным, и стал ВСТО.
По сути, основная часть российского экспорта углеводородов ориентирована на европейское направление, что ставит перед Москвой ряд серьезных препятствий и снижает возможности по эффективному лавированию в случае возникновения кризисов, подобных украинскому образца 2005 и белорусскому 2006 года. Кроме того, Европейский Союз, при поддержке США, оказывает активное давление на российское руководство, в целях оптимизации энергетического и транзитного рынка на исключительно проевропейских условиях, причем интенсивность этого давления возрастает из года в год. Несмотря на то, что подобные шаги нисколько не отражаются на позициях России, тем не менее, в расчете на долгосрочную перспективу могут серьезно сказаться на возможностях российского руководства по выбору оптимальных решений.
Кроме того, традиционное, европейское направление, уже «перенасыщено» нефтью, а возможности роста уровня потребления углеводородов постепенно подходят к пороговой точке, принимая во внимание и стремление государств Единой Европы серьезно усилить значение альтернативных источников и видов энергии в собственном энергетическом балансе.
В то же время Азиатско-тихоокеанские государства образуют наиболее быстрорастущий по объемам энергетического потребления регион. Так, по данным Международного энергетического агентства, спрос на нефть в странах Азии в 2006 году составил 24,45 млн баррелей в сутки, а в 2015 году он, по всей видимости, достигнет 29,2 млн баррелей в сутки.
При этом, учитывая близость к России Японии и Китая, которые замыкают тройку глобальных потребителей нефти после США, выгодность данного направления будет усиливаться в геометрической пропорции.
Особенно проявляется заинтересованность Китая. Прогнозируется, что к 2010 году при сохранении текущих темпов роста потребление нефти китайской экономикой достигнет 380 млн т, к 2020 году - 450 млн т, а добыча стабилизируется на уровне около 195-200 млн т в год. Образующийся потенциальный дефицит в объеме 250 млн т необходимо будет компенсировать за счет увеличения импортных поставок, и, прежде всего, из соседних государств (Казахстана и России) для минимизации возможных транзитных рисков.
Показательно, что в конкуренцию с Китаем за российскую нефть активно вступила и Япония, которая зависит от импортных поставок нефти в еще большей степени. Именно с позицией Токио и было связано торможение с временными рамками начала трубопроводного проекта, а также изменение первоначального направления основной ветки проекта.
На дальнем фоне просматривается и Индия. Кстати, Индия уже начала получать российскую нефть в рамках проекта «Сахалин-1», в котором индийская компания ONGC владеет 20% долей участия. В октябре 2006 года на НПЗ Mangalore Refinery & Petrochemical Corp. был отгружен первый танкер с сахалинской нефтью. При этом индийцы рассчитывают со временем довести общий объем импортируемой из России нефти до 50 млн т в год, в том числе и через перспективный трубопровод Россия-Китай-Индия, идея которого активно обсуждается китайскими и индийскими чиновниками.
Как следствие, проект восточного трубопровода играет для России и остальных вовлеченных государств и геополитическую роль, причем еще объективно непонятно, главнее ли стремление к созданию нового экспортного маршрута, с неясными перспективами, его геополитической составляющей. Ведь привязка Китая и Японии к углеводородным поставкам из России дает российскому руководству мощный инструмент лоббирования собственных интересов в двусторонних отношениях, да и в региональных тоже.
При этом, можно констатировать и начало практического воплощения идеи тесного альянса между Россией и Китаем в рамках ШОС, теперь уже подкрепленного энергетической компонентой.
Стоит отметить, что Россия намерена довести долю своей нефти в общем потреблении углеводородного сырья государствами Азиатско-тихоокеанского региона до 6,3-6,5%. Планы довольно амбициозные, принимая во внимание тот факт, что к 2015 году для поддержания этой квоты Россия должна поставлять в этом направлении как минимум 94 млн т нефти при перманентном снижении роста объемов ее добычи.
В настоящий момент Россия, а именно компания «Роснефть», поставляет нефть в Китай (по железной дороге) и незначительное количество в Японию.
К примеру, «Роснефть» в 2005 году поставила в Китай около 4 млн т нефти, в 2006 году - около 13 млн т. В 2007 году, согласно планам компании и поручению президента России диверсифицировать рынки сбыта сырья, «Роснефть» планирует поставить в Китай уже около 20 млн т нефти и нефтепродуктов. В настоящее время «Роснефть» поставляет нефть в Китай только по одному маршруту, через пограничный переход Забайкальск на российско-китайской границе, в рамках контракта с CNPC. Строится и второй путь «Забайкальск - Маньчжурия», что позволит к 2008 году провезти только на этом направлении 20 млн т нефти, так же как и еще один 60-километровый переход на участке Лесозаводск – Хулинь.
Однако «Роснефти», чтобы поставить в КНР запланированные 20 млн т нефти, придется заплатить за транспортировку более чем $1,5 млрд, если компании не удастся договориться с РЖД о дополнительных льготах. В то же время общая сумма объявленных льгот составила лишь $13,25 с тонны нефти, что на $5 меньше того снижения, о котором просила «Роснефть».
Как следствие этого, «Роснефти» и Sinopec не удалось подписать 27 марта этого года масштабное соглашение стоимостью около $1 млрд о поставках 3 млн т российской нефти в Китай через пограничный переход Наушки на границе России и Монголии.

Состояние проекта
17 июля 2001 года премьер-министр России М. Касьянов и председатель КНР Цзян Цзэминь подписали соглашение «Об основных принципах разработки ТЭО нефтепровода Россия-Китай» (Ангарск-Дацин), выполнение которого было фактически заторможено вплоть до 2006 года ввиду кулуарной борьбы между вовлеченными нефтяными компаниями, так как в 2002 году ОАО «Акционерная компания по транспорту нефти «Транснефть» представила альтернативный проект нефтепровода из Ангарска в Находку. При этом первый проект «извне» лоббировался руководством Китая, а второй поддержал тогдашний премьер-министр Японии Дзюнъитиро Коидзуми.
В мае 2003 года оба проекта объединили под общим названием «Восточная Сибирь-Тихий океан», причем было предложено направить основную нитку из Ангарска на Находку с ответвлением на Дацин. 27 июля того же года, однако, экологическая комиссия Министерства природы РФ дала отрицательное заключение по проекту. Но в феврале 2004 года «Транснефть» сменила отправную точку трубопровода с Ангарска на Тайшет, а конечную - с Находки на бухту Перевозная, а затем на бухту Козьмино.
Однако в течение двух лет Москва принципиально тормозила начало осуществления проекта, используя его в качестве давления на Пекин. Только 28 апреля 2006 в Тайшете были сварены первые стыки труб этого нефтепровода.
Согласно имеющемуся проекту, реализуемому компанией «Транснефть», нефтепровод ВСТО мощностью 80 млн. т нефти в год пройдет из Тайшета (Иркутская область) севернее озера Байкал через Сковородино (Амурская область) в тихоокеанскую бухту Козьмино (Приморский край). Планируемая общая протяженность - 4188 км, первого этапа - 2757 км.
Трубопровод предполагается строить в два этапа - на первом, который планируется завершить до конца 2008 года, будет проведён нефтепровод от Тайшета до Сковородино с одновременным строительством терминала на побережье Тихого океана, куда нефть на первых порах будет доставляться от Сковородино по железной дороге. При этом, на первом этапе мощность нефтепровода на отрезке Тайшет - Сковордино составит 30 млн т нефти в год, на втором этапе нефтепровод мощностью 50 млн т нефти свяжет Сковордино и побережье Тихого океана, а также будет расширена пропускная способность системы на участке Тайшет - Сковордино до 80 млн т нефти.
По первоначальной оценке «Транснефти», строительство должно было обойтись в $11,5 млрд., первый этап до Сковородино - в $6,6 млрд. Но в феврале 2007 в меморандуме перед размещением еврооблигаций «Транснефть» резко подняла ожидаемые затраты на реализацию проекта строительства трубопровода. Затраты на строительство первого этапа (Тайшет - Сковородино) мощностью 30 млн т и морского терминала в бухте Козьмино (Тихий океан) были оценены уже в $11 млрд или 295 млрд руб. – практически в два раза выше первоначальных.
По существующему графику строительства первый участок нефтепровода должен быть сдан к 1 ноября 2008 года. В прошлом году, несмотря на торможения ввиду экологических «разборок», было построено около 600 км трубопровода. В 2007 году «Транснефть» планирует проложить еще около 1250 км к побережью Тихого океана.
Показательно, что дополнительно к нефтяному трубопроводу обсуждается и возможность прокладки совместно с ОАО «Газпром» параллельно газопровода, ориентированного на экспорт природного газа в страны Азиатско-тихоокеанского региона

Проблемы проекта
Главной и, по сути, решающей проблемой для ВСТО является его потенциальная нерентабельность, связанная с возможной нехваткой нефти для его заполнения. Ведь при заявленной рентабельности в 80 млн тонн в год, для того, чтобы ВСТО стал окупаемым, необходимо, по крайней мере, тридцать лет.
Однако, по данным Международного энергетического агентства, прирост добычи нефти в России уменьшился с 12% в 2003 году до 6% в 2006 году и имеет дальнейшую тенденцию к сокращению. По ряду данных, из-за недофинансирования геологоразведки в 1994-2005 годах было потеряно 1,1 млрд т подтвержденных запасов, а запасы нефти категории С1 на январь 2007 года составили около 558 млн т при плане 702,9 млн т.
Согласно ряду прогнозов, в период с 2010 года по 2020 год объемы добычи в России стабилизируются на уровне 11 млн баррелей в сутки.
При этом общий объем экспорта нефти в 2006 году из России составил, по данным министерства промышленности и энергетики РФ, 249,9 млн т, что подразумевает наличие долгосрочных обязательств, прежде всего перед европейскими государствами. Как следствие, проявляется необходимость новой расстановки приоритетов в экспортной политики России, через переориентацию европейского нефтяного экспорта на восток, в Азию.
Стоит отметить, что в качестве ресурсной базы данного трубопровода позиционированы нефтяные месторождения Восточной Сибири с запасами в 1,1 млрд т. Основными являются четыре месторождения: Верхнечонское (Иркутская область, владелец - «Верхнечонскнефтегаз»), Ванкорское (Красноярский край, «Роснефть»), Талаканское (Якутия, «Сургутнефтегаз»), Юрубчено–Тохомское (Эвенкия). Однако ни одно из них не находится в промышленной эксплуатации, для начало которой необходимо не менее 5-6 лет, причем последнее не имеет ни одной скважины и фактически законсервировано в связи с неразрешенностью перспектив ЮКОСа, его владельца.
Однако, как ни парадоксально, по словам главы «Роснефти» С. Богданчикова, нефтью из  одного только Ванкорского месторождения с прилегающими к нему 14-ю участками можно будет заполнить ВСТО в полном объеме.
Правда стоит отметить, что ВСТО позиционируется в качестве единственного трубопровода, через который можно экспортировать нефть из Восточной Сибири на внешние рынки. Именно отсутствие подобных проектов и было сдерживающим фактором инициации крупных нефтегазовых проектов в данном регионе России.
Как следствие, согласно планам, из 80 млн т, которые предполагается ежегодно экспортировать по ВСТО, 56 млн т будут добываться на месторождениях Восточной Сибири, а 24 млн т - перенаправляться из Западной, в первую очередь из Тюмени. В то же время существующий потенциал нефтедобычи Восточной Сибири позволяет стабильно получать лишь от 25 до 50 млн т в год, а к 2015 г. в Восточной Сибири и Якутии будет добываться лишь 40 млн т нефти в год.
Довести наполняемость трубопровода даже до уровня 30 млн т в год можно будет к 2010 году только за счет перекачки нефти с тюменских месторождений.
Показательно, что срок окупаемости только первой очереди проекта оценивается как минимум в 16 лет. А ввод в строй второй очереди и вовсе находится под серьезным сомнением, так как он возможен только после вывода восточносибирских месторождений на «рабочий» уровень, на что необходимо потратить до 2025 года не менее $102 млрд. Найдутся ли необходимые средства у государства, российских или иностранных инвесторов – объективно непонятно.
При этом, по ориентировочным прогнозам, стоимость прокачки 1 т нефти по ВСТО будет составлять около $39, тогда как поставки по железной дороге обходятся в $44-47. Принимая во внимание необходимость значительных затрат на поддержание трубопроводной системы в надлежащем состоянии, и текущие расходы, к примеру, на перевалку нефти, получаемая экспортером маржа может составить очень незначительную сумму, учитывая возможность резкого падения нефтяных котировок в видимой перспективе.
В связи с этим интересным представляется тот факт, что сразу же две российские компании - «Роснефть» и ТНК-BP - подтвердили свое намерение использовать в качестве экспортной трубы казахстанский трубопровод, который гарантирует более низкие транспортировочные затраты, в рамках квоты 6 млн т нефти в год (из общего пропускного объема в 10 млн т).
В результате, долгосрочные перспективы рассматриваемого трубопровода выглядят довольно неопределенными, принимая во внимание и геополитическую ангажированность данного проекта. И вполне возможно, что «стройка века» может стать не прорывом в Азию, а лишь очередным проектом без будущего.

PDFПечатьE-mail