Энергетика Китая: оценка основных трендов

размер шрифта: Aa | Aa
18.03.2008 18:16
Важнейшие макроэкономические тренды
  По итогам 2006 года реальный ВВП Китая составил 20,94 трлн юаней ($2,68 трлн), ВВП по паритетной покупательной способности – около 76,6 трлн юаней ($9,8 трлн, второе место в мире). Секторальное деление ВВП выглядит следующим образом: сельское хозяйство обеспечило 12,46%, промышленность – 47,28, сфера услуг – 40,26%.
 Однако реальный ВВП на душу населения остается очень низким - $2034 по итогам прошлого года, или 105-е место в мире. Экономический рост в Китае на протяжении 2007-08 годов, согласно большинству экспертных прогнозов, должен составить порядка 9,6-10%, в первую очередь благодаря сохранению высоких объемов поступающих инвестиций. Это несколько меньше достигнутых в 2006 году темпов в 10,7%. Быстрый рост ВВП в 2006 году, который ознаменовал начало 11-го пятилетнего плана (2006-2010), значительно превысил запланированную среднюю отметку в 7,5%. Как следствие, усиление сдерживающих мер центрального правительства, о необходимости проведения которых довольно много говорится, можно повлечь за собой значительно более низкий прирост ВВП в 8,6-9%.
 image002.gif
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Диаграмма 1. Динамика изменения ВВП Китая Диаграмма
 
image004.gif
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
2. Сравнительная динамика изменения ВВП Китая и США
 
Промышленный рост на протяжении 2007-08 годов может составить примерно 10,8-11%, что меньше по сравнению с 12% 2006 года. Уменьшение обусловлено переизбытком продукции в ряде отраслей промышленности, а также ожидаемым сокращением инвестиций, правда незначительным. В то же время, рост в сельском хозяйстве ускорится до 5,2-5,4%, с наблюдаемых в течение последнего десятилетия 4% ежегодного роста, в связи с акцентами, расставленными программой развития в рамках 11-го пятилетнего плана. Показательно, что согласно данному плану, на протяжении 2007-08 годов получат приоритетное развитие лишь высокотехнологичные отрасли промышленности, прежде всего сферы биомедицинских технологий, современных коммуникаций, гражданского самолетостроения, космическая и возобновляемая энергетика.
 image006.gif
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Диаграмма 3. Динамика фактического использования прямых иностранных инвестиций
 
Стоит отметить, что КНР усиленно закрепляет свои позиции в мировой торговле. Торговый баланс Китая по итогам 2006 года составил $1760,69 млрд, при этом профицит достиг рекордного уровня в $177,47 млрд. Для сравнения, торговый баланс Китая в 2000 году составлял лишь $474,3 млрд при профиците $25,1 млрд. В то же время темпы роста объемов экспортно-импортных операций на протяжении 2007-08 годов могут снизиться в среднем до 18% с 24%, достигнутых в 2006 году. Интересно, что 58% экспортных поступлений приходится на компании с преобладающим участием иностранного капитала.
 image008.gif
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Диаграмма 4. Динамика изменения внешнеторгового баланса Китая
 
Бюджетный дефицит по итогам 2006 года составил 0,4% от ВВП, при этом доходы возросли на 24,3%, а расходы – на 18,5% по сравнению с позапрошлым годом. Таким образом, дефицит бюджета оказался ниже ожидаемого. Показательно, что центральное правительство значительно сократило выпуск заемных бондов, используемых для социальных инвестиций, с $10 млрд в 2005 году до $7,4 млрд в 2006 году. В то же время объем золотовалютных резервов КНР составил на март 2007 года примерно $1,202 трлн при объеме внешнего долга в $252,8 млрд. Уровень безработицы в 2006 году составил только 4,2%, что является показательным моментом, учитывая количество работоспособного населения в Китае (798,1 млн человек). Стоит отметить, что в течение последних месяцев Китай осуществил несколько шагов по постепенной либерализации своей экономики. К примеру, был принят закон о частной собственности; в банковский сектор страны в качестве равноправных участников впервые были допущены 4 крупных зарубежных банка, в том числе Citigroup; также как и был открыт доступ для иностранных инвесторов к разработке 22 морских нефтегазоносных зон. В то же время, на протяжении 2006 – начала 2007 годов наблюдались циклические признаки перегрева экономики, что результировалось в обрушении фондовых индексов Shanghai Composite и Hang Seng 27 февраля этого года. Показательно, что, будучи обеспокоенным наблюдающимся перегревом, правительство КНР заранее предприняло ряд превентивных шагов. Прежде всего, это проявилось в ужесточении политики Народного банка Китая, который с марта 2006 года по февраль 2007 года 5 раз поднимал процентную ставку (с 7,5% до 10,0%), а также дважды индикативную процентную ставку на годичные займы с 5,58% до 6,39% в течение марта 2007 года. При этом, вероятнее всего, на протяжении 2007 года будут приняты ряд дальнейших мер по повышению покупательной способности населения и стабилизации, или даже сокращению, объемов инвестиций, что отвечает концепции постепенного переноса акцентов с «экспортно-ориентированной» экономики в сторону «потребительской». Будущий рост Китая должен основываться больше на внутреннем спросе, чем на экспорте, что потребует повышения уровня потребления. Однако, на протяжении 2006 года динамика была обратной ожидаемой китайским правительством. К примеру, общие инвестиции выросли на 24% вместо запланированных 18% и менее, банковские займы – на 3,1 трлн юаней вместо ожидавшихся 2,5 трлн. Как следствие, на протяжении 2007 года вполне возможно формирование новых кризисных явлений в китайской экономике. Энергетическая стратегия Китая Поддержание энергетической безопасности, учитывая резко возрастающую зависимость Китая от внешних источников, является важнейшей долгосрочной задачей, стоящей перед китайским руководством. В течение последних лет Китай стал «чистым» импортером всех важнейших энергетических ресурсов (угля, нефти и газа), что обуславливается, прежде всего аномально высокими темпами экономического роста, сохраняющимися в течение последнего десятилетия. Фактически в случае сохранения наблюдаемой диспропорции в темпах экономического роста и наличием достаточного количества энергетических ресурсов, перед Китай возникает важнейший по дальнейшим последствиям вызов, который в состоянии поставить под вопрос не только перспективы социально-экономической стабильности, но и безопасность государства в целом. К примеру, такая незначительная с первого взгляда проблема, как временная остановка транзита углеводородного сырья, в случае тех или иных обстоятельств (военные действия, природные катастрофы и т.п.) через Малаккский пролив, может лишить Китай 70% импортируемой нефти и вызвать серьезные негативные подвижки в экономической сфере. Стоит отметить, что Китай все больше вовлекается и в энергетическое «противостояние» с рядом акторов международной системы, прежде всего с США, которое несет в себе, по сути, геополитическую составляющую взаимного сдерживания. Несмотря на «кулуарный» характер подобных маневров, которые облекаются в различного рода формы, начиная от уже ставшей традиционной «борьбы с терроризмом», внедрение подобных сценариев в видимой перспективе может серьезно ослабить возможности Китая по внешне- и внутри-политическому маневрированию и поставить под угрозу перспективы «возрождения» государства, ради которого и осуществляется весь комплекс долгосрочных реформ. В данной связи руководство Китая пытается акцентировано разрешить анализируемый комплекс проблем, используя многоходовые и многовекторные инструменты и стратегии, направленных на достижение следующего. Первое. Обеспечение диверсификации источников импорта энергетического сырья через непосредственное закрепление китайских добывающих и перерабатывающих компаний в основных центрах мировой добычи нефти, газа и угля. Второе. Создание системы долгосрочных договоренностей и энергетических альянсов с экспортирующими государствами, в том числе и с «государствами-изгоями» (Венесуэла, Иран), и «новыми» энергетическими рынками (Ангола, Судан). Третье. Формирование благоприятных условий для расширенного и, в долгосрочной перспективе, монопольного доступа в основные добывающие государства Каспийского региона и Центральной Азии, прежде всего Казахстан и Туркменистан, переориентация значительной части энергетического экспорта из региона на Китай. Четвертое. Поддержание долгосрочного энергетического альянса с Россией, по возможности при приоритетном учете китайских интересов. Пятое. Вывод отношений с ОПЕК на «особый уровень» с целью гарантирования долговременной стабильности поставок и избежания непредвиденных скачков цен. Шестое. Создание архитектуры трубопроводов в восточноазиатском направлении, проходящих через территорию Китая, либо через Пакистан как главного регионального союзника Пекина. Основные тенденции развития энергетического комплекса Китая В течение последнего времени в Китае наблюдается резкий рост потребностей в основных видах энергоносителей, что является следствием перманентно высоких темпов экономического роста, демонстрируемого китайской экономикой. Согласно данным Национального Бюро по статистике КНР общее потребление энергоресурсов, включая уголь, нефть, природный газ и электроэнергию, за 2006 год выросло на 9,3% до 2,46 млрд т угольного эквивалента, что правда немного меньше темпов роста, зарегистрированных в 2005 году – 9,5%. В течение следующих двух десятилетий ежегодный рост потребления энергии Китаем будет составлять как минимум 7,5%, при сохранении текущей положительной динамики экономического развития и темпов экономического роста. Стоит отметить, что одну из ключевых ролей в этом процессе играет и быстрый рост автомобильного парка страны. Так, только за 2006 год количество частных автомобилей возросло на 33,5%, достигнув 11,49 млн штук. Статистика показывает, что импортно-экспортные операции с сырой нефтью, углем и природным газом на протяжении 2006 года равнялись 373,96 млн т угольного эквивалента, что выше на 11,2% чем в 2005 году. При этом, сильно возрастают затраты на импорт энергосырья, которые в 2006 году достигли $100,187 млрд, из которых на нефть пришлось 91,6%, уголь – 5%, природный газ – 3,4%. Показательно, что потребление энергии на единицу ВВП в Китае ориентировочно в 5 раз больше, чем в США и в 12 раз – чем в Японии. При этом однако, по вполне понятным причинам, потребление энергии на душу населения значительно ниже чем в указанных странах. В отличие от других развитых государств, ключевой особенностью китайского энергетического комплекса является приоритетное использование угля, который составляет 60,1% от общего потребления энергии, 19,5% приходится на нефть, 2,5% - природный газ. В сравнении с США и ОЭСР, где на уголь приходится только 12,1% и 5% соответственно, столь значительный упор на использование угля влечет за собой более высокие затраты, а также больший уровень загрязнения окружающей среды.
 image010.gif
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Диаграмма 5. Структура потребления энергии в Китае
 image012.gif
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Диаграмма 6. Сравнительная динамика потребления основных видов ресурсов 
 
Особый и, что важно, постоянно усиливающийся дисбаланс, наблюдается в потреблении углеводородного сырья, где Китай в особой степени зависит от импортных поставок. В настоящий момент увеличение потребностей Китая нефти составляет 38% мирового роста потребления нефти. В целом, потребление нефти Китаем составляет 7,5 млн баррелей в день, или около 328 млн т в год.
 
 image014.gif
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 image016.gif
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Диаграмма 7. Динамика роста потребления нефти в Китае
 
При этом по данным министерства торговли КНР, зависимость китайской экономики от импортируемой нефти и нефтепродуктов возросла до 47% от общего годового потребления, или на 4,1 процентных пункта к уровню 2005 года. Иными словами, по итогам 2006 года в стране было добыто только 183,68 млн т нефти, импортировано 145,2 млн т. Импорт нефти Китаем составил 6,9% от общемирового потребления нефти.
image018.gif
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Диаграмма 8. Изменение уровня добычи и импорта нефти
 
Импорт нефти в Китай на протяжении марта 2007 года составил рекордные 13,86 млн т. В то же время в феврале 2007 года возрос на 5,7% по сравнению с тем же месяцем 2006 года и составил 12,1 млн т, в январе - на 3,5% до 13,7 млн т. Симптоматично, что стоимость импорта нефти возросла на 432% по сравнению с 2001 годом, превысив $91,952 млрд в 2006 году. В то же время, проблема усугубляется постепенным истощением основных месторождений нефти. Согласно доступным статистическим данным Национальной комиссии по развитию и реформам, доказанные запасы сырой нефти сократились за прошлый год на 12,33% до 2,19 млрд т по сравнению с 2005 годом. Несмотря на открытие ряда месторождений на континенте и шельфе данная динамика уменьшения стратегических запасов продолжает сохраняться.
 image020.gif
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Диаграмма 9. Уровень добычи на основных месторождениях Китая (красным обозначены месторождения, принадлежащие CNPC/PetroChina, желтым – Sinopec, синим – CNOOC)
 
На настоящий момент, добыча на четырех основных месторождениях Китая продолжает сокращаться, в то же время добыча на ряде крупных месторождений, прежде всего в Таримском бассейне, выгодна только при относительно высоком диапазоне цен на нефть. Причем, согласно ряду оценок, текущие доказанные резервы могут быть полностью выработаны в течение 14-15 лет. В то же время Китай пытается активизировать разведку и добычу, прежде всего на шельфе. К примеру, CNOOC в течение ближайших трех лет планирует потратить около 10 млрд юаней ($1,3 млрд) на глубоководное бурение и практически удвоить добычу к 2010 году, доведя ее до 78 млн т с нынешних 40,3 млн т. Однако, вероятнее всего, главный акцент в ближайшее время будет сделан на закреплении Китая на зарубежных рынках, в том числе нестабильных. Стоит отметить, что Китай уже инвестировал примерно $15 млрд в нефтяную отрасль Судана, и активно развивает энергетическое взаимодействие с Анголой, которая практически сравнялась с Саудовской Аравией по объемам экспортируемой в Китай нефти. Показательно в связи с этим, что в январе 2007 года Пекин согласился увеличить объемы импорта нефти из Саудовской Аравии на 44 тыс. баррелей в день, или на 9%, соответственно уменьшив импорт из Ирана. Особое место следует отвести договоренностям с Венесуэлой, которые крайне важны для Китая ввиду своей масштабности. Последние межгосударственные соглашения предусматривает поставку 320 тыс. баррелей нефти и нефтепродуктов в сутки в течение 2007 года, с последующим их увеличением до 1 млн баррелей в сутки. При этом китайско-венесуэльское совместное предприятие будет добывать 200 тыс. баррелей в сутки на блоке «Хунин-4» в бассейне Ориноко, 400 тыс. баррелей в сутки на блоке Карабобо и еще 200 тыс. баррелей в сутки - в районе MPE3. Кроме того, планируется также создать три совместных НПЗ на территории Китая и танкерный флот, постройка которых будет финансироваться из совместного энергетического фонда объемом $6 млрд. В то же время Казахстан, вплоть до ввода в строй второй очереди нефтепровода «Атасу-Алашанькоу» вряд ли будет оказывать существенное влияние на объемы импорта нефти Китая.
 image022.gif
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Диаграмма 10. Основные экспортеры нефти в Китай в 2006 году (в процентах от объемов импорта нефти Китаем)
 
Наряду с США Китай активно приступил к созданию стратегических резервов нефти, начиная с 2003 года. Два из запланированных семи запланированных хранилищ, находящиеся в провинции Жедзян, уже вступили в строй, третье, в провинции Шандун, будет достроено к середине 2007 года. По итогам 2006 года стратегический запас составил порядка 30 млн т. Таким образом, Китай пытается перестраховаться от возможных краткосрочных перебоев с поставками нефти и резкого изменения нефтяных котировок на мировых рынках. Вместе с этим Китай планирует увеличить к 2010 году производственные мощности своей нефтеперерабатывающей промышленности на одну треть, с тем, чтобы обеспечить возрастающие потребности в переработанных нефтепродуктах. В числовом выражении, это выглядит как добавление по меньшей мере 90 млн т производственных мощностей ежегодно вплоть до 2010 года. Новые крупные нефтеперерабатывающие заводы будут построены в провинциях Гуанси и Сычуань.
 image024.gif
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Диаграмма 11. Мощность основных нефтеперерабатывающих заводов Китая (красным обозначены заводы, принадлежащие CNPC/PetroChina, желтым – Sinopec)
 
Хотелось бы отметить, что, начиная с 1998 года, нефтяная отрасль Китая претерпела кардинальные структурные изменения, когда большинство государственных нефтяных и газовых активов были реорганизованы в две вертикально-интегрированные компании: China National Petroleum Corporation (CNPC), ориентированная на разработку и добычу на западе Китая и за рубежом, и China Petroleum and Chemical Corporation (Sinopec). Шельфовое недропользование было передано China National Offshore Oil Corporation (CNOOC). Далее, в апреле 2001 года, CNPC создало дочернюю компанию PetroChina. При этом все компании провели на протяжении апреля 2000 - февраля 2001 годов удачные IPO на Нью-йоркской и Гонконгской биржах. Это позволило превратить все три компании в прибыльные активы и резко повысить эффективность разведки и добычи. Так, чистая прибыль крупнейшей в Китае нефтедобывающей компании CNOOC по итогам 2006 года возросла на 22,1% - до 30,93 млрд юаней ($4,01 млрд) по сравнению с 25,32 млрд юаней ($3,28 млрд), полученными годом ранее. Что касается ситуации в угольной сфере, то в январе 2007 года, согласно данным Главного таможенного комитета, Китай впервые стал нетто-импортером угля, импортировав 4,7 млн т, в то же время поставив на экспорт 3,29 млн т. Несмотря на временный характер данной динамики, обусловленной в основном резким ростом потребления угля в зимний период, она вызывает определенные опасения, прежде всего учитывая значимость угля в энергетическом балансе Китая. Экспорт угля Китаем неизменно снижался в течение последних лет, с 90,12 млн т в 2001 году до 63,3 млн т в 2006 году, что было вызвано возрастающими потребностями экономики и вводом ряда экспортных ограничений. Одновременно, импорт угля возрос с 2001 года на 72,8%, с 2,49 млн т до 38,36 млн т в 2006 году. Стоит отметить, что доступные угольные запасы Китая составляют 126,2 млрд т, занимая таким образом третье место в мире после США и России. Добычей угля занимаются 778 больших, 1200 средних и 23400 так называемых «деревенских» шахт, причем подавляющее большинство из них подземные. Показательно, что угольная отрасль Китая ежегодно требует дополнительно, как минимум, $4 млрд на обеспечение безопасности и рост производительности добычи, выделение которых фактически малореально ввиду убыточности угольной добычи. В то же время следует выделить факт того, что Китай планирует значительные инвестиции в масштабное внедрение технологий по переработке угля в жидкое топливо. Согласно ряду данных, в течение ближайших пяти лет запланировано выделение $15 млрд государственных средств на постройку перегоночных заводов, что позволит вырабатывать дополнительно 16 млн т нефтепродуктов. К 2014 году планируется достигнуть уровня 1 млн баррелей в день, полученных от переработки угля в жидкое топливо, что позволит несколько снизить рост объемов импорта нефти. Природный газ традиционно не рассматривался в Китае в качестве ведущего вида топлива. Добыча природного газа в 2006 году достигла 54 млрд куб. м, по сравнению с 52,88 млрд куб. м, добытых в 2005 году. Причем одновременно с этим его импорт возрос до 6,05 млн т в 2006 году, с 4,896 в 2001 году. В то же время оценка запасов природного газа в Китае колеблется от 1,5 до 2,35 трлн куб. м, что позволяет несколько снизить акценты на использовании нефти и угля. Как следствие, к 2020 году доля электроэнергии, выработанной с использованием природного газа, составит 6,7% от общего объема выработки электроэнергии в стране. В настоящее время в Китае завершились, находятся в стадии реализации или запланированы 23 проекта по выработке электроэнергии с использованием природного газа; общая мощность энергоблоков этого типа достигнет 18,37 млн кВт. По статистике Китайской ассоциации электроэнергетических предприятий, по состоянию на конец 2006 года, доля мощности энергоблоков на электростанциях, работающих на природном газе, составила около 2,1% от общей мощности китайских энергоблоков. Кроме того, активизируется внедрение проектов, связанных с использованием, импортом и выработкой сжиженного природного газа. К примеру, на протяжении 2006 года был введен в строй терминал в Гуанджоу пропускной способностью 3,7 млн т в год, из которых 3,3 млн т будет использоваться для импорта сжиженного газа из Австралии. В 2007 году будет завершен подобный терминал в провинции Фуцзян с пропускной способностью 3 млн т для импорта сжиженного газа из Индонезии. Показательно, что Китай также внедряет элементы своей нефтяной стратегии по закреплению в соседних газодобывающих государствах, прежде всего в Казахстане и Туркменистане. Особенно амбициозным видится сотрудничество с последним, где Пекин вступил в активное соперничество с Москвой и, по всей видимости, впервые вышел победителем, подписав в 2006 году с Ашгабадом 30-летнее соглашение, согласно которому начиная с 2009 года с месторождений северной Амударьи в Китай будет поставляться 30 млрд куб. м ежегодно. При этом, в течение первых трех лет, когда газ будет продаваться по фиксированной цене $80, доход PetroChina от импорта туркменского газа составит как минимум $1,8 млрд. В 2005 году Китай обнародовал национальную стратегию развития энергетики на 15-летний период (до 2020 года). Существенное место в ней занимают планы развития ядерной энергетики и альтернативных источников энергии. Что касается первой, то ядерная энергетика дает в настоящий момент около 1% (6,7 ГВт) всей выработки электроэнергии в Китае, а в провинциях Гуандун и Чжэцзян ее доля достигает 13%, приближаясь к мировому показателю (16%). Кроме того, в процессе строительства находятся еще 10 энергоблоков - около 9,3 млн кВт. В соответствии с планами китайского руководства, в предстоящий до 2020 года период планируется вводить в строй не менее 1,8 ГВт ядерных генерирующих мощностей ежегодно с тем, чтобы к 2020 году суммарная мощность китайских АЭС увеличилась до 40 ГВт, что будет составлять 4% в общем энергобалансе страны. То есть за 15 лет Китай предполагает увеличить долю ядерной энергии в своей генерации почти в 4 раза. Ближайшие проекты китайской ядерной энергетики следующие: во-первых, на АЭС «Циньшань» на основе имеющейся базы будут смонтированы 2 энергоблока мощностью 600 тыс. кВт; во-вторых, через международные тендеры привлекаются из-за рубежа технологии ядерной энергетики третьего поколения. Так, в уезде Саньмэнь провинции Чжэцзян и городе Янцзян провинции Гуандун будут построены два ядерных энергоблока мощностью 1000 МВт каждый. Одновременно уже подготовлен и рассмотрен на экспертном уровне предварительный проект АЭС с энергоблоками на водонапорном реакторе. К 2010 году выработка возобновляемой и альтернативной энергии, включая ветреную, солнечную, биологическую и иные, должна удвоиться и достигнуть 85 ГВт, из ожидающейся общей производительности электроэнергетического сектора в 850 ГВт, с последующим увеличением пропорции в общей выработке до 20% к 2020 году. Для сравнения, в 2006 году генерирующая способность «альтернативных» электростанций равнялась 43 ГВт.
PDFПечатьE-mail