«КазРосГаз» - это надежный партнер!»

размер шрифта: Aa | Aa
31.01.2008 18:23

Говоря о достижениях казахстанской «нефтянки», мы зачастую оставляем без внимания ее социальный эффект. Между тем он очевиден. С момента активизации работ  на нефтегазоконденсатном месторождении  Карачаганак заметно изменилась социально-экономическая ситуация в Западно-Казахстанской области.

Зримо меняется к лучшему город, осязаемо растет платежеспособность жителей области.
Месяц назад журналисты «нефтяного пула» ассоциации Kazenergy, в рамках празднования пятилетнего юбилея компании ТОО «КазРосГаз» совершили пресс-тур по Западно-Казахстанской области и приграничному российскому Оренбуржью. Журналисты смогли воочию убедиться в успехах уральчан.
О том, как этого удалось достичь и какую роль в экономической  стабильности региона играет нефтегазовая отрасль, нам рассказал аким Западно-Казахстанской области Нургали АШИМОВ.

- Нургали Садуахасович, то, что мы видели, изумило! Уральск хронически «не вылезал» из грязи, а здесь – чистые просторные улицы, отреставрированные дома, всюду коляски с младенцами. И все же предвидим возражение со стороны читателей. Дескать, хорошо жить весело, там, где местный бюджет самотеком пополняется нефтедолларами...
- Не вижу никакой правоты в этом заявлении. Как вы знаете, компания «Карачаганак Петролеум оперейтед», осваивающая крупнейшее нефтегазоконденсатное месторождение Западно-Казахстанской области,  строит свои взаимоотношения с государством на основе Окончательного соглашения о разделе продукции. Этот документ не предусматривает прямых отчислений налоговых платежей в местный бюджет области. Кстати, за последние четыре года он увеличился до 51 миллиарда тенге. Впрочем, бюджет пополняется в том числе и подоходным налогом с физических лиц, и здесь трудно недооценить вклад компании и ее партнера - ТОО «КазРосГаз». Вероятно, каждая десятая семья Уральска и Аксая так или иначе связана с карачаганакской «нефтянкой». Проект третьего этапа освоения месторождения внушает нам оптимистичные надежды на рост рабочих мест.
Вы помните, как в прошлом году здесь, на земле Западного Казахстана, главой нашего государства Нурсултаном Назарбаевым и президентом России Владимиром Путиным было подписано историческое соглашение, открывающее путь к новому этапу  сотрудничества в нефтегазовой сфере.
 Третий этап освоения Карачаганака даст возможность увеличить  добычу как жидких углеводородов, так и газа, который пойдет на переработку на Оренбургский газоперерабатывающий завод.  Буквально две недели назад это намерение было подтверждено на встрече президентов Казахстана, России, Туркменистана. Было окончательно заявлено о создании совместного казахстанско-российского предприятия на базе ГПЗ. Уверен, что  компания «КазРосГаз» справится со своей миссией и обеспечит транспортировку кислого газа на Оренбург, а после его переработки – к рынкам Европы. Отмечу уникальный характер данного совместного проекта: это единственный случай в истории наших государств, когда «Газпром» дает нам возможность выхода к рынкам Западной Европы. Проект, учитывая высокую конъюнктуру цен на газ на мировых рынках, окупится сторицей. И я думаю, что это окажет позитивное влияние и на экономику нашей страны, и на экономику нашего региона.

-  Между тем существует дисбаланс между экспортными ценами и ценами на внутреннем рынке…
- К сожалению, мы живем в условиях «конфликта интересов». Мы поддерживаем здоровое желание подрядчика «Карачаганак Петролеум Оперейтед» экспортировать кислый газ-сырец по приемлемой цене на Оренбургский ГПЗ. В то же время нас не может удовлетворять цена, по которой мы покупаем уже переработанный газ из Оренбурга. Хотя мы прекрасно понимаем, что компания «Оренбург-Газпром» несет свои затраты. Выход предложил Президент нашей страны. В прошлом году глава государства дал поручение правительству разработать проект строительства газопровода Карачаганак - Аксай - Уральск для нашей области и проект  строительства пятого энергоблока. По поручению Президента здесь также будет построен газоперерабатывающий завод мощностью более миллиарда кубометров в год.

- Какова необходимость в новом энергоблоке?
 - Новый энергоблок мощностью до 40 МВт восполнит сложившийся дефицит электроэнергии в области и обеспечит нам независимость от поставок электроэнергии из России.  Это одно из мероприятий Программы обеспечения энергонезависимости Западно-Казахстанской области. В рамках этой программы три года назад был введен новый энергоблок на Карачаганакском месторождении мощностью до 40 МВт. В прошлом году был введен блок мощностью в 28 МВт в Уральске. И если еще четыре года назад мы импортировали  90% электроэнергии, то сегодня пропорции резко изменились. В летние месяцы  мы полностью  обеспечиваем себя электроэнергией. Но область развивается, работают машиностроительные заводы, растет их производительность и, соответственно потребление электроэнергии. И поэтому нам жизненно необходим пятый энергоблок.

- Но, как можно было заметить, область испытывает дефицит не только в электроэнергии. Часть города и области не газифицирована…
- Не буду скрывать, что такая проблема существует. К сожалению, у нас правобережье Урала (так называемая «Самарская сторона»), по которому проходит газопровод Центральная Азия - Центр, газифицировано лучше, чем левый берег («сторона Бухарская»). Но я думаю, что после того, как будет построен газопровод Карачаганак - Аксай - Уральск, мы начнем тянуть нити распределительного магистрального газопровода на левый берег, до Каратюбинского района - это самый дальний район области,  а от него  уже во все сельские округа.

- Кто будет управлять региональными распределительными газопроводами? Опыт показал, что муниципальные предприятия с этим не справляются…
- Новые распределительные сети, как только они будут отстроены, мы передадим ТОО «КазТрансГаз-Аймак». Существует постановление правительства, согласно которому вопросами газоснабжения на внутреннем рынке занимается компания ТОО «КазТрансГаз-Аймак». И мы полностью поддерживаем правительство в этом решении. Более того, я один из тех, кто инициировал эту идею еще в ту пору, когда сам работал в газовой отрасли. В сфере распределения газа нужен сильный организующий центр, только тогда в Казахстане будет создана замкнутая, целостная система газоснабжения населения.  
Поясню свою позицию. Есть магистральные газопроводы, по которым ведутся крупные поставки газа на экспорт. А есть сети распределительные, по которым идет обеспечение газом населения и предприятий. В принципе, это две различные отрасли. И если экспортный газопровод предприятие всецело прибыльное, то снабжение газом внутреннего потребителя дело весьма проблемное. Почему? Как вы знаете, Казахстан занимает девятое место в мире по масштабам территории, но, к сожалению, 60-е - по численности населения. Низкая плотность населения при большой площади его проживания - вот главные слагаемые неуспеха мелких компаний, занимавшихся газовым бизнесом.  Живи мы чуть кучнее и имей большую платежеспособность, никаких проблем бы не было. Нам же приходится тянуть ветку газопровода аж до дальнего аула, где проживают всего-то 20 семей, занимающихся животноводством. Какие уж тут «объемы потребления»?
Ни для кого не секрет, что газоснабжение населения - отрасль дотационная, а существующие тарифы на транспортировку газа по распределительным сетям не окупают затраты производителя. Поэтому мы поддерживаем создание такой компании, как ТОО «КазТрансГаз-Аймак». В принципе, при существующих тарифах и низкой платежеспособности населения только крупные компании, такие, как «КазМунайГаз», «КазТрансГаз» и «КазТрансГаз-Аймак», могут обеспечить и модернизацию, и надлежащее содержание распределительных  газопроводов без утечек, взрывов и прочих происшествий.

- Но ведь это образование новой монополии!
- Есть такое понятие – «естественный монополист». Он «естественный», потому что другим быть не может. Надо отдать должное компании «КазТрансГаз-Аймак». Первое, с чего она начала свою деятельность в регионе, - с реструктуризации годами складывавшейся задолженности. Компания проделала большую работу. Помимо реабилитации активов предприятий, вошедших в ее состав, «КазТрансГаз-Аймак» еще и приборы учета  потребителям устанавливает за свой счет. Эта работа проводилась ею в Шымкенте,  Таразе,  Алматы. Думаю, что и у нас деятельность компании будет строиться по такому же принципу.

- У какой организации будет производиться закуп газа?
- Скорее всего, по такой схеме: «КазРосГаз» продает «КазТрансГаз-Аймаку», а последний реализует его потребителям. Почему нельзя закупать напрямую? Приоритетным направлением деятельности «КазРосГаза» являются экспортные поставки. Все остальное - не его функции. Кроме того, я думаю, что двум казахстанским субъектам, являющимся дочерними компаниями «КазМунайГаза», будет проще согласовать вопрос о приемлемых ценах.  

- В советское время Уральская область была региональным  центром оборонного машиностроения. А что сейчас?
- Сейчас в этой сфере успешно прошла конверсия. Оборонные предприятия перепрофилированы. На некоторых из них оборонная часть была законсервирована. Иными словами, мы в любой момент можем снова вернуться к выпуску продукции военного назначения, как только получим указание правительства.
Бывший флагман «оборонки» - завод «Металлист» - сегодня вышел на объемы, превосходящие докризисный уровень, и производит мирную продукцию, став заводом нефтегазового машиностроения. Если исходить из критерия «цена плюс качество», то по основной номенклатуре выпускаемого оборудования завод конкурентоспособен: он выпускает оборудование дешевле и качественнее российского. Создан замкнутый цикл от проектирования до выпуска и послепродажного обслуживания.  Буквально  через два месяца здесь будет введен новый цех, оборудованный современными японскими станками с числовым программным управлением. По существу, это обрабатывающий центр, аналогов которому в Казахстане нет. Здесь будет выпускаться сложное оборудование, востребованное нефтяниками.
Другой завод, успешно прошедший конверсию, - АО «Зенит». Сегодня он также выпускает часть продукции по заказу Пограничной службы и Министерства обороны. В основном это военные катера. Но, кроме этого, планируется большой выпуск бурового оборудования для освоения морских залежей Каспия. Завод «Омега», находящийся на реабилитации, также перепрофилирован. Здесь производятся установки «Таза-су» для очистки воды в небольших населенных пунктах.
Вообще же, мы хотим уйти от советских представлений о машиностроении как о сборочном производстве. Мы намерены превратить заводы в высококонкурентные, по западному образцу, с полным циклом производства: от идеи до послепродажного обслуживания.
С этой целью в области создан технопарк «Алгоритм». В отличие от технопарков Алматы и Усть-Каменогорска его профиль - машиностроение. Существующее здесь оборудование позволяет реализовать идею и проект  в форме компьютерной модели, а затем в среде, имитирующей реальные условия (на глубине воды, под землей или в газовой среде), провести испытания.  Здесь пользуются лицензионными пакетами программ-симуляторов, по типу тех, которые используют американские разработчики ядерных реакторов. После того, как проект изделия имитационно испытан, компьютер выдает программу, по которой на заводе его изготавливают.
Но, как вы понимаете, в технопарке главное не станки и не «железо», а интеллект специалиста, способного генерировать идеи. К сожалению, большинство тех, кто на это сейчас способен, это люди в возрасте. В основной массе они - выпускники ленинградских и московских вузов, получивших образование в советский период. Не отрицая их опыта, мы создали на базе Западно-Казахстанского агротехнического университета факультет машиностроения, где в этом году будет запущена хорошая лаборатория. Строим ее «на паях»: университет строит корпус, а оснащает оборудованием, за счет местного бюджета, - технопарк «Алгоритм».
Кроме того, компания «КазМунайГаз», согласно своей программе подготовки кадрового резерва, каждый год выделяет $70 тыс. на обучение 10 наиболее способных студентов в Казахстанско-Британском техническом университете. Но с одним непременным условием: студенты и аспиранты подписывают контракт о том, что после окончания учебы они не менее трех лет отработают в нашем технопарке «Алгоритм» или в центре «Градиент». Таким образом мы создаем прослойку будущих специалистов в области инноваций.  В том числе и для нефтегазовой отрасли.

- С инженерами все понятно. А что делается в области для подготовки рабочих?
- Вот уже три года подряд мы восстанавливаем захиревшую в середине 90-х годов систему профтехобразования. Почему? Научены горьким опытом. Дело в том, что второй этап освоения Карачаганака, когда строился завод по стабилизации жидких углеводородов, прошел практически без участия наших рабочих. Приехали кадры из других областей, заработали и вернулись домой. Жители нашей области смогли занять только специальности низшего технического класса. Причина – недостаток квалификации.
 Третий этап освоения Карачаганака сулит нам 10 тысяч новых рабочих мест. Чтобы вновь не оказаться в положении сирот в родном доме, мы сделали выводы и уже три года воссоздаем систему профессиональных школ. На сегодня мы единственная область в Казахстане, которая восстановила и отремонтировала все 22 существующих ПТУ. А в этом году мы их оснастим за счет средств областного бюджета. Будем готовить не только рабочих, востребованных в машиностроении или в нефтегазовом секторе. Как говорил Козьма Прутков, узкий специалист подобен флюсу, полнота его однобока. Мы намерены обучить молодых людей как можно большему числу специальностей – электрогазосварке, кладке кирпичей. Словом, всему, что востребовано в различных отраслях промышленности и сельского хозяйства. Чтобы потом не хватиться, как в прошлом году, когда при высоких объемах жилищного строительства на рынке труда не хватало около 600 каменщиков.
Но будут и специализированные профтехшколы для газовиков в Аксае и Уральске. Есть договоренность с «Карачаганак Петролеум Оперейтед»: мы полностью ремонтируем здания учебных корпусов и общежитий, а КПО выделяет  миллион долларов на их оснащение. ПТУ будут выпускать подготовленных специалистов-рабочих для третьего этапа работ на Карачаганаке. Отмечу, что в области растет престиж рабочей профессии,  и не только в нефтегазовой отрасли.

- До обнаружения Карачаганакского месторождения область была преимущественно сельскохозяйственной, так как оборонная промышленность работала исключительно на центр. Не кажется ли вам, что «нефтянка» несколько отодвинула сельское хозяйство на второй план?
- Ничуть. Просто сельское хозяйство - это сфера, где все зависит от погоды и божьего промысла. Будет дождь – будем с урожаем, с хлебом и кормами. Замечу, что даже в те неурожайные годы, когда мы собирали по 300 тыс. т пшеницы, переходящих запасов зерна в области хватало на то, чтобы троекратно перекрыть норму потребления не только для Западно-Казахстанской, но и для двух соседних с нами прикаспийских областей – Атырауской и Мангистауской. Сельское хозяйство у нас тоже не чуждо новаций: концерн «БМ», например, приступил к строительству завода по производству биоэтанола. Полным ходом идет укрупнение хозяйств и внедрение трехпольного севооборота. Мы у себя в области отремонтировали и восстановили все фельдшерские, фельдшерско-акушерские пункты, районные больницы. Так что сельчане у нас не чувствуют себя обделенными.

- В июне исполняется пять лет со дня образования компании «КазРосГаз». Что бы вы хотели пожелать ее коллективу?
- Преуспевания во всем! Как бывший работник газовой отрасли я высоко оцениваю вклад компании в развитие казахстанско-российской экономической интеграции. Будучи совместным предприятием двух крупных фирм, «Газпромом» и «КазМунайГаза», компания делает все для того, чтобы решить поставленную Президентом страны историческую задачу: открыть казахстанским углеводородам новые экспортные маршруты. Мне отрадно сознавать, что компания не только справляется с этим, но и наращивает свое присутствие в других сферах экономики. Я с нетерпением жду окончания сделки по приобретению 50% Оренбургского ГПЗ, так как это откроет перед населением области и страны новые перспективы развития.

PDFПечатьE-mail