«При» вместо «Транс»

размер шрифта: Aa | Aa
31.01.2008 18:32

Недавно главы России, Казахстана и Туркменистана приняли решение о строительстве нового газопровода – Прикаспийского. Таков главный итог вояжа российского лидера в Астану и Ашгабад. Это в какой- то мере ставит крест на планах Европы по осуществлению другого проекта – Транскаспийского газопровода.

Разница в приставках «при» и «транс» к общей части слова - «каспийский» означает многое. Газопровод, который в будущем должен поставлять «голубое топливо» из Казахстана и Средней Азии на мировые рынки, пройдет, во-первых, по суше, а не по морю и, во-вторых, через территорию России, а не в обход, что дает ей реальные шансы сохранить за собой эксклюзивные позиции главного поставщика энергоносителей.
Чтобы лучше понять разницу между двумя газопроводами, напомним: транскаспийский маршрут должен охватить территорию пяти стран: Казахстана, Туркменистана, Азербайджана, Грузии и Турции. Эта идея может стать реальностью, если будет построен участок по дну Каспийского моря от Актау до Баку. Как известно, через Азербайджан, Грузию и Турцию строится южнокавказский газопровод Баку - Тбилиси - Эрзурум, по которому газ из Каспийского региона идет в Европу.
Идею Транскаспийского газопровода лоббирует Евросоюз, который в последние годы активно ищет новые пути доставки энергоресурсов в обход нашего северного соседа. После транзитных войн России с Украиной и Беларусью вопрос поставок «голубого топлива» для Европы стал жизненно важным. В случае подключения Казахстана к Транскаспийскому газопроводу газ из Центрально-Азиатского региона может попасть на мировые рынки, минуя линии российского монополиста  - «Газпрома».
В конце прошлого года главный идеолог этого проекта – комиссар Евросоюза по вопросам энергетики Андрис Пибалгс во время своего визита в Астану  сказал: «Строительство Транскаспийского трубопровода станет четвертым коридором для транспортировки газа в Европу и даст дополнительные объемы. Для нас важно, чтобы в этом был заинтересован сам Казахстан. Параллельно мы ведем переговоры с другими партнерами, которые будут принимать участие в этом проекте - Туркменистаном, Ираном, Россией и Азербайджаном».
Но итоги переговоров президентов России, Казахстана и Туркменистана 11-12 мая ставят под сомнение эти планы. В Ашгабаде было принято решение о строительстве Прикаспийского газопровода, который пройдет не по дну Каспийского моря, а вдоль побережья, причем по территории только трех, а не пяти стран - Туркменистана, Казахстана и России, где он уже вольется в транспортные сети «Газпрома», который в единственном лице ведет торговлю с Европой. Строительство нового трубопровода планируется начать уже в будущем году. И через пять лет объемы центральноазиатского газа через Россию должны вырасти до 30 млрд куб. м в год.
Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, говоря о значимости нового газопровода, отметил, что - это «чисто прагматический, коммерческий проект». Действительно, экономическая выгода просматривается для всех трех сторон. Россия, как было сказано выше, сохраняет эксклюзивные позиции главного поставщика энергоносителей. На многие годы вперед она сохраняет за собой контроль над львиными объемами поставок голубого топлива из Казахстана и Туркменистана на мировые рынки. А это значит,  что «Газпром» может и впредь единолично диктовать цену на газ для той же Европы.
Недаром, просчитав выгоду на перспективу, Россия после длительного этапа переговоров наконец-то согласилась закупать казахстанский газ по цене  $145  за 1 тысячу кубометров, тогда как раньше эта планка не поднималась выше $40–60. Тем временем  последняя цена, которую «Газпром» установил для Евросоюза, уже давно превысила отметку в $220-250 за 1 тысячу кубометров и, по мнению некоторых экспертов, скоро достигнет $300.
Астана тоже останется не в накладе от нового проекта: от транзита туркменского газа через свою территорию наша республика получит немалые дивиденды. К тому же Казахстан (да и Россия тоже) получает доступ к разработке нефтегазовых месторождений в туркменском секторе Каспия, что для нашей республики, учитывая тот факт, что все ее крупные  месторождения распроданы, немаловажно.
Для самого же Туркменистана этот проект тоже выгоден. Газ является главным экономическим ресурсом страны. По официальным данным, его запасы составляют 22 трлн куб. м. Ежегодно республика добывает 60 млрд куб м газа, из которых только 14 млрд идут на внутренние нужды. Оставшаяся же часть добытого газа экспортируется в Россию, на Украину и в Иран. И хотя с «Газпромом» ранее было подписано соглашение о продаже 30 млрд куб. м газа, фактически российская компания забирала всего лишь 5-7 млрд куб. м газа в год. Это было связано с далеко не идеальным техническим состоянием имеющихся газопроводов и самой газовой промышленности республики. Эксперты полагают, что без крупных капвложений максимальная добыча газа в этой стране вряд ли превысит в будущем 47-50 млрд куб. м в год. Необходимые Туркменистану инвестиции сегодня готовы вложить Россия и Казахстан. И если все пойдет, как задумано, можно будет всерьез говорить о создании на постсоветском пространстве нового «большого газового союза».
«Сегодня мы видим начало развития нового сценария для центральнозиатского газа. Это положительно скажется на ситуации с поставками газа в Казахстане, России, и, я надеюсь, в Европе тоже», - заявил управляющий директор «Шелл Казахстан Девелопмент Б.В.» («дочка» Shell) Мартин Ферстл.
«Решение по строительству Прикаспийского газопровода означает, что президенты трех стран (Нурсултан Назарбаев, Владимир Путин и Гурбангулы Бердымухаммедов) подтвердили общую позицию по вопросу транспортировки газа этих стран на мировые рынки», - добавил он. Но! Несмотря на соглашение с Россией и Казахстаном, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов, отвечая на вопрос одного из уважаемых информагентств о судьбе транскаспийского проекта, сказал: «Это всемирный процесс диверсификации экспортных маршрутов. Данный проект не снят полностью с повестки дня».

PDFПечатьE-mail