Нефтегазовый потенциал России

размер шрифта: Aa | Aa
31.01.2008 18:45

По оценкам специалистов, углеводородная база России является крупнейшей в мире, составляя 16,3% мировых запасов (Саудовская Аравия – 13,2%).

Россия – крупнейший в мире производитель энергоресурсов и экспортер нефти и газа. Сегодня суммарный объем экспорта сырой нефти, нефтепродуктов и газа составляет 8,2 млн баррелей в сутки, или почти 19% объема углеводородов, поставляемых на мировой рынок странами нетто-экспортерами (Саудовская Аравия – 18,1%).
В последнее десятилетие российская нефтегазовая отрасль в основном обеспечивала потребности страны в топливе и носителях энергии. Преодолен спад, и начался рост показателей производства и добычи углеводородного сырья. Вместе с тем развитие нефтегазового комплекса сталкивается с растущими проблемами, ставящими под угрозу энергетическую безопасность РФ.
В настоящее время в России добыча более чем в 1,5 раза опережает воспроизводство минерально-сырьевых ресурсов (геологоразведку). С 1991 г. в десятки раз снизилось финансирование этого важного направления деятельности ТЭК.
В 2006 г. при добыче нефти в объеме 459 млн т было разведано месторождений на территории России лишь в объеме 236 млн т. Одобренная правительством РФ программа воспроизводства минерально-сырьевой базы до 2020 г., предусматривающая вложения в геологоразведку в размере 3,5 трлн руб. из всех источников финансирования, в полном объеме не реализуется.
По данным Международного энергетического агентства (IEA), ежегодный рост добычи нефти в России будет увеличиваться не более чем на 3%.
По данным Росстата, добыча полезных ископаемых в 2005 г. замедлила рост вчетверо – с 7,2% до 1,8%. Темпы роста добычи нефти в России впервые снизились в 2004 г. До этого в течение 10 лет добыча ежегодно росла. Например, в 2003 г. по сравнению с 2002 г. она увеличилась на 11% - до 8,49 млн баррелей в день.
По оценкам специалистов, в течение предстоящего десятилетия Россию ожидает остановка роста добычи, затем стабилизация и снижение. По некоторым данным, при условиях существующей сырьевой базы и применении технологических нововведений Россия сможет до 2015 г. добывать 360–380 млн т в год. Нынешнее повышение объемов отбора нефти может сильно ускорить этот процесс.
Называются следующие главные причины снижения объемов нефтедобычи.
 Ухудшение сырьевой базы вследствие отработки наиболее доступных и хорошо подготовленных месторождений. Начиная с 1994 г. приросты запасов нефти в России не компенсируют текущую добычу.
 Неэффективные методы эксплуатации месторождений: высокие цены на нефть способствуют тому, что российские нефтяные компании уделяют меньше внимания поиску новых месторождений и направляют основные усилия на добычу и экспорт, а не на увеличение запасов.
 Удаленность основных месторождений: около 80% разведанных нефтяных запасов расположены в удаленных районах России, что сильно осложняет добычу и увеличивает стоимость транспортировки сырья к перерабатывающим предприятиям и конечным потребителям. Больше половины перспективных недоказанных запасов находятся в Томской, Иркутской областях, на юге Красноярского края, на Сахалине, Камчатке, в Приморском крае и на юге Якутии. Значительная доля ресурсов находится за Полярным кругом.
 Инвестиционный дефицит: по расчетам IEA, до 2030 г. для поддержания нынешнего уровня добычи необходимы инвестиции в размере $374 млрд. Это примерно $14-15 млрд в год. В Министерстве промышленности и энергетики РФ в расчетах энергетической стратегии на период до 2020 г. исходили из суммы $13 млрд. Общий объем вложений в российскую энергетику должен составить до 2030 г. $935 млрд в ценах 2000 г. (примерно $35 млрд в год). И здесь ситуация тоже «дефицитная».
Наблюдается также тенденция к падению уровня добычи на основных российских газовых месторождениях. Основная причина заключается в запаздывании с вводом в эксплуатацию новых месторождений и в эксплуатации месторождений с падающей добычей. К настоящему времени месторождения Западной Сибири, обеспечивающие основную часть текущей добычи, в значительной мере уже выработаны: Уренгойское (ежегодная добыча – 170 млрд куб. м) – на 65,4%, Ямбургское (167 млрд куб. м) – на 54,1%, Медвежье (33 млрд куб. м) – на 75,6%.
В среднем на месторождениях, вступивших в стадию падающей добычи, сегодня в России добывается свыше 85% общего объема газа. Судя по всему, эра дешевого российского газа подходит к концу, а ввод в эксплуатацию новых месторождений, расположенных в экстремальных климатических условиях, кардинальным образом не повлияет на тенденцию снижения общего объема добычи газа.
Для освоения этой ресурсной базы с повышенной себестоимостью добычи ни "Газпром", ни другие производители не имеют реальных инвестиционных источников.

Стратегия государства по развитию нефтегазовой отрасли

В период с 2000 по 2004 г. стратегия российского руководства по развитию нефтегазовой отрасли заключалась в максимальном увеличении объемов добычи и экспорта. Доминирующее положение на рынке занимали частные компании. Роль государственных компаний оставалась незначительной, т.к. руководство страны было занято восстановлением вертикали власти в политической сфере.
Благоприятная конъюнктура в связи с ростом мировых цен на нефть в последние годы позволили правительству РФ значительно пополнить бюджет, что привело к стабилизации ситуации внутри страны.
Действия В. Путина в период второго президентства нацелены, прежде всего, на укрепление позиций государства в стратегических отраслях, что обосновывается рядом тезисов: потребностью в технологической интеграции, созданием более крупных структур для повышения международной конкурентоспособности и т.д. Однако можно предположить, что стратегической задачей государства стало формирование, в первую очередь в нефтегазовой сфере, государственного «центра силы», сконструированного из остающихся в государственной собственности фрагментов. Данная задача направлена на достижение скорее политических, чем экономических целей.
Судя по всему, правительство РФ стремится направить значительные финансовые и административные ресурсы на поддержку стратегических отраслей, в первую очередь в нефтегазовую сферу.
Основная задача стратегии руководства России в среднесрочной перспективе заключается в том, чтобы создать в нефтегазовой сфере подконтрольное государству ядро из крупных госкомпаний, которые призваны отстаивать в первую очередь государственные интересы.
Во-первых, государство использует все возможные средства для укрепления двух компаний общенационального значения – "Газпрома" и "Роснефти", где имеет контрольный пакет. Эти компании имеют преимущество в процессе получения лицензий на разработку всех новых крупных, т.е. стратегических месторождений нефти и газа в России.
Во-вторых, российские власти всячески поощряют активные действия госкомпаний, направленные на увеличение капитализации. Это позволяет демонстрировать «высокую эффективность» нефтегазовой стратегии государства, а также повышает «политическую капитализацию» компаний.
Показательный шаг в этом направлении – проведение IPO "Роснефти", которое оказалось крупнейшим в истории России и пятым в мировом рейтинге. Около 15% своих акций компании удалось продать за $10,4 млрд. В-третьих, наиболее перспективные месторождения нефти и газа, а также ключевая инфраструктура (газо- и нефтепроводы) должны оставаться под контролем государства и его компаний.
Таким образом, анализ ситуации в российском нефтегазовом комплексе свидетельствует о переходе к новому видению государством парадигмы развития нефтегазового сектора. Сегодня можно говорить о конце существования той системы нефтегазового сектора, которая сформировалась в 90-е годы. Тогда основными направлениями развития сектора были демонополизация и приватизация. Сейчас большинство представителей российской политической элиты полагают, что нефтяная отрасль, учитывая ее значение для экономики России, должна находиться под контролем государства.
Вместе с тем в руководстве России продолжают сохраняться разногласия по некоторым вопросам развития нефтегазовой сферы.
В настоящее время внутриполитическая ситуация в России характеризуется нарастающей конкуренцией между двумя основными линиями в российском руководстве – т.н. «либералами» и «силовиками». При всей условности подобного разделения каждая из этих группировок преследует собственные политические цели, обладает собственными идеологическими установками, а также политическими и экономическими ресурсами.
В условиях приближающихся в 2008 г. президентских выборов в России каждая из указанных группировок активно аккумулирует ресурсы, в том числе финансовые. Наиболее богатым источником средств является нефтегазовая отрасль.
В настоящее время позиции группировок примерно равны. «Либералы» контролируют "Газпром" и имеют достаточно близкие отношения с владельцами ТНК-ВР. «Силовики» доминируют в нефтяной сфере, контролируя "Роснефть" и оказывая влияние на "Сургутнефтегаз".
Принципиально важно, что противоречия сторон начинают оказывать влияние на внешнеполитическую стратегию России.
«Либералы» ориентированы на Запад и предпочитают развивать политические и, прежде всего, экономические контакты со странами Европейского союза. В частности, для "Газпрома" приоритетами являются Штокмановский проект и Северо-Европейский газопровод, которые позволят увеличить экспорт газа в Европу.
«Силовики» ориентированы в большей степени на Восток, отстаивая необходимость наращивания сотрудничества с Китаем и Индией. В связи с этим ими лоббируется идея переориентации основных энергетических потоков на восточное направление. В предлагаемой ими стратегии ставка делается на ускоренное развитие Восточной Сибири и начало строительства Восточного нефтепровода. Так, "Роснефть" заинтересована как можно более активно наращивать экспорт нефти в Китай.
Однако в целом стратегические цели обеих группировок в значительной мере совпадают и преследуют в первую очередь  достижение государственных интересов, в т.ч. и на внешнеполитической арене.

Энергетический фактор во внешней политике России

Глобальный характер энергетических проблем, а также значительная роль России в системе мировой энергетики выдвинули энергетический фактор в число базовых элементов российской внешней политики. Нефтегазовая отрасль служит Кремлю мощным инструментом достижения геополитических и общеэкономических целей.
Первое. Приоритеты российской энергетической дипломатии в немалой степени определяются положением России в мировой энергетике.
С одной стороны, Россия – активный участник «Группы восьми», члены которой являются импортерами энергетических ресурсов. Их интересы сводятся к обеспечению надежных поставок энергоресурсов по низким ценам. С другой стороны, Россия входит в группу ведущих экспортеров углеводородов, которые заинтересованы в обеспечении поступлений крупных сумм от экспорта этих ресурсов.
Россия, исходя из своих интересов, стремится оказывать влияние на позиции обеих групп, используя противоречия мирового рынка.
Второе. Основу энергетической дипломатии России составляет сочетание политических и экономических интересов.
В политическом отношении Россия стремится утвердиться в статусе равноправного партнера ведущих мировых держав во главе с США. При этом сырьевой потенциал рассматривается руководством страны как единственное средство достижения этой цели.
Старт новому идеологическому обоснованию внешней политики России задали результаты заседания Совета безопасности РФ, посвященного вопросу о роли России в обеспечении международной энергетической безопасности (22 декабря 2005 г.). С этого времени российское руководство активно позиционирует себя в качестве мировой энергетической державы с соответствующими амбициями.
В экономическом отношении Москва намерена использовать свои энергетические возможности для активизации экономических связей с другими странами и для вхождения на их рынки. В данном вопросе российское руководство отстаивает концепцию обмена активами в нефтегазовой отрасли. Одновременно ведется активная скупка доступных активов в стратегически важных для России странах.
* * *
Таким образом, нефтегазовый фактор стал главным инструментом российской дипломатии в приоритетных направлениях внешней политики. В ходе реализации стратегии России роль агентов в решении геополитических планов призваны сыграть крупные нефте- и газодобывающие компании, подконтрольные государству. Как следствие, в последнее время наблюдается усиление давления со стороны России на ключевых партнеров в энергетической сфере.
Энергетическая геостратегия РФ развивается по трем главным направлениям: европейское, дальневосточное и постсоветское.

Европейское направление

Европейское направление экспорта российских энергоресурсов является центральным, поскольку обеспечивает основной приток финансовых поступлений и является фундаментом экономических связей России с ЕС, придает Москве геополитический вес и международное влияние. Кроме того, создана и работает развитая инфраструктура доставки российских энергоресурсов на европейский рынок.
Европа – основной потребитель российского газа. Фактически все главные экспортные потоки российского газового монополиста ОАО "Газпром" сконцентрированы в западном направлении. "Газпром" обеспечивает примерно треть суммарного импорта в Западную Европу. В 2005 г. "Газпром" продал в Европе 156,1 млрд куб. м газа, существенно увеличив поставки по сравнению с 2004 г.
Российская энергетическая политика на западном направлении становится все более жесткой. Следствием российско-украинского газового конфликта конца 2005-го – начала 2006 г. стали опасения европейских потребителей относительно возможного газового шантажа уже в отношении непосредственно их самих. Европейские правительства начали продумывать планы по диверсификации поставщиков и источников энергоресурсов.
В рамках собственной энергетической стратегии Евросоюз предлагает "Газпрому" заключить с ним единый договор и продавать газ на границах ЕС, что противоречит планам российского газового монополиста о прямом выходе  на внутренние рынки европейских стран.
В складывающихся условиях тактика действий российской стороны в отношении европейских партнеров заключается в использовании следующих инструментов давления.
Скупка активов: руководство РФ поощряет и стимулирует процесс приобретения российскими нефтегазовыми компаниями активов в Европе, стремясь получить дополнительный рычаг давления на страны ЕС.
Однако такая тактика встречает жесткий отпор со стороны европейских властей. Российского монополиста по-прежнему не пускают на внутренний рынок большинства западноевропейских стран.
Поиск альтернативных потребителей: Россия стремится сыграть на зависимости Европы от российских энергоносителей, демонстрируя намерение расширить экспортный поток в азиатском направлении, в первую очередь в Китай и Индию. Вместе с тем инфраструктурные ограничения делают реализацию подобных планов в среднесрочной перспективе малоосуществимыми.
Игра на внутриевропейских противоречиях: общее энергетическое пространство в ЕС еще не сформировано, ряд стран предпочитают договариваться с РФ на двусторонней основе. Особенно четко это просматривается на примере Германии, участвующей в совместном с Россией проекте по Северо-Европейскому газопроводу.
В настоящее время российско-европейские противоречия в нефтегазовой сфере достигли своего максимума. В этой ситуации Россия обладает большим пространством для маневра, т.к. выступает с более активных позиций.

Дальневосточное направление

Дальневосточное направление – сравнительно новый вектор в геостратегии России. Оно еще недостаточно развито в силу географических, финансово-экономических, технологических и политических факторов. Тем не менее в перспективе оно может занять самостоятельное и важное место в энергетической стратегии России.
К примеру, для Китая Россия – пятый по объемам поставщик нефти. Во время последнего визита В. Путина в КНР между НК "Роснефть" и CNPC было подписано соглашение о расширении совместных проектов в области разработки нефтяных ресурсов.
В марте 2006 г. "Газпром" и CNPC подписали «Протокол о поставках природного газа из России в КНР», в котором зафиксированы основные договоренности по срокам, объемам и маршрутам поставок газа и принципы формирования формулы цены.
В настоящее время "Газпром" рассматривает возможность постройки двух новых газопроводов – Западный (проект «Алтай») и Восточный маршруты, по которым в Китай будет поставляться природный газ. Суммарно объемы поставок газа по двум маршрутам должны составить 68 млрд куб. м в год. Первые поставки газа должны начаться в 2011 г.
Кроме того, между двумя странами подписано несколько документов по добыче газа и совместной разработке газовых месторождений.
Вместе с тем процесс сотрудничества России с Китаем в энергетической сфере сталкивается с рядом препятствий.
Дефицит ресурсов: наращивание экспорта углеводородов в Китай потребует начала масштабной эксплуатации новых месторождений, что требует значительных инвестиций. В условиях, когда руководство РФ ограничивает проникновение иностранного капитала в нефтегазовую отрасль, уже ощущается инвестиционный дефицит.
Инфраструктурные ограничения: увеличение поставок российских энергоресурсов в КНР упирается в проблему отсутствия необходимой транспортной инфраструктуры.
В свою очередь руководство РФ всячески затягивает процесс строительства трубопроводов в китайском направлении, что вызывает недовольство китайской стороны.

Постсоветское направление
Российская политика на постсоветском пространстве в настоящее время характеризуется курсом на прагматизацию отношений с партнерами по Содружеству, в первую очередь в вопросе поставок энергоресурсов. Главным инструментом внешнеполитической стратегии России в СНГ стала газовая политика, которая затронула практически все энергетически зависимые от РФ республики.
В результате ситуация с поставками газа на постсоветском пространстве продолжает оставаться нестабильной, что приводит к периодическим межгосударственным кризисам. Наиболее серьезными из них стали противостояние "Газпрома" с правительством Украины в декабре 2005-го – январе 2006 г. и ситуация вокруг покупки российским газовым монополистом 50% "Белтрансгаза".
Жесткая политика проводится "Газпромом" и в отношении Грузии и Молдовы. 

До последнего времени Центральная Азия как источник транзитных энергоресурсов занимала подчиненное положение для европейского направления геостратегии России. Однако в настоящее время благодаря активности "Газпрома" в регионе и наступательной стратегии Москвы в сфере энергетического сотрудничества регион превратился в самостоятельный объект энергетической, экономической и геополитической экспансии РФ.
В последние годы Центральная Азия стала объектом пристального внимания крупнейших российских нефтегазовых компаний, которые в разном формате и с разной степенью успеха начали развивать сотрудничество с республиками региона.
Главное, чего на сегодняшний день удалось добиться России, в частности "Газпрому", это стать единственным оператором всех газовых потоков из стран Центральной Азии. Экономические выгоды этого очевидны. Главный принцип, которого придерживается Россия в своей газоэкспортной политике – принцип единого экспортера. Замкнув на себе транспортировку и экспорт центрально-азиатского газа, "Газпром" значительно расширил свой экспортный потенциал.


Перспективы России как энергетической сверхдержавы

Таким образом, Россия играет важную роль в решении проблем энергетической безопасности в глобальном плане, поскольку обладает значительными запасами энергоресурсов, промышленным и интеллектуальным потенциалом для развития энергетики, а также выгодным геостратегическим положением между крупнейшими потребителями энергоресурсов в Азии и Европе.
Более того, по такому параметру, как объемы поставляемого на мировой рынок сырья, Россия уже сегодня может считаться энергетической сверхдержавой.
К тому же среди мировых держав нет явного неприятия устремлений российского руководства. Однако положение России еще не очень прочное.
В последнее время участилась критика по поводу присутствия России в G8, ее отношений с такими странами, как Иран и Венесуэла, открытого давления на некоторые постсоветские государства, а также открыто высказывается скепсис относительно истинных целей России в энергетике. К примеру, тот факт, что Россия до сих пор не входит в ВТО, объясняется не столько экономическими, сколько политическими соображениями.
Кроме того, состояние российской нефтегазовой отрасли в последнее время внушает серьезные опасения специалистам. Наблюдается падение добычи на основных месторождениях, деградация инфраструктуры и неэффективность потребления энергии на внутреннем рынке.
Среди властной и интеллектуальной элиты России отсутствует общее понимание стратегических целей государства в контексте формулы об энергетической сверхдержаве.
Зачастую данный статус воспринимается как самоцель, достижение которой позволит вернуть утраченные позиции России на мировой политической и экономической сцене.
Более прагматично настроенные представители российской элиты рассматривают осуществление этой задачи в качестве одной из составляющих стратегии РФ на долгосрочную перспективу. В данном контексте энергоресурсы должны дать толчок  дальнейшему развитию России как неотъемлемого элемента международной системы.

PDFПечатьE-mail