Путешествие из Актау в Атырау

размер шрифта: Aa | Aa
08.07.2009 17:39
Сакен Калкаманов
Испещренная паутиной грунтовых дорог, под фюзеляжем самолета проплывала мангистауская земля. Через несколько дней по одной из них творческая группа из 9 человек отправится в сердце полуострова через сотни километров, чтобы увидеть и запечатлеть уникальные памятники кочевой архитектуры.
Удивительно, как щедро одарил Всевышний этот ничем не примечательный на первый взгляд край. Недра этой земли полны полезных ископаемых, а подернутый маревом горизонт скрывает потрясающей красоты  пейзажи, которым позавидовала бы и огненно-красная поверхность Марса, и безжизненно-белая ледяная пустыня Антарктики.
Несметны и духовные богатства Мангистау.  Недаром его называют землей тысяч святынь. Именно здесь, как нигде в Казахстане, много материальных свидетельств начала исламской эры. А погребальная архитектура, воплощенная в тысячах разбросанных по пустыне некрополей, поразительна по своей красоте и еще до конца не изведана.
Компания «Разведка Добыча «КазМунайГаз» посчитала своим долгом поведать о богатствах Прикаспийской степи. Для этого  4 июля 2006 года два фотографа, дизайнер, режиссер, оператор, координатор, руководитель и присоединившийся в Актау гид отправились в экспедицию протяженностью более 3 тысяч километров.
Даже с высоты  в несколько тысяч метров горизонт кажется таким же недосягаемым. С одной стороны, становится не по себе, когда представишь, какой путь предстоит проделать, с другой – испытываешь восторг от понимания, сколько нового ты откроешь для себя и для всего мира.

Старт
Актау встретил нас ласковым морским бризом, чистотой улиц и улыбками на лицах горожан. По словам местных жителей, погода в начале июля балует. Для этого времени обычны невыносимая жара и высокая влажность. Для себя члены экспедиции благосклонность актауской погоды расценили как знак свыше и 5 июля выехали в северном направлении. Путь пролегал вдоль берега Каспийского моря. Утреннее солнце только начало пригревать. Обычные для Северного Казахстана пастухи со стадами домашних животных в Мангистау редкость. На обочине неторопливо щиплют колючку верблюды. И только с приближением машин медленно отрываются от своего занятия, чтобы проводить железный караван взглядом больших глаз. Лошади больше были похожи на североамериканских мустангов. Только тамга на бедре говорила о существовании хозяев. Табуны разной величины то мирно паслись в придорожных канавах, то, пытаясь обогнать автомобили, долго неслись по ведомому только им одним делу. Нашему гостю из Англии  фотографу Джулиану Абрамсу эти обыденные для казахстанцев сюжеты были в диковину. Стремительный полет импортных внедорожников по хорошему шоссе, к большому сожалению водителей, то и дело прерывался просьбой восторженного иностранца остановиться.  Несколько кадров с разных ракурсов, и дальше в путь до очередного: «Sorry! Saken, stop please! It’s beautiful». 

Кошкар-ата
Через час после старта – первая остановка. Некрополь Кошкар-ата. Справа от трассы – белый забор, а за ним бесчисленное множество надгробий. По словам сопровождающего нас научного сотрудника Мангистауского историко-культурного заповедника Мурата Калменова, первые захоронения относятся к Х-ХІІ векам. На территории  кладбища – древние мазары. Очень простые и гениально законченные. Несколько поставленных на торец камней образуют прямоугольник. Возможно, на одном из них древние мастера выгравировали имя и прощальное слово усопшему, но соленый ветер не пощадил древнее творение рук человеческих. Борьба со временем безуспешна. Лишнее доказательство бренности бытия.
Тем не менее более поздние захоронения уже демонстрируют благосостояние родственников усопшего. Украшенные резьбой по камню сандыктасы попадаются в нескольких местах обширного захоронения.  В центре древней части некрополя на пъедестале – надгробие в виде фигуры барана. Именно это захоронение дало название аналогичным памятникам кочевой архитектуры. Стилизованные под животных надгробия ученые называют кошкар тасы. Достоверных сведений о времени этого захоронения, кто был похоронен и в связи с чем был воздвигнут столь отличающийся от  других памятник, у ученых нет. Предположительно это могила знатного воина-батыра, о чем свидетельствуют выгравированные на боковой стороне памятника боевая секира, сабля, булава.
Баран являлся для древних казахов сакральным, тотемным животным. Тем более он олицетворял силу и власть. Очевидно, поэтому ученые считают, что это захоронение вождя племенного союза. Захоронение столь значительной в степи фигуры повлекло за собой рост некрополя. На кладбище встречаются памятники каждого столетия. Если расшифровать затейливые переплетения узоров, символов и арбской вязи, можно было бы прочесть историю жизни как человека, так и его эпохи. Все это требует тщательного изучения и внимания со стороны официальной науки.
Современные захоронения занимают периферию некрополя. Меловые мавзолеи поражают своей затейливостью. Мастерам, сохранившим единый стиль, в каждом отдельном случае удавалось внести что-то свое, неповторимое. Белые купола, орнамент, обязательная гравировка имени, племени, времени жизни, а в некоторых случаях и слова потомков подчеркивают неповторимость захоронений Западного Казахстана. Возможно, объяснением этому может послужить обилие легко поддающегося обработке материала в данной местности. Может быть, оказало влияние прочно укоренившееся в этих краях суфистское течение ислама, может, присутствует заимствование персидской роскоши погребальных захоронений – не специалисту рассуждать сложно.
Тем не менее сейчас это место считают святым. На кладбище есть шыракшы – хранитель. Почитая дух батыра, путник не вправе проехать мимо не остановившись. Обязательны молитва с просьбой о легкой дороге, символическое пожертвование,  и можно отправляться дальше...


PDFПечатьE-mail