Будущее Кашагана

размер шрифта: Aa | Aa
08.07.2009 17:41

Маулен Намазбеков, Артем Устименко

Реализация проекта Кашаган, одного из крупнейших нефтяных месторождений в мире, приостановлено как минимум на три месяца. Виной всему задержка ввода Кашагана в промышленную эксплуатацию, которая была объявлена разрабатывающим его Консорциумом. В данной статье аналитическая группа журнала KAZENERGY совместно с Экспертным бюро ENERGY Focus попытается представить Вашему вниманию общий обзор сложившейся вокруг Кашагана ситуации и ее возможного влияния на общее макроэкономическое развитие Казахстана.

Нынешняя ситуация вокруг Кашагана была спровоцирована очередным срывом международным консорциумом Agip KCO сроков начала промышленной эксплуатации данного месторождения. Стоит напомнить, что состав участников Agip KCO выглядит следующим образом: Eni, Total, ExxonMobil, Royal Dutch Shell Plc имеют по 18,52% долевого участия, ConocoPhillips - 9,26%, Inpex и АО НК «КазМунайГаз» - по 8,33%, причем последний вошел в состав только в мае 2005 года.
Согласно представленному компанией-оператором Eni новому плану предусматривались, прежде всего, перенос сроков начала добычи на Кашагане на два года, то есть до конца 2010 года, а также удвоение стоимости первого этапа проекта (добыча 300 тыс. баррелей нефти в день) с $10 до $19 млрд. При этом полная оценочная стоимость проекта увеличилась с $57 до $136 млрд, что определяет Кашаган в разряд самых дорогостоящих производственных проектов за всю мировую историю, и что влечет за собой его относительно низкую рентабельность, по сравнению с аналогичными проектами, реализуемыми в других государствах.
Стоит напомнить, что согласно соглашению о разделе продукции, консорциум Agip KCO должен был приступить к промышленной разработке месторождения в 2005 году. Поскольку к этому сроку условия ранее заключенного контракта выполнены не были, в феврале 2004 года консорциум достиг договоренностей с правительством Казахстана о переносе срока начала промышленной разработки Кашагана с 2005 года на 2007-2008 годы. При этом, согласно подписанным сторонами документам, Agip KCO обязался выплатить Казахстану в общей сложности $150 млн в качестве компенсации за отсрочку начала промышленного освоения месторождения.
В качестве ответного шага на срыв сроков начала эксплуатации 27 августа 2007 года Министерство охраны окружающей среды Казахстана приняло решение как минимум на три месяца приостановить действие разрешения на природопользование разрабатывающего нефтяное месторождение Кашаган консорциума Agip KCO во главе с итальянской Eni, в связи с экологическими нарушениями с его стороны. При этом итогом переговоров между Правительством РК и представителями консорциума стало то, что в течение 60 дней стороны должны представить предложения по преодолению возникших разногласий.
Более того, Министерство финансов Казахстана инициировало возбуждение уголовных дел против ряда сотрудников Agip KCO в связи с уклонением от уплаты таможенных пошлин при импорте двух гражданских вертолетов общей стоимостью $4,9 млн.
Также стоит отметить, что вместе с генеральным директором Eni Паоло Скарони в Казахстан для переговоров по Кашагану был приглашен комиссар по энергетике Европейской комиссии Андрис Пиебалгс, который в конце августа 2007 года заявил о полной поддержке ЕС позиции Eni. В дополнение к этому Казахстан в начале октября этого года посетит и премьер-министр Италии Романо Проди.
То есть фактически вопросы разработки месторождения Кашаган выводятся на политический уровень. Понятно, что это фактически неизбежно в рамках столь большого проекта, и, в свою очередь, значительно затрудняет возможности по прогнозированию дальнейшего развития обстановки вокруг рассматриваемой проблемы.
Большинство экспертов склоняются к тому, что компания-оператор проекта сама спровоцировала недопонимание, так как после обретения в 2001 году права осуществлять реализацию проекта она объективно наобещала больше, чем изначально могла сделать в установленные договорными обязательствами сроки.
Самое главное, не были должным образом учтены обстоятельства, связанные с трудностями освоения Кашагана, которые можно свести к следующему: отсутствие отдельной трубопроводной системы по перекачке сырья с месторождения; особенности шельфовой добычи в Сев. Каспии, прежде всего в контексте неблагоприятных погодных условий, необходимости возведения масштабных и дорогостоящих инженерных сооружений (искусственные острова), а также глубины залегания нефти (4-5 км); крайне высокое содержание сульфида водорода, который обуславливает необходимость поддержания дополнительных мер безопасности на месторождении; дефицит специализированных кадров и персонала; высокие экологические требования ввиду природоохранного статуса Сев. Каспия.
В результате первоначальная смета расходов и план освоения месторождения Кашаган были подготовлены со значительными упущениями, основанными на неподтвержденных предположениях и оценках, которые привели к полному срыву процесса реализации проекта. Кстати, подобная ситуация сложилась и вокруг Северо-астраханского месторождения, находящегося в России, которое также управляется Eni.

Взгляд на зарубежные «аналогии»
Многие эксперты проводят некоторые параллели между спором вокруг Кашагана и развитием ситуации по поводу российского проекта «Сахалин-2» в 2006 году, который осуществлял консорциум во главе с Royal Dutch Shell Plc. Напомним, в результате конфликта вокруг проекта «Сахалин-2» АО «Газпром» выкупило контрольный пакет оператора проекта Sakhalin Energy (50% и одну акцию) за $7,45 млрд. Причем никаких особых последствий для экономики России это решение не повлекло, за исключением некоторого осложнения отношений с Великобританией.
Важно отметить, что за рубежом наблюдались гораздо более серьезные прецеденты, о чем большинство аналитиков часто забывает, к примеру, в отношении Саудовской Аравии, Алжира, Кувейта, ряда других ведущих акторов глобального энергетического рынка.
В частности, Саудовская Аравия, крупнейший производитель углеводородного сырья в мире, еще в 1975 году полностью национализировала нефтегазовую отрасль под контролем государственной компании Saudi Aramco. Лишь несколько лет назад, в 2001 году, ряд крупных иностранных компаний был вновь допущен для разработки некоторых нефтяных и газовых месторождений в рамках партнерства с Saudi Aramco. При этом, их деятельность подвержена широкому комплексу налоговых и законодательных ограничений.
Подобное «нефтегазовое открытие» Саудовской Аравии привело летом 2003 года к масштабному кризису в отношениях между Эр-Риядом и иностранными инвесторами газовых проектов, деятельность которых пошла вразрез с саудовскими национальными интересами. В результате давления правительства, ExxonMobil, которая согласно рамочному соглашению должна была стать оператором двух проектов, объявила о своем выходе из них, а вслед за этим об аналогичных шагах сообщили и другие американские участники «Газовой инициативы», а также ВР.
Лишь после достижения согласия со стороны иностранных компаний о сохранении прав на переработку и реализации газа у саудовских компаний, а также снижения стоимости освоения месторождений Шейбах и Кидан в 2,5 раза — с $5 до $2 млрд, было заключено новое соглашение с участием Royal Dutch Shell Plc, Total и Saudi Aramco, в рамках которого саудовцы оставили у себя 30% проекта.
Кстати в сентябре этого года алжирская государственная компания Sonatrach в односторннем порядке разоврала контракт с Repsol и Gas Natural по разработке газовых месторождений на юге Алжира. Главной причиной этого стало системное невыполнение данными операторами проекта условий заключенного в 2004 году соглашения, и прежде всего, отсрочка промышленной добычи газа с 2009 года на конец 2012 года.

Что значит Кашаган для Казахстана?
В то же время в отличие от России, Алжира и Саудовской Аравии, Кашаган важен для Казахстана именно в макроэкономическом плане. Ведь согласно заявлениям представителей Agip KCO, извлекаемые запасы нефти Кашагана оцениваются как минимум в 12,5-13 млрд баррелей в случае применения технологии закачки газа в пласт, а общие геологические запасы нефти этой нефтеносной структуры - в 38 млрд баррелей.
В частности, на Втором Евразийском энергетическом форуме KAZENERGY, прошедшем в начале сентября 2007 года, Премьер-министр К. Масимов заявил, что Казахстан к 2015 году все-таки будет добывать 140 млн т в год (в 2006 году - 65 млн т). Таким образом, как ранее неоднократно заявлял Президент Нурсултан Назарбаев, объем добычи должен, как минимум, удвоиться. Однако данные прогнозы напрямую зависят от успешности и сроков освоения проекта Кашаган.
Стоит отметить, что план освоения Кашагана предполагает разработку месторождения в 3 фазы. В рамках первой (4 года) предусмотрен выход на уровень 22,4 млн т, второй (3 года) - 44,8 млн т в год, третьей (5-6 лет) - выход на пик добычи, 59,7 млн т в год. Ранее предполагалось, что именно в 2015 году будет достигнут пик добычи на Кашагане, что явилось главной причиной риторики казахстанских властей. Примечательно, что фактически Кашаган должен был обеспечивать около 40% всей нефтедобычи республики к указанному сроку.
Однако задержки в осуществлении проекта освоения Кашагана фактически ставят указанные прогнозы под сомнение.
Нужно учесть, что на 2010 год уже не рассчитывают и сами власти Казахстана. Так, в конце мая 2007 года вице-министр энергетики и минеральных ресурсов Ляззат Киинов заявил, что Министерство энергетики и минеральных ресурсов ориентируется на начало добычи на Кашагане лишь в 2011-2012 годах. Если эти ожидания совпадут с реальностью, то к 2015 году не будет завершена даже первая фаза разработки Кашагана, а отставание от проектных объемов составит около 35-40 млн т ежегодно. В результате, Казахстан сможет добывать к указанному сроку лишь около 100 млн т нефти в год.
Задержка с вводом месторождения в действие может быть критична и для общих макроэкономических показателей развития Казахстана ввиду значительного сокращения возможных финансовых поступлений в государственный бюджет. Принимая во внимание важность нефтегазового сектора для экономики республики, а также объективный факт роста государственных расходов и внешних заимствований частным, и прежде всего финансовым, сектором, долгосрочная отсрочка вывода Кашагана на проектную мощность в состоянии ограничить жизнеспособность текущих стратегий развития государства, прежде всего в периоде между 2010 и 2013 годами.
Всего, согласно Государственной программе освоения казахстанского сектора Каспийского моря за период 2005-2015 годов должно быть добыто 474,5 млн т нефти. А общая прогнозная добыча нефти по Казахстану за указанный период оценивается в 1283 млн т, то есть из них 37% придется на долю казахстанского сектора Каспийского моря. При этом, начиная с 2012 года, уже более половины годовой добычи нефти должно обеспечиваться за счет разработки каспийских месторождений республики.
С учетом освоения казахстанского сектора Каспийского моря нефтяная промышленность будет развиваться в среднем по 10% в год, соответственно без учета каспийской добычи темпы производства нефти по республике упадут до 1-2% в год.
При этом показательно, что в 2006 году нефтяные компании с каждого доллара от реализованной нефти уплатили в бюджет 30 центов в виде налогов и платежей. Средневзвешенная цена поставленной на экспорт нефти составила $59,3 за баррель ($433 за тонну). Взяв за основу сложившиеся показатели налоговой нагрузки по сектору, среднюю цену реализации и прогнозные объемы экспорта каспийской нефти можно экспертно оценить суммы налогов, которые не поступают в бюджет из-за задержки добычи.
Несложные подсчеты показывают, что налоговый потенциал может оцениваться от $1 до $10 млрд в год. По объемам это равняется затратам государственного бюджета текущего года на здравоохранение, образование, соцобеспечение, культуру, спорт, информационное пространство, вместе взятым. Конечно, здесь не берутся в расчет «налоговая отсрочка» с момента начала добычи до погашения убытков недропользователя, стоимость потоков во времени, размер долгосрочной цены и прочие нюансы.
Но это не сильно изменит оценку, так как ряд платежей носит текущий характер (налоги с зарплат, таможенные платежи и др.), да и сам механизм СРП в итоге стремится к тем же суммам, но только позже во времени. В большей мере налоговая отдача зависит от того, как будут меняться цены на нефть и как скоро начнется коммерческая добыча.
Подводя итог нужно отметить главное - для Казахстана важно скорейшее введение Кашагана в промышленную эксплуатацию, при полном учете национальных интересов и целей экономического развития.


PDFПечатьE-mail