Многостороннее сотрудничество как путь к стабильности и безопасности в Центральной Азии

размер шрифта: Aa | Aa

Владимир Алесин, полномочный представитель Республики Казахстан в Постоянном Совете при Организации Договора о коллективной безопасности, кандидат политических наук

В настоящее время в связи с гло-бализацией пересматривается традиционная концепция безо-пасности. Многие угрозы приобретают трансграничный характер. К ним, в первую очередь, можно отнести международный терроризм, трансграничную преступность, незаконный оборот наркотиков и психотропных веществ, незаконную миграцию. Отсюда возникает необходимость сотрудничества в рамках международных и региональных структур в борьбе с данными угрозами.

Поэтому с первых дней независимости Казах-стан последовательно выступал за развитие интеграционных процессов как на постсоветском пространстве, так и в Центральной Азии, тем более что от развития ситуации в регионе и от взаимоотношений Казахстана с южными со-седями зависит решение таких жизненно важ-ных для национальной безопасности вопросов, как обеспечение южных районов страны водными ресурсами и электроэнергией, борьба с наркотрафиком и незаконной миграцией, экспортом религиозного экстремизма.

С другой стороны, страны Центральной Азии являются зоной жизненно важных интересов Казахстана, поскольку представляют собой потенциальный рынок сбыта казахстанской продукции, являются местом проживания большого количества этнических казахов, а значительная часть товарооборота этих стран с другими государствами осуществляется путем транзита через казахстанскую территорию.

В настоящее время сложились достаточно серьезные предпосылки для расширения сотруд-ничества в регионе. В первую очередь это вызвано тем, что страны Центральной Азии в своем большинстве преодолели кризисные явления и выходят на ступень устойчивого развития, приходит понимание, что многие проблемы региона можно решить только совместными усилиями заинтересованных государств.

В последние годы в Центральной Азии прио-ритетными были вопросы формирования общего энергетического рынка, взаимодействия транспортных комплексов и развития транзитного потенциала, эффективного использования водных ресурсов, повышения продуктивности орошаемого земледелия и внедрения современных технологий в сельском хозяйстве. Решение указанных проблем предполагалось, прежде всего, через проведение государствами региона согласованной политики в рамках организации Центрально-Азиатского сотрудничества (ЦАС).

Тем не менее, появившись (с несколько другим названием) одной из первых на постсоветском пространстве, эта структура в настоящее время прекратила свое существование. По мнению Президента Н.А. Назарбаева, высказанному на встрече глав государств ЦАС в Ташкенте 21 апреля 2000 года, «Центрально-Азиатское экономическое сообщество ни эко-номически, ни организационно не стало тем инструментом, который бы обеспечивал условия взаимовыгодного сотрудничества». Как представляется, процессами, приведшими к распаду ЦАС, можно считать следующее.

Во-первых, отсутствие единой политической воли к интеграции. По многим решениям выделялась позиция Узбекистана, крупнейшего и ведущего наравне с Казахстаном государства в Центральной Азии.

Во-вторых, существенное влияние на распад ЦАС оказали межличностные отношения между лидерами государств региона, их различия во взглядах на региональные и мировые проблемы, а также позиция правящих элит государств. В-третьих, наличие определенной конкуренции на интеграционном поле. Государства региона входят в более успешное объединение Ев-рАзЭС, где решают схожие задачи с более высоким уровнем интеграции. Кроме того, все го-сударства ЦАС являются членами Шанхайской организации сотрудничества, также со схожими функциями.

В-четвертых, по современным масштабам ры-нок ЦАС оказался крайне узким, а производство слабо диверсифицировано. В то же время рынки ЕврАзЭС, и особенно Шанхайской организации, на этом фоне, как представляется, имеют значительно большие возможности. В-пятых, по ряду экспортных позиций государства-члены ЦАС выступали конкурентами на мировых рынках, что не способствовало развитию взаимовыгодного сотрудничества. В-шестых, имела место неурегулированность достаточно широкого круга проблем в регионе, касающихся обустройства границ, совместного водопользования, решения транспортных вопросов и др.

В-седьмых, отсутствие сильных стимулов к ин-теграции, поскольку большинство участников ЦАС являлись членами более успешных интеграционных объединений, а также несовпадение интересов сторон по ряду ключевых проблем.

Следует также иметь в виду различный уровень экономического развития стран Центральной Азии, что также являлось сдерживающим фактором в углублении интеграционного развития стран-членов ЦАС. Другими основными причинами, сдерживающими развитие отношений государств Центрально-Азиатского региона, являлись различия в темпах реализации рыночных преобразований экономик этих стран, в уровне государственного регулирования производственно-хозяйственной и финансовой сферы. Это касается и реформирования политических структур. По сути, уровни политического и экономического развития государств в первое десятилетие своего независимого существования существенно отличались, что способствовало неоднородности региона. В результате к началу нового тысячелетия уже можно было говорить о существенных различиях в политической и экономической сферах сфор-мировавшихся государств, что только усугубило нестабильность в регионе и вокруг него. Перечисленные факторы стали основополагающими в числе причин сначала «вялотекущей интеграции» в рамках объединения, а затем и прекращения деятельности самой организации ЦАС.

Понятно, что распад ЦАС не способствовал стабильности. Лидеры государств лишились возможности совместно обсуждать комплексные проблемы региона, переведя свои контакты в формат двусторонних встреч. Тем не менее потребность в развитии интеграционных процессов не отпала. Тем более что практически все страны Центрально-Азиатского региона к этому времени имели необходимые условия и желание для устойчивого развития, формирования в перспективе общего рынка товаров и услуг и успешного вхождения в мировое сообщество.

Однако сложность заключалась в том, что мно-гие чувствительные проблемы, которые накопились в рамках ЦАС, так и не нашли своего решения в этой организации. По-прежнему вызывает тревогу, что до сих пор Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан не завершили юридическое оформление государственных границ, непростая ситуация сложилась в вопросах совместного водопользования, формирования энергетического консорциума, развития транспортного потенциала региона. Следует учитывать нестабильную военно-политическую обстановку в Афганистане, где процесс восстановления управленческих структур и органов в центре и на местах идет очень медленно и крайне противоречиво. В результате возникла острая необходимость в практическом взаимодействии по ликвидации угроз, исходящих от международного терроризма, трафика наркотиков, людей, других транснациональных проблем. Отсюда как никогда стало необходимым объединение усилий государств по решению накопившихся проблем в регионе, преодолению новых угроз и вызовов. Необходимым условием реализации указанных целей является углу-бление интеграционного взаимодействия цен-тральноазиатских государств, координация экономических и политических интересов, совместное противодействие негативным последствиям глобализации.

Новый этап интеграции после распада ЦАС ха-рактеризуется переориентацией интеграцион-ных приоритетов в деятельности государств региона на другие интеграционные объединения, такие, как Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). Этот этап характерен участием в этих объединениях в разной конфигурации России и Китая, которые являются важными игроками на евра-зийском пространстве. Это вполне объяснимо, поскольку нестабильность в регионе повышает уровень уязвимости каждого из центрально-азиатских государств, что заставляет их расширять круг своих друзей и партнеров. Это вовсе не означает, что они не в состоянии самостоятельно реализовывать свои национальные интересы. Речь в данном случае идет о сотрудничестве и поддержке как внутри региона, так и за его пределами в целях стабильности и устойчивого развития.

Следует признать, что участие России и Китая в евразийских интеграционных структурах существенно повысило уровень сотрудничества в Центральной Азии. В настоящее время необходимо отметить стойкое совпадение интересов центральноазиатских государств, а также России и Китая в отношении обеспечения безопасности в регионе.

Наряду с проблемами энергоресурсов также заметно прослеживается заинтересованность США в стабильности и безопасности в регионе, расположенном в непосредственной близости к потенциальным очагам конфликтов, включая Афганистан и Ирак.

Такая сбалансированная ситуация является лучшей из возможных для центральноази-атских государств. Глобальная война с терроризмом повысила значимость региона и привела к увеличению поступающих в него потоков финансовой и военной помощи. США, Россия и Китай поддерживают усилия лидеров стран региона по сдерживанию религиозного экстремизма и тем самым поддерживают стабильность в регионе.

Все это позволяет сделать вывод, что такое сочетание общих интересов и заинтересованность в развитии интеграционных процессов в Евразии в целях обеспечения безопасности в регионе предоставляет центральноазиатским государствам более широкое поле для маневров в продвижении собственных приоритетов во внешней политике.

Политика Казахстана направлена на обеспечение стабильности и устойчивого развития через единое оборонное и экономическое пространство, но без политического объединения и ущемления суверенитета. С учетом этого участие Казахстана одновременно в СНГ, ОДКБ, ШОС, СВМДА не является противоречивым. Эти структуры с различной конфигураци-

ей участников и разными формами деятельно-сти взаимно дополняют друг друга в части обеспечения безопасности. Можно констатировать, что формируемая в на-стоящее время система евразийской безопас-ности носит многоярусный характер. Каждый из ее сегментов выполняет определенную роль в поддержании и защите от угроз и вызовов. Участие большинства стран региона в Организации Договора о коллективной безопасности помогает решать проблемы военно-политического характера, что является одной из гарантий пре-дотвращения военных угроз. В рамках Шанхайской организации сотрудничества удалось снять проблемы на границах Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, России и Китая – от Памира до берегов Тихого океана, создать систему мер доверия, прежде всего в военной области.

В рамках процесса СВМДА разрабатывается пакет мер доверия в Азии. В Алматинском акте СВМДА, принятом в 2002 году, приоритетным названо устранение угроз, связанных с распространением оружия массового уничтожения. Вопросы противодействия международному терроризму и экспорту религиозного экстремизма решаются в рамках сложившейся договорно-правовой базы Организации Договора о коллективной безопасности, антитеррористических центров СНГ и ШОС. Участие Казахстана в региональных объединениях решает еще одну исключительно важную задачу – обеспечение экономической безопасности государства. Как известно, эконо-мическая безопасность любого государства представляет собой весьма сложную и многоплановую конструкцию. Будучи составной частью общей системы национальной безопасности, она одновременно составляет ее базис, основу для формирования и функционирования всех остальных входящих в ее структуру элементов: военной, технологической, производственной и экологической безопасности. Опыт самостоятельного развития Казахстана показывает, что только надежная и эффективная система обеспечения экономической безопасности может служить в качестве реальной силы, гарантирующей суверенитет и неза-висимость страны, ее стабильное и устойчивое социально-экономическое развитие. Быстрый экономический рост и сильная банковская система дают Казахстану возможность для масштабных инвестиций в экономику стран региона. Продвижение демократических реформ при сохранении социально-политической ста-бильности, сохраняющееся межнациональное и межконфессиональное согласие не только обеспечивают Казахстану достойное место в международной системе, но и наглядно демонстрируют преимущества казахстанской модели общественного развития. Тем не менее в этих условиях важно иметь в виду, что сложившиеся благоприятные условия для Казахстана и реализация поставленных амбициозных планов по вхождению в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мо-гут быть достигнуты только при условии обеспечения стабильности в регионе, которая должна стать главным приоритетом для всех стран Центральной Азии.

Как представляется, стабильность и безопасность могут стать общерегиональной идеей в условиях трансформации Центральной Азии, которая вступает в новую эпоху перемен. Можно ожидать, что эти перемены коснутся, в первую очередь, самих центральноазиатских государств, национальным интересам которых будет отвечать не поддержание нынешнего статус-кво, а необходимость выстраивания «нового регионального порядка» в свете актуализирующихся угроз безопасности, как внешних, так и внутренних. В связи с этим каждым государством, по-видимому, будут приложены усилия по «упорядочиванию» своего международного сотрудничества как на двусторонней основе, так и в региональном формате. Усовершенствование коллективной системы безопасности в Центральной Азии – одна из основных задач в этом свете.

В целом очевидно, что при всем разнообразии и многовекторности своей внешнеполитической деятельности интеграционные объединения в Центральной Азии заняли важное место в арсенале внешнеполитических инструментов цен-тральноазиатских государств. В силу определенных причин сложилась такая ситуация, в которой названные страны вынуждены придавать чрезвычайно большое значение региональной интеграции, поставив ее в число приоритетов своей внешней политики. Причина этого во многом кроется в области безопасности и обеспечения стабильности в регионе, а также в вакууме или недостатке силы, которая могла бы гарантировать, прежде всего, военно-политическую безопасность в Центральной Азии. Поэтому такие региональные объединения, как ЕврАзЭС, ОДКБ и ШОС, в разных конфигурациях компенсируют этот недостаток силы и имеют реальную возможность стать системообразую-щими элементами в области обеспечения ста-бильности и безопасности в Центральной Азии.

Таким образом, исходя из геополитической ситуации в регионе и шире – на континенте Евразии, вполне закономерно возникла потребность в формировании интеграционных структур, которые бы представляли всех основных реги-ональных игроков и тем самым в разных форматах служили бы механизмом многосторонних консультаций и соглашений. Также логично, что основное предназначение этих структур заключается в обеспечении региональной безопасности и стабильности – главных предметов озабоченности, которую представляет для мирового сообщества Центральная Азия с ее углеводородными запасами и большой перспективной ролью в геополитике и геоэкономике Евразии.

PDFПечатьE-mail