Америка перед выбором

размер шрифта: Aa | Aa
Артем Устименко
 
Наследство Дж. Буша
«Американцам в этот раз придется решать не за себя, а за весь мир» – именно подобная формулировка наиболее актуальна для предстоящих выборов.
Ведь США действительно находятся на стратегическом перепутье, приход к которому стал возможен вовсе не из-за внешних угроз, а из-за процессов и веяний внутреннего характера, закрепившихся в умах значительной американской политической элиты.
vubor.jpg
 
И прежде всего это было связано с позиционированием США в глобальном масштабе. Столкнувшись с реалиями однополярного мира 1990-х годов, политическая элита США, в конце концов, не смогла избежать предвзятого восприятия действительности. Предвзятость основывалась на двух взаимоисключающих факторах – во-первых, на иллюзии американского всемогущества, прежде всего военного, а во-вторых, на «отсутствии» альтернативы доминированию США.
Именно это формулировало мнимую «неизбежность» жесткого внешнеполитического курса в глазах американского руководства в начале 2000-х годов, «подчинив» при этом внутреннюю политику внешней. Стратегический курс, который был выбран в период президентства Дж. Буша-младшего, традиционно переживает любое государство, почти достигшее своего апогея влияния. Из положения усиливавшегося отчуждения от модераторства над глобальными процессами Вашингтон ринулся в другую крайность – полномасштабный ревизионизм, навязывание своей воли остальному миру. Ковбойская дипломатия стала основой американской политики.
Дж. Буш, взявшийся за активную реинкарнацию идеологии рейганизма в качестве основы национального политического курса, попытался сыграть роль американского Цезаря. Ведь главным «призом» могло стать абсолютное глобальное доминирование. Но за 8 лет президентства Дж. Буша Соединенные Штаты непостижимым образом смогли полностью растерять свое глобальное преимущество и авторитет «авангарда демократического мира», которые были закреплены в результате окончания Холодной войны. Хаос в Ираке и Афганистане становятся национальной трагедией. Спорный экономический курс нынешней администрации, основанный на рыночном фундаментализме, ставит под сомнение устойчивость и привлекательность американской модели экономики. Давление государства на общество кардинально усиливается. Перечисленное – лишь наиболее явные проблемы.
Последствия этого восьмилетия, даже при оптимистичном сценарии, Америка будет испытывать еще долго.
В принципе, рассуждать о том, что предпримет еще не избранная администрация после своего избрания – дело неблагодарное. Но ясно одно – избранному на будущих выборах претенденту на президентский пост придется искать выход из исключительно трудных проблем, выход, который даст возможность объединить нацию и восстановить международные позиции государства. В более широком плане, речь идет о том, по какому пути пойдет США в расчете на ближайший президентский срок – в сторону изоляционизма или же приоритетом останется внешний интервенционизм. Оставляемое для нового президента наследство слишком запутанное и тяжелое, чтобы попытаться нейтрализовать его лишь путем перемещений властной элиты. В результате, остается открытым основополагающий вопрос – хватит ли у пришедшей к власти американской администрации, не важно республиканской или демократической, политической воли, чтобы, наконец, перестать думать исключительно о собственных конъюнктурных интересах, облекаемых в форму национально-государственных, и оценить реальное положение дел, реальную роль США в мире? Ответ на этот вопрос может быть гораздо более важным по своим последствиям, чем это видится на первый взгляд.
 
Шансы на успех
Несколько месяцев назад определились финалисты предвыборной гонки. Ими стали Барак Обама в тандеме с претендентом на пост вице-президента, сенатором Джо Байденом от Демократической партии, и Джон Маккейн в связке с губернатором Аляски Сарой Пэлин. Подбор довольно неожиданный, принимая во внимание то, предварительный отбор не прошли такие политические гиганты как Рудольф Джулиани и Хиллари Клинтон. Правда, еще с полгода назад никто и не думал, что у республиканцев могут появиться вполне реальные шансы на продление срока своего пребывания в Овальном кабинете. Для этой партии наследие уходящей администрации было слишком обременительным, а пространство для маневра – резко ограниченным, так как любая критика в адрес Дж. Буша становилась критикой самой Республиканской партии. Ведь Дж. Буш один из наименее популярных президентов в истории США. А в условиях американской политической конъюнктуры невозможность критиковать правящую элиту несет исключительно серьезные минусы. Этим довольно удачно пользовались демократы, которые целенаправленно акцентировали внимание на ситуации в Ираке и экономических проблемах, порожденных действиями действующего руководства. Действительно, демократы пытаются позиционировать себя «спасителями нации», обещая избавление от тех проблем, которые оставляет после себя прошлая администрация. Безусловно, приход к власти демократов, скорее всего, повлечет за собой проведение гораздо более осторожного внешнеполитического и военно-политического курсов, через ориентирование на использование «мягких», ассиметричных инструментов проецирования собственных интересов. Но вряд ли желание показать миру, на что способен военно-политический комплекс США, уменьшится, причем по инерции демократы в этом могут и вовсе превзойти Дж. Буша. Однако в контексте выборов показательно другое.
Уже к сентябрю 2008 года шансы кандидатов обоих партий уравнялись, причем Дж. Маккейн, по ряду социологических опросов, несмотря на всю их наигранность, начал опережать представителя демократов. Для последних это сродни шоку – ведь значительная часть Демократической партии была заранее уверена в том, что после провального президентства Дж. Буша победа на грядущих выборах уже обеспечена. По сути, если выиграет республиканец, то это, в действительности, будет большой сенсацией.
Безусловно, республиканцы целенаправленно сделали упор на продвижение в президенты Дж. Маккейна, который воплощает традиционный образ «бравого» военного с геройским вьетнамским прошлым – традиционный пиар-ход, создающий впечатление надежности и решительности кандидата. В нынешних условиях это – очень удачный ход, несмотря на усиление в обществе пацифистских настроений. Любой другой образ кандидата от республиканцев был бы обречен. Сыграли свою роль запуганность американского электората террористической угрозой, а также сохраняющиеся несмотря ни на что у значительной части электората имперские настроения – демократы в этом отношении явно проигрывают. Показательно здесь «своевременное» развертывание грузино-российского конфликта, который, вполне возможно, мог быть направлен на «содействие» Дж. Мак-кейну. Не удивлюсь, если непосредственно к выборам у республиканцев заготовлен еще один «громкий шаг», особенно в контексте «борьбу с терроризмом», который подведет логическую черту под политикой правящей администрации.
Однако главная проблема для демократов, по всей видимости, заключается в том политическом эксперименте, на который они решились, выдвинув в главные претенденты Б. Обаму. Необходимо понимать, что большая часть американского населения и представляющих его выборщиков (даже среди сторонников демократов) осторожно относится к нововведениям в контексте осуществления политического выбора, который в США, в основном, определяется личными симпатиями и традициями, а не восприятием политических платформ. Несмотря на присущий США либерализм, в политике общественные пристрастия крайне консервативны. И как бы это не отрицалось, но распределение расового влияния в американской политике отталкивается от устоявшихся принципов, которые ориентированы на сохранение концепта WASP. Для американского общества данный фактор может стать более серьезным ограничителем, чем катастрофа в Ираке. Демократы, «поставив» на Б. Обаму, пошли на исключительный риск. Несмотря на его энергичность и отменные деловые качества, кандидат от демократов может столкнуться с не совсем адекватным восприятием со стороны выборщиков. Правда, в США исход выборов больше определяет сама политическая элита. И если Б. Обама победит, то в США будет создан ключевой прецедент для будущего американской политической системы. Однако важно другое. Американское общество подходит к выборам разобщенным. Поляризация мнений насчет будущего Америки, как минимум среди «думающей», а не обывательской, части населения, достигла по некоторым аспектам критической точки. И основные политические силы в подобной ситуации могут пойти ва-банк, используя все доступные инструменты политической борьбы между собой, по сравнению с которыми флоридский скандал 2000 года может стать мелочью. Ведь ставки крайне высоки – власть над мощнейшим государством мира. Смогут ли Соединенные Штаты сделать реальный выбор?

 

 

 
PDFПечатьE-mail
 

1231231111

2017 №5 (84)

4343433

Special issue, 2017

24524

2017 №4 (83)

2017_2_82

2017 №3 (83)

KAZENERGY_2_2017

2017 №2 (81)

17.03.17jpg

2017 №1 (80)

Zhurnal_24.01.17

 2016 №6 (79)    

_29.11.16

2016 №5 (78)     

16.09.16-1

2016 №4 (77)  


27541

16.09.16

2016 №2 (75)

2016 №3 (76)

magazine

174

2015 №6 (73) 2016 №1 (74)
03_70 __04_kazenergy_web
2015 №3 (70) 2015 №4 (71)
01-68 01-69
2015 №1 (68) 2015 №2 (69)
KE_05_66 kazenergy_mag_6
2014 №5 (66)

logo_magazine_4_2

2014 № 3 (64) 2014 № 4 (65)
3
2014. № 1 (62) 2014. № 2 (63)
2013 года. № 6 (61) 2013. Спецвыпуск
2013 года. № 5 (60) 2013. Спецвыпуск

2013 года. № 4 (59) 2013 года. № 3 (58)
2013 года. № 2 (57) 2013 года. № 1 (56)
2012. № 5 (55) Спецвыпуск 2012
2012. № 4 (54) 2012. № 3 (53)
2012. № 2 (52) 2012. № 1 (51)
2011. № 6 (50) 2011. № 5 (49)
старый старый
2011. № 4 (48) 2011. № 2-3 (44-45)
старый старый
2011. № 1 (43)  2010 года. № 5,6 (41,42)
старый старый
2010 года. № 3-4 (39-40) 2010 года. № 2 (37-38)
старый старый
2010 года. № 1 (35-36) 2009 года. № 5 (32-34)
старый старый
2009 года. № 4 (30-31)  2009 года. № 3 (28-29) 
старый старый
2009 года. № 2 (26-27)
2009 года. № 1 (24-25)
2008 года. № 8-9 (23) 2008 года. № 7 (22)
2008 года. № 6 (16) 2008 года. № 4-5 (15)
2008 года. № 2-3 (14) 2008 года. № 1 (13)
2007 Года. № 10-11 (12) 2007 Года. № 8-9 (11)
2007 Года. № 6-7 (10) 2007 Года. № 5 (9)
2007 Года. № 4 (8) 2007 Года. № 2-3
2007 Года. № 1 2006 Года. № 5
2006 Года. № 4 2006 Года. № 3
2006 Года. № 2 2006 Года. № 1