Активизация механизмов государственного регулирования развития казахстанского содержания в контрактах на недропользование

размер шрифта: Aa | Aa

karabalin.jpgУзакбай Карабалин, Председатель Координационного совета Ассоциации "KAZENERGY", Генеральный директор Казахстанского института нефти и газа

Изучение опыта освоения месторождений Северного моря и других регионов показывает, что, пожалуй, ни одна нефтедобывающая страна в новейшей истории не избежала бурных обсуждений вопроса местного содержания, поскольку этот предмет весьма чувствителен для участников нефтяных проектов. 

Это обусловлено тем, что со стороны Правительств стран, предоставляющих недра, есть естественное желание получить максимальное количество рабочих мест как в самих проектах, так и в сфере обслуживания, а также достичь наибольшего объема поставок местных товаров, материалов и услуг. С другой стороны, подрядчики, выполняющие нефтяные операции, хотят иметь максимальную возможность использования товаров, материалов и услуг от известных на рынках поставщиков, привычно и надежно обслуживающих их в течение длительного времени.
Как правило, контракты на недропользование, заключаемые в Казахстане, содержат строгое и справедливое требование к подрядчикам - недропользователям по соблюдению технологий и методов ведения нефтяных операций на самом высоком уровне, соответствующим мировым стандартам. Конечно же, эти требования предполагают соответствующий мировой уровень поставок. К сожалению, мы вынуждены констатировать, что пока далеко не все казахстанские товары и услуги соответствуют такому уровню. Особенно это касается поставок на месторождения с высоким уровнем сероводорода и аномально высокими пластовыми давлениями, где требуется особое качество оборудования и материалов.
Таким образом, компании-недропользователи становятся перед дилеммой: как обеспечить выполнение нефтяных операций в контрактные сроки на мировом уровне и одновременно выполнить требования государства о
привлечении местных производителей. Это очень трудный вопрос. Но как показывает опыт других стран и опыт компании, о которых мы имеем возможность услышать сегодня из докладов участников Форума, он может быть успешно решен, если будут выработаны и применены системные меры, а также если сторонами будет проявляться заинтересованность в решении данного вопроса.
Справедливости ради следует отметить, что ссылаясь на дилемму, о которой я сказал выше, ряд недропользователей практически игнорируют многие товары и услуги, которые могут поставлять казахстанские производители. Данные, которые привел Министр индустрии и торговли о том, что за 2008 год объем казахстанского содержания в закупе товаров в сфере недропользования составил менее 10%, конечно же, вызывает большую озабоченность у Правительства, которое в течение многих лет ведет работу по повышению казахстанского содержания. Это вынуждает его усилить административные меры для решения вопроса.
Все эти вопросы и проблемы неоднократно были предметом обсуждения среди членов Ассоциации KAZENERGY. Будучи интерактивной площадкой для обсуждения, на наших заседаниях участвовали не только компании являющиеся недропользователями, но и представители ключевых министерств и ведомств, что позволило нам всесторонне рассмотреть интересы сторон.
Вопросы поддержки предпринимательства и развития казахстанского содержания приобретают особую значимость в условиях негативного воздействия мирового кризиса. С каждым годом все, без исключения, нефтегазовые организации, входящие в Ассоциацию KAZENERGY, привлекают все большее число казахстанских сервисных компаний к выполнению работ и оказанию услуг. Однако, несмотря на общее понимание важности и необходимости развивать «казахстанское содержание» на национальном уровне, разработка и мониторинг программ местного содержания осуществляются разрозненно на уровне отдельных операторов и в индивидуальном порядке.
В настоящее время, к сожалению, еще отсутствует единая национальная программа по развитию местного содержания в проектах недропользования, хотя необходимость в такой программе назрела давно. На наш взгляд, в такой программе должны быть указаны конкретные цели и задачи по развитию казахстанского содержания, с определением приоритетов каждой отдельной категории развития местного содержания, таких как товары, услуги, человеческие ресурсы.
На наш взгляд, необходимо выработать ясные «правила игры» и механизм взаимодействия между иностранными инвесторами и органами государственного управления по вопросам развития казахстанского содержания, принимая во внимание интересы обеих сторон.
Координационный совет KAZENERGY в ходе своих заседаний обсуждал и подготавливал предложения по законодательному регулированию развития казахстанского содержания, которые неоднократно публиковались в печати.
Относясь с уважением и пониманием к административным мерам предпринимаемым Правительством, мы считаем, что одним из действенных рычагов воздействия на увеличение казахстанского содержания является стимулирование недропользователей экономическими методами, например, предоставлением налоговых послаблений компаниям достигшим высоких показателей в казахстанском содержании.
В 2009 году в Казахстане впервые был введен налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Действующий налоговый кодекс
предусматривает возможность на уровне Правительства установить пониженную ставку для недропользователей, разрабатывающих обводненные, малодебитные, выработанные месторождения, месторождения высоковязких видов углеводородного сырья, а также осуществляющих деятельность по низкорентабельным контрактам. Принятие понижающих ставок для месторождений с тяжелыми геологическими характеристиками будет стимулировать наиболее полную отработку месторождений, находящихся на поздних стадиях разработки, с тяжелыми условиями добычи.
Предлагаем подобное решение применить и для стимулирования недропользователей к увеличению казахстанского содержания. Принятие пропорциональных понижающих ставок НДПИ для недропользователей, чьи достижения в казахстанском содержании выше определённого уровня (например, 50 процентов) даст недропользователям позитивный стимул к сотрудничеству с казахстанскими поставщиками и замещению иностранных кадров казахстанскими специалистами.
Компенсация налоговых сборов, по нашему мнению, произойдет за счет увеличения налогооблагаемой базы казахстанских производителей и поставщиков услуг, вследствие увеличения ими объёмов выпускаемой продукции, а, следовательно, и налоговых выплат. Представляется, что государство от такой политики только выиграет.
Мы также считаем что, развитие высокого казахстанского содержания должно закладываться на стадии инжиниринга, который представляет собой научно-техническое сопровождение основных производственных процессов в единой структуре жизненного цикла: ПРОЕКТ - СТРОИТЕЛЬСТВО - ЭКСПЛУАТАЦИЯ - ВЫВОД ИЗ ЭКСПЛУАТАЦИИ.
По опыту ведущих динамично развивающихся стран и госкомпаний: Норвегия (Statoil), КНР (CNPC), Бразилия (PetroBraz), Малайзия (Petronas), Венесуэла (Petróleos de Venezuela), в которых миссию централизации отраслевой научной деятельности осуществляет государство через национальные компании, считаем, что в Казахстане необходимо на базе Казахского института нефти и газа (КИНГ) Национальной компании КазМунайГаз предусмотреть формирование государственной инжиниринговой компании, которая должна начиная со стадии проектирования нефтяных объектов обеспечить жесткое проведение единой государственной технической политики и преемственность разработок. Государственная инжиниринговая организация будет являться плацдармом для развития и внедрения новых технологий в нефтегазовом секторе.
Эта компания обязана принять на себя функции по формированию и актуализации нормативного ландшафта технического регулирования в отрасли, главной задачей которого является формирование отраслевых нормативов, регламентов, содержащих стабильные и современные требования, ориентированные на качественный рост национальных производств.
Централизация и концентрация инжиниринговых сил отрасли позволит изыскать необходимые средства на создание обновленной лабораторной базы для проведения научных исследований, актуализировать нормативную базу отрасли и определить в основных регламентах позицию государственной инжиниринговой компании.
Для активизации развития казахстанского содержания в нефтегазовой отрасли особую значимость приобретает формирование конкурентного поля с учетом потенциала саморегулирования. Под саморегулированием, понимается «самостоятельная и инициативная деятельность, которая осуществляется субъектами предпринимательской или профессиональной деятельности и содержанием которой являются разработка и установление стандартов и правил указанной деятельности, а также контроль за соблюдением требований указанных стандартов и правил».
Новый экономический институт государственного регулирования рынка вместо устаревшего института лицензирования на наш взгляд будет способствовать развитию казахстанского содержания в нефтегазовой отрасли. Одной из негативных характеристик механизма лицензирования является отсутствие ответственности лицензирующего органа за последующие после получения лицензии действия организации, в том числе за вред или ущерб, причиненный такой фирмой при осуществлении работ. Это привело к тому, что в настоящее время выдано несколько тысяч строительных лицензий, хотя число реальных инжиниринговых компаний существенно меньше. Большое количество «фирм-однодневок», не обладающих соответствующим потенциалом, способствует дестабилизации рынка и дискредитации закона о госзакупках. С введением системы саморегулирования на нефтегазовый рынке смогут работать только серьезные компании, которые будут предоставлять качественные услуги.
Таким образом, предприниматели могут объединиться по профессиональному признаку в саморегулируемые организации (далее – СРО), основной деятельностью которых и является разработка стандартов, и правил ведения предпринимательской (профессиональной) деятельности, а также осуществление контроля за соблюдением разработанных стандартов и правил. Саморегулируемая организация должна брать на себя ответственность по предоставлению права вступающему в СРО субъекту заниматься предпринимательской или профессиональной деятельностью. И поэтому СРО отвечает по обязательствам своих членов, ведет жесткий контроль за членами данного профессионального сообщества.
Главная идея института саморегулирования заключается в переносе контрольных и надзорных функции за деятельностью субъектов в нефтегазовой сфере с государства на самих участников рынка. При этом с государства могли бы быть сняты явно избыточные функции и, как следствие, снижены бюджетные расходы, а фокус собственно государственного надзора сместится с надзора за деятельностью в сторону надзора за результатом деятельности.
Хотелось бы обратить внимание, что в России с января 2010 года действие лицензий в области строительства, проектирования и инженерных изысканий прекращается. Организации создают некоммерческие партнерства, которые далее получают статус саморегулируемых организаций, определяющих в дальнейшем допуск того или иного субъекта на курируемый рынок услуг.

PDFПечатьE-mail