Перспективы КАШАГАНА

размер шрифта: Aa | Aa

altАртем Устименко

Ситуация складывающаяся с Кашаганским проектом, отличается высокой степенью неопределенности, прежде всего в контексте очерчивания четких сроков начала промышленной эксплуатации месторождения, а также обеспечения достаточных транспортных возможностей для экспорта нефти на внешние рынки.

Учитывая влияние экономического кризиса, а также фактический застой в период нахождения компромисса между правительством и участниками проекта, Кашаганский проект в значительной степени отстает от реальных сроков сдачи в эксплуатацию, в том числе и ввиду планов компаний-участников по оптимизации текущих расходов. Существует значительная вероятность переноса сроков осуществления добычи нефти на Кашаганском месторождении, и, особенно, вывода добычи на так называемый коммерческий уровень, позволяющий обеспечивать долгосрочную рентабельность добычи.

Необходимо отметить, что по условиям СРП, подписанного 17 октября 1997 года, первая нефть Кашагана должна была быть получена в соответствии со следующим графиком: этап разведки – четыре года с возможным продлением на два года, этап оценки – четыре года, то есть начало добычи планировалось в 2008 году.

alt

Вместе с тем достигнутая за прошедший период степень готовности Кашаганского месторождения варьируется, по разным оценкам, от 20 до 25%, причем текущий подготовительный этап осуществляется крайне медленно, даже несмотря на усиление позиций в консорциуме АО «КазМунайГаз» после подписания 31 октября 2008 года Второго дополнительного соглашения к СРП.

При этом варьируется и степень готовности блоков, составляющих проект Кашаган (Кашаган с извлекаемыми запасами 1 475,5 млн т; Каламкас-море – 57 млн т; Юго-Западный Кашаган – 6 млн т; Актоты – 100 млн т; Кайран – 56 млн т). Запланированные газоперерабатывающий и нефтеперерабатывающий заводы находятся только в начальной стадии.

По сути, заявляемые на официальном уровне данные о возможности начала добычи нефти на Кашагане на протяжении 2012 года могут обозначать лишь пробный запуск проекта. Речь в данном случае может идти об ограниченных экспериментальных объемах добычи, которые в состоянии затянуться на неопределенный период в случае недостаточного учета технологических факторов разработки.

Следует напомнить, что согласно инвестпроекту, на экспериментальном этапе освоения планируется добыча 450 тыс. баррелей в день с постепенным доведением этого объема до промышленного уровня – 1,5 млн баррелей в день. При этом, первый этап освоения Кашагана делится на две очереди: первая очередь в начале этапа даст 370 тыс. баррелей в день, вторая очередь, с началом полномасштабной закачки попутного газа обратно в пласт, – 450 тыс. баррелей нефти в день. Наиболее реальными сроками начала постоянной экспериментальной добычи на месторождении при оптимистичном сценарии можно считать середину 2013 – середину 2014 годов, выход на первую очередь первого этапа – середина 2014 – середина 2015 годов, в то время как переход на промышленную эксплуатацию может затянуться как минимум до 2018-19 годов.

Вместе с тем, существует вероятность того, что технологические трудности освоения месторождения и недостаточное финансирование проекта могут привести к очередным отсрочкам его ввода в строй. Ключевой проблемой Кашагана являются крайне сложные условия разработки месторождения, которые не были в достаточной степени учтены в начальном проектном обосновании.

В частности, среди важнейших негативных технологических факторов, свойственных для Кашагана можно отнести: мелкую глубину моря; продолжительность ледостояния; большую глубину залегания нефтеносного пласта (5 тыс. м); высокое пластовое давление (до 800 бар); высокое содержание сероводорода и меркаптанов (от 16 до 20%); необходимость утилизации побочных продуктов, таких, как сера, и повторного закачивания в пласт сернистого нефтяного газа. Можно отметить и высокую степень забюрократизированности процесса освоения месторождения на корпоративном уровне, отсутствие четкой и сбалансированной модели его поэтапного развития.

Однако на настоящий момент на первый план выходит спровоцированная вышеназванными технологическими проблемами стоимость освоения месторождения, реальный уровень которой варьируется от $130 до $150 млрд.

Вложение этого объема финансовых инвестиций должно быть осуществлено в течение ближайших 7-10 лет, причем вполне возможен дальнейший рост расходов ввиду недостаточной продуманности проекта освоения месторождения. В частности, необходимые расходы на опытно-промышленную разработку Кашагана текущей осенью были увеличены до $38 млрд против ранее озвученных на официальном уровне $31 млрд.

В целом Кашаганский проект с точки зрения объемов вложения финансовых средств значительно превышает среднестатистические мировые показатели.

Как следствие одной из ключевых проблем для реализации Кашаганского проекта может стать недостаточно благоприятная ценовая ситуация на мировых рынках в связи с неопределенностью долгосрочной глобальной экономической конъюнктуры, а также неготовность компаний-участников использовать собственные или заемные средства для обеспечения сдачи месторождения в срок.

В данном контексте настораживают заявления, распространенные летом минувшего года компаниями-участниками о необходимости масштабной оптимизации проектных расходов, вплоть до 30%. Причем именно Казахстан наиболее заинтересован в оптимизации расходов по проекту в связи с резким ухудшением текущих финансовых показателей и в связи с продолжающимся влиянием неустойчивой экономической конъюнктуры. В частности, были озвучена необходимость сокращения расходов на освоение месторождения в 2010 году на $3 млрд.

Можно предположить, что высокая волатильность цен, тяготеющая к низкому ценовому диапазону, или их долгосрочная консервация на уровне ниже $60 за баррель, принимая во внимание крайне высокие инвестиции в проект и в эксплуатационное содержание месторождения, в состоянии повлечь за собой недостаточную рентабельность добычи, особенно для участвующих в проекте частных инвесторов. Несмотря на то, что данный сценарий представляется менее возможным, чем сценарий относительно высоких цен на нефть, тем не менее, его реализация, особенно на протяжении 2010-15 годов, может негативно отразиться на темпах ввода в строй Кашаганского месторождения.

Углеводородное сырье с Кашагана будет поставляться на европейский и американский рынки. Тем не менее, нужно учитывать, что в обозримой перспективе необходимые транспортно-транзитные мощности для экспорта и доставки нефти с месторождения Кашаган будут отсутствовать. Ситуация с ККСТ (нефтепровод Ескене-Курык и создание Транскаспийской системы «порт Курык – Баку») и расширением КТК остается неопределенной, прежде всего в контексте временной реализации указанных транзитных проектов.

Основной маршрут транспортировки нефти Кашаганского месторождения будет, по всей видимости, проходить по ККСТ и трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан. Это обуславливается тем, в частности, тем, что компании ENI, ConocoPhillips, Total, являющиеся участницами Кашаганского проекта, имеют в компании ВТС Со долю в размере 15%, а Chevron – в размере 8,9%.

Вместе с тем, к моменту начала промышленной эксплуатации Кашагана необходимые транзитные мощности на азербайджанском направлении, включая и систему БТД, будут практически отсутствовать, ввиду увеличения непосредственно азербайджанской нефтедобычи, что потребует не только создания системы поставок из Казахстана в Азербайджан, но и расширения имеющихся трубопроводных магистралей.

Есть вероятность того, что сдерживающим фактором может выступить и сам Азербайджан, который рассматривает Казахстан в качестве регионального энергетического конкурента. При этом большое значение на ККСТ будет оказывать рентабельность транспортировки, тесно увязанная с уровнем добычи на Кашагане, ввиду доминантного участия в ККСТ частных компаний и инвесторов.

Альтернативным вариантом для рассматриваемого проекта является трубопровод КТК, который после расширения сможет осуществлять транзит до 50 млн т казахстанской нефти, прежде всего с Кашагана и Тенгиза. По всей видимости, данное направление будет активно лоббироваться Россией, при этом реализация проекта расширения КТК представляется более реалистичной в течение ближайших 3-4 лет. Однако ряд компаний-участников Кашаганского проекта могут довольно настороженно относиться к подобной возможности, в том числе и из-за потенциального политического давления США и ЕС.

 

 

PDFПечатьE-mail