Баку - Тбилиси – Джеихан всего лишь вектор

размер шрифта: Aa | Aa

То, что нефть Прикаспийского региона является предметом не столько экономики, сколько политики, подтверждает история строительства нефтепровода Баку - Тбилиси-Джейхан, идея которого возникла в качестве альтернативы транспортной монополии России. Однако, как говорят эксперты, в результате того, что Азербайджан не провел дополнительной разведки своих углеводородных запасов накануне разработки проекта, этот проект мог не состояться вовсе. Потому встал вопрос о присоединении к нему Казахстана, чьи запасы были подтверждены заблаговременно, и потому иностранные инвесторы не боятся связывать с нашей страной свои далеко идущие и, что важнее, выгодные для Казахстана планы.

Вместе с тем вопрос присоединения, на положительном решении которого настаивали США, вложившие в трубу большие средства, в определенной степени осложнил положение казахстанской стороны, имеющей, как известно, стратегического партнера в лице России, позиции которой другие участники проекта менее всего учитывают, и, напротив, просматривается явное желание их ослабить. Недаром на Западе прошли еще в 2003 году акции протеста против строительства нефтепровода Баку - Тбилиси - Джейхан. Участники манифестаций, например, в Лондоне выдвинули лозунг: «Никаких госбюджетных ассигнований по линии ЕБРР на новую нефть!». Демонстранты считали, что проект навязан странам региона лишь по причинам «геополитической русофобии». Трубопровод, по их мнению, может спровоцировать топливно-энергетический конфликт в регионе, который и без того является крайне нестабильным.

Дополнительным импульсом для выступлений стали «геостратегические метания» Вашингтона, как известно, стоящего за данным проектом. Высказывалось мнение, что на передний план для главного потребителя нефти в мире «выдвинулся контроль над совершенно иной джейханской артерией, идущей к Средиземноморью из Ирака. Слухи о приоритете этой трассы для США, как и симптоматичное нежелание транснациональных компаний, оплатить «Бакинскую инициативу» из собственных смет, лишь обостряет вопрос: если стройка и впрямь необходима для мирового рынка, а не для ущемления интересов России, то почему сами бизнесмены годами не желают за нее браться?» - пересказывает события на Темзе русский журнал «Нефть России».

Но, как показала практика, нашей республике не впервые приходится выходить из щекотливых геополитических раскладов не только без потерь, но и с определенной пользой для себя, что говорит о незаурядном дипломатическом таланте президента Нурсултана Назарбаева. Отсутствие такого масштабного видения перспектив, как и способности, превращать недостатки в достоинства у других лидеров постсоветского пространства, привело к эскалации едва тлеющих противоречий и их перерастанию в настоящие проблемы. Президент Назарбаев сразу заявил, что Казахстан всегда будет искать дополнительные направления для транспортировки нефти и стремление не зависеть от кого-то из партнеров - естественное поведение любой страны, пекущейся о своей выгоде. Вместе с тем казахстанский руководитель дал понять, что все обязательства относительно двусторонних проектов будут выполняться неукоснительно. Так что выводы наблюдателей, будто РК оказалась меж двух огней, в принципе были поспешными. Казахстан активно работает с Китаем и Россией. Например, мощность первой очереди нефтепровода КТК, по которому тенгизская нефть пойдет в Новороссийск, составляет 28 млн. тонн в год, а в перспективе это будут 67 млн. тонн. В прошлом году через него было прокачано 24 млн. тонн. Планируется, что в 2006 году Тенгиз даст уже 25 млн. тонн. Более того, глава Евразийского отделения Chevron Гай Холлингсуорт заявил, что доведение трубопровода КТК до его полной проектной мощности является для Chevron «ключевой задачей»: «Мы продолжим выполнять наши существующие обязательства по поставкам и увеличенные обязательства после расширения мощности КТК». Так что не все однозначно вокруг БТД. По прогнозам КТК может полностью закрыть потребности Тенгиза в транспортировке нефти.

Вместе с тем присоединение Казахстана к нефтепроводу Баку - Тбилиси-Джейхан еще не состоялось. Казахстан, несмотря на настойчивое внешнее давление, не торопится с окончательным решением. Поэтому сроки подписания соглашения о присоединении называются разные. То надежды возлагались на саммит Организации экономического сотрудничества, говорили также о церемонии пуска трубопровода в турецком средиземноморском порту Джейхан... Участники переговорного процесса отмечают, что очень много серьезных вопросов стоит на повестке обсуждения, которое, к примеру, между КазМунайГазом и Государственной нефтяной компанией Азербайджана началось еще в ноябре 2002 года. Здесь очень важно добиться консенсуса, так как для транспортировки казахстанской нефти через Каспий и далее по трубопроводу предусматривало создание системы Актау-Баку. На начальном этапе должно перегоняться до 7,5 млн. тонн казахстанской нефти с последующим увеличением этого объема до 20 млн. тонн.

Есть сложности и другого порядка. Например, безопасность нефтепровода, который проходит по территориям с нерешенными проблемами, по таким, как Азербайджан с тлеющим конфликтом вокруг Нагорного Карабаха, а также Грузия с ее абхазской составляющей. Недаром в последнее время появилось немало аналитических материалов, в которых, в частности, прогнозируется возможность возобновления нагорно-карабахского противостояния. Западные наблюдатели уже подсчитывают доходы от транспортировки нефти по трубопроводу Баку-Тбилиси - Джейхан, которые якобы пойдут на военные нужды Азербайджана. Они предполагают, что к концу 2006 года эти суммы составят 800 млн. долларов.

Нынешнюю ситуацию на линии Армении и Азербайджана эксперты оценивают как напряженную, а перемирие, сохраняющееся здесь с 1994 года, - хрупким. Однако если верить прогнозам азербайджанской стороны, производство нефти в этой республике в 2007 году заметно возрастет, и в 2008 году трубопровод будет задействован в полном объеме: его мощность составит 1 млн. баррелей нефти в сутки. А это значит, что БТД станет своего рода гарантией от нежелательных сценариев развития событий. Как и многочисленные иностранные компании, ведущие разработку месторождений и переработку углеводородов в регионе, а также сами участники трубопроводного проекта.

Как бы там ни было, основные надежды консорциумов, работающих на нефтепроводе, возлагаются, конечно, на Казахстан. Сейчас из казахстанского порта Актау в Баку ежегодно транспортируется всего 3,5-4 млн. тонн нефти, и, как уже говорилось выше, по БТД будет идти не менее 20 млн. тонн с перспективных шельфовых месторождений в казахстанском секторе Каспия. Для этого планируется построить к 2009 году, когда должна пойти первая нефть с Кашагана, новый терминал в Курыке (в 76 км юго-восточнее Актау). Заинтересованность в проекте проявляют компании ENI, TotalFinaElf, Сопосо - Philips и Inpex, участвующие в разработке Кашаганского месторождения и одновременно входящие в консорциумы AMOK и ВТС, являющиеся операторами на БТД.

Гульнара Рахметова

На пресс-конференции, которую Нурсултан Назарбаев дал по окончании состоявшегося в прошлом году официального визита в Азербайджанскую Республику, было отмечено, что направление Баку-Тбилиси-Джейхан рассматривается как один из самых важных маршрутов транспортировки казахстанской нефти. Наша страна, сказал он, с каждым годом наращивая объемы добычи углеводородов, твердо придерживается в данном вопросе принципа многовекторности. И это не прихоть, а просчитанная необходимость. К 2010 году Казахстан будет добывать примерно 100 миллионов тонн нефти, к 2015 году страна выйдет на уровень 150 миллионов. А для внутреннего потребления нам достаточно 25-30 миллионов тонн. Поэтому необходимо диверсифицировать маршруты экспорта углеводородов.

Президент Казахстана также напомнил о других векторах транспортировки казахстанской нефти, о трубе, соединяющей Западный Казахстан и Китай, о возможности иранского варианта с выходом на Персидский залив и перспективности маршрута Атырау - Самара с «прицелом» на Балтику.