Первый трактор. (из серии «Рассказы моей мамы Оразкуль», 1983 г.)

размер шрифта: Aa | Aa
Ералы Оспанулы, художник

Однажды, будучи еще студентом, в Ташкенте я пересказал друзьям историю, которую когда- то слышал от матери о появлении в колхозе первого трактора. Когда ребята разошлись, у меня зародилась идея нарисовать серию графических листов по ее рассказам. Дождавшись выходных, я поспешил домой, в Чимкент. По приезде уговорил маму снова рассказать про то, как они объединились в колхозы и начали строить новую жизнь. Честно сказать, не все оказалось смешным в ее рассказах, было много и трагичного.

Искусственная коллективизация, насильственно проведенная большевиками, раз и навсегда покончила с прежней кочевой жизнью, что привело к страшным последствиям, причинив немало горя народу. Но так уж устроены казахи, что даже из самых тяжелых периодов прошлой жизни умеют вынести что-то светлое, веселое. Так и моя мать, вспоминая о голоде и лишениях тех лет, с улыбкой вспомнила некоторые смешные истории из становления колхозов. Одна из них и была о первом колхозном тракторе.

Так уж случилось, что аул располагался у самой железной дороги, и когда на разъезде остановился состав, с нагруженный новыми тракторами, председателю колхоза каким-то образом удалось уговорить оставить причитающийся колхозу трактор. Радовался этому он безмерно, потому что теперь не надо было ехать в город за машиной и везти обратно. Колхозные активисты быстро пригнали волов и оттащили свое бесценное сокровище к правлению, куда уже успели стянуться остальные жители. Конечно, никто из них прежде не видел это чудо техники, а если и слышали что-то об «арбе без лошади», то это был автомобиль. Одним словом, все вокруг затаились в томительном предвкушении зрелища - как трактор будет пахать, сеять, косить, молоть, веять, короче, работать на поле вместо них. Самый ретивый из управленцев тут же взобрался на трактор и уселся, крепко схватившись за руль. Два- три смельчака так же, со знанием дела, принялись рассматривать подарок Советской власти. Нетерпеливый председатель, предвкушая эффект, который призван произвести трактор на его колхозников, поспешил отдать приказ помощнику проехаться по двору. Но трактор почему-то не захотел заводиться и трогаться с места. Тут один из аульных умников припомнил, что для того, чтобы он поехал, нужно в него налить ведро воды. Видимо, ему как-то и где-то, скорее, в городе, удалось подсмотреть, как шофер наливал воду в радиатор машины. Вполне возможно, что над ним даже подшутили, скрыв, что это не солярка, а обыкновенная водица из арыка. Вот он и заявил об этом. Конечно, все с ним согласились, а председатель даже стал корить себя, досадуя на забывчивость. Тут же нашли ведро и наполнили водой. Но тут возникла еще одна незадача - куда же ее наливать-то? Установилась долгая пауза. Народ начал перешептываться, послышались насмешки. Конечно, никому и в голову не пришло посмеяться над тем, что вместо солярки аульные активисты собираются заправить трактор обыкновенной водицей из арыка.

И вот, когда от томительного ожидания и усмешек председатель стал сдуваться, свое веское слово сказал умник, сросшийся с рулем. Он предложил налить воду в трубу, что торчала перед ним! Это же нарочно для таких темных людей, как все они, на самом видном месте её поставили, торжествуя, заявил он. Естественно, все тут же единодушно, безоговорочно согласились с ним и поспешили подать ведро... Но радость колхозников оказалась преждевременной, вода стала предательски вытекать из трактора прямо на землю. Люди снова пригорюнились, но только не председатель. Охваченный праведным гневом, он повернулся к моему дяде, старшему брату моей мамы, и зычным голосом крикнул:

-Эй, Жамалхан! Скачи скорее в Чимкент. Скажи Карсакпаю, что нам поломанный трактор подсунули!