Кочевничество в современном мире

размер шрифта: Aa | Aa

Одной из наиболее интересных проблем в современном научном знании является проблема кочевничества как одного из наиболее рациональных в доиндустриальный период способов природопользования и утилизации скудных ресурсов засушливых регионов, занимающих почти четверть всей земной поверхности. При этом кочевничество было вплетено в живую ткань естественно-природных процессов и имело место лишь в определенных пространственно-временных границах с известной амплитудой условий жизнедеятельности.

Вследствие этого кочевничество следует, на наш взгляд, понимать прежде всего как форму взаимодействия и динамического равновесия естественно-природных и социально-экономических процессов, как специфическую форму адаптации человека в особых условиях среды обитания, как способ социального функционирования в определенных экологических нишах посредством кочевого скотоводческого хозяйства и соответствующего способа производства. Вследствие этого, несомненно, огромное эвристическое значение всестороннего исследования данного культурно-исторического феномена. Важность его исследования во многом обусловливается и тем, что и поныне более чем в 30 странах мира продолжает существовать кочевое скотоводческое хозяйство, охватывающее около 40 млн. чел., и перед правительствами этих государств во весь рост стоит задача приспособления современных кочевников к реалиям высокоразвитого индустриально-урбанизированного общества и определения путей и способов интеграции номадов в структуру современной цивилизации. Совершенно очевидно, что выработка эффективной стратегии интеграционных процессов невозможна без детального исследования всех элементов системы материального производства, общественных отношений, психологии и духовной культуры кочевников-скотоводов.

Исторически на протяжении нескольких тысячелетий Казахстан являлся зоной самого древнего и самого большого в Евразии по территориальному охвату номадизма - кочевого образа жизни местного населения. Около 3,5 тысячелетий номадизм был ведущим способом производства и доминантным образом жизни населения Казахстана. Кочевничество лежало в основе системы жизнеобеспечения и природопользования, материальной и духовной культуры, менталитета и психологии местного населения, отношений с соседними народами, социальной организации, социально-экономических отношений и общественно-политической системы. На протяжении этих тысячелетий факторы сезонности и зональности урожайности растительного покрова вкупе с цикличностью климатических условий, общего баланса увлажненности, распределения солнечной радиации, степенью минерализации водных источников и многими другими естественно- природными факторами диктуют и определяют динамику и характер передвижений кочевников-скотоводов, а также всего механизма функционирования кочевого образа жизни. Иначе говоря, кормовых и водных ресурсов так мало в аридных зонах Евразии, и они так дисперсны и сегментированы, что их нельзя никак использовать иначе, как только посредством доставки скота к ним, то есть только с помощью кочевого скотоводческого хозяйства и кочевого образа жизни населения.

В отличие от монголов, кочевавших в зимний период года, казахи зиму проводили стационарно, то есть находились на одном месте от трех до шести месяцев в году. Это было обусловлено тем, что в Монголии, расположенной на высоких плоскогорьях, ветер сдувает снег в зимний период года. Тогда как в Казахстане снег зимой залегает плотным и глубоким слоем, иногда доходящим до 50 – 70 и более см. В этот период несколько семейств объединялись в один хозяйственный аул, где должно было быть сосредоточено не более 300 - 400 голов овец. При большем количестве скота на зимнем пастбище ему бы не хватило кормов. В короткий зимний день овца может ежедневно проходить не более двух - трех километров, поэтому радиус зимнего пастбища составлял 1,5 - максимум два километра. Выпас овец осуществлялся равномерными полосами: овец гнали в одну сторону по полосе шириной 20 - 40 метров по уже использованному пастбищу, а потом обратно, но уже по свежему пастбищу. За зиму трава на пастбище снималась так, словно здесь аккуратно прошлись машинкой для стрижки газонов. Что особенно интересно, в зимнюю отару овец объединяли только при наличии ядра овец, которые вместе выросли. Только в этом случае их можно было выпасать в определенном порядке и последовательности.

Пастбища у казахов почти всегда были одноразовые, и если неосторожно стравить новый травостой, то существовала опасность остаться на следующую зиму без кормов. Поэтому при температуре от нуля до 5 градусов тепла, когда снег уже стаивал, но нового корма еще не было, кочевники быстро выводили скот за пределы зимовки, делили отару на маленькие группы по 50 - 70 овец и бродили вокруг зимовки в поисках прошлогоднего корма. При температуре выше 5 градусов начинается вегетация растительного покрова. Скотовод- кочевник в этот период, когда кормов и воды было уже достаточно, должен был так организовать выпас своего скота, чтобы именно на этот период относительного покоя пришелся расплод молодняка. В температурном режиме свыше 10 градусов тепла нужно было быстрым маршем пройти безводные пустыни и выйти в степную зону, где был так называемый летний максимум атмосферных осадков. Все было рассчитано до одного дня. Любая задержка или, наоборот, излишняя торопливость могли стоить людям и скоту жизни.

Лето было периодом относительного покоя. Кормов было много, надо было найти только воду. Поэтому у казахов было два основных типа кочевого хозяйства: это те, кто кочевал по естественным водоемам, и те, кто кочевал по искусственным водоемам (колодцам). В этот период года кочевники объединялись в большие группы и могли сосредоточить до 600-800 голов овец в зависимости от конкретных природных ресурсов. Именно летом номады съезжались в большие группы, проводили годовые асы, общественные собрания, совершали военные походы.

Осенью казахи начинали движение в сторону зимних пастбищ, но в отличие от весны двигались медленно. Рассеиваясь по всей степи, они ждали установления на зимних пастбищах устойчивого снежного покрова. Они оттягивали до максимума использование зимнего пастбища как самого ценного и важного для жизни кочевников ресурса.

Из всего этого выстраивается некий алгоритм научно-исследовательской практики: вначале надо изучить особенности среды обитания номадов, затем способы их адаптации в пространстве и механизмы хозяйствования, из которых вытекают, прежде всего, социальная организация и материальная культура, затем социально- экономические взаимоотношения, и только после этого духовная культура и общественно-политические процессы. Если выдернуть из этого ряда один из контекстов, то кочевничество как феноменальное явление становится абсолютно непонятным. Большинство же исследователей, особенно в советский период, начинали изучать эту проблему с третьего, а то и пятого уровня, то есть сразу с социально- экономических отношений, этногенеза, социальной организации или духовной культуры. Высшей стадией развития кочевничества эти квази-ученые считали оседание. Но в условиях пустыни оседание просто невозможно.

Отсюда вывод: кочевое хозяйство было максимально адаптировано к природным условиям. Чтобы выжить в экстремальных условиях дефицита воды в летний период года, крайнего холода, доходящего до 40 градусов в зимний период, резких суточных, сезонных и годовых колебаний климата, каждый кочевник должен был, как минимум, иметь две профессии: скотовода (знать как кормить, поить, лечить, ухаживать за скотом) и собственно кочевника (уметь ориентироваться в пространстве, предугадывать направление ветров, время атмосферных осадков, знать особенности произрастания растительного покрова и питательные качества каждой травинки, уметь найти воду в безводной пустыне и многое, многое другое). Важно подчеркнуть, что эти две профессии скотовода и кочевника можно было получить только от отца и деда. Отсюда и статус человека. Именно поэтому у казахов существовал генеалогический принцип родства и, как следствие, родоплеменная система. В рамках колхозно-совхозной системы потомки кочевников в значительной степени утратили более чем 2000-летний опыт ведения кочевого скотоводческого хозяйства, при котором человек рассчитывал только на себя и свои знания, накопленные его предками.

Кочевые народы оказали огромное влияние на развитие цивилизационных процессов на всем пространстве Евразии. Они обеспечивали передачу информации на тысячи километров, объединяли пространства, континенты, миры и цивилизации. Они ретранслировали материальные и духовные ценности, институциональные отношения, способствовали доколумбовой глобализации мира. Своими передвижениями и миграциями кочевники склеивали разобщенные и сегментированные миры, делали их частью единого мирового цивилизационного пространства.

Они внесли гигантский вклад в инновационное распространение достижений культуры и техники. Они способствовали развитию и распространению (диффузии) культурных стереотипов, институциональных отношений, развитию торговли. Контролируя огромные внутриконтинентальные пространства, кочевники способствовали транзиту товаров из различных миров. Товарные маршруты сквозь территорию номадов влияли как живой водный поток на развитие мировой цивилизации. Благодаря номадам мир стал единым, а цивилизационные системы взаимосвязанными. На границах кочевого и оседлого миров возникали города как центры их взаимодействия и взаимовыгодного обмена.

Особенно значительным был вклад номадов в развитие институтов государства. Большинство государственных образований на территории Евразии в эпоху средневековья, по мнению члена Британской Академии наук, американского профессора A.M. Хазанова, было создано завоеваниями кочевников. Именно номады впервые в своих нашествиях создали новый тип государства - централизованное государство - империю. Они кардинально влияли на формирование институтов власти в оседло- земледельческих обществах.

Они несли в среду оседло- земледельческих народов высокий престиж домашних животных. Кочевники коренным образом повлияли на качественное улучшение пищевого рациона контактирующих с ними народов, повысили роль белковой пищи. Это способствовало демографическому росту населения Евразии и Северной Африки.

Таким образом, проблема кочевничества является одной из наиболее значимых, актуальных и самых важных проблем истории и культуры Казахстана и внутренних ареалов Евразии. Номады оказали гигантское влияние на развитие мировой цивилизации. Сквозь призму кочевничества следует рассматривать все аспекты прошлого нашей страны, историю как социально- экономического, так государственно-политического развития всего огромного региона Центральной Азии и всех сопредельных территорий.

Вместе с тем исследование кочевничества чрезвычайно важно и потому, что до сих пор в Казахстане в культуре, психологии и жизненных установках казахского населения повсеместно сохраняются следы номадной культуры. Однако с течением времени реминисценции кочевничества уходят в прошлое, остается все меньше времени и возможностей для реконструкции истории и культуры номадов. Вследствие этого кочевничество нуждается в глубоком и всестороннем исследовании. Поэтому совершенно необходимо принятие в Казахстане государственной программы по изучению истории и культуры кочевой цивилизации казахов. Восстановление богатого исторического прошлого древних насельников территории Казахстана, предков казахского народа и особенно кочевой цивилизации казахов является актуальной проблемой, в полной мере соответствующей государственным и общественным потребностям нашей страны,

Казахстан должен стать крупным международным центром по исследованию проблем евразийского кочевничества. Кочевничество является национальным брендом нашей страны. Создание первого и единственного в мире научно-исследовательского института культурного наследия номадов в нашей стране является чрезвычайно важным и своевременным шагом казахстанского правительства. Необходимы полноценная институциональная поддержка и фундаментальное финансирование нового научного подразделения, который должен стать ведущим научно-исследовательским учреждением страны.

Принятие долгосрочной программы по изучению кочевничества позволит обеспечить не только мобилизацию усилий научного сообщества и научно-аналитических структур для решения ключевых научных проблем, связанных с проблемами номадизма, реконструкцию богатого прошлого кочевых народов Центральной Азии, наиболее адекватное исследование их истории и культуры, стимулирование интереса к проблемам кочевничества, координацию научно-исследовательских поисков в сфере номадизма, популяризацию истории и культуры кочевников Казахстана, но и поставит на повестку дня следующий комплекс научно-исследовательских задач:

1.            Фронтальное обследование, описание, картографирование и анализ памятников материальной культуры казахов (зимовки, кладбища, колодцы, кочевые пути и маршруты), которые до сих пор оказывались вне внимания научного сообщества и не получили сколько-нибудь заметного освещения в существующей литературе, с последующим изданием «Этнографической карты памятников материальной культуры казахского народа»;

2.            Тотальное обследование способов ведения хозяйства и экономического освоения природно-ландшафтных зон на территории страны с последующим изданием «Атласа хозяйственно-экономической деятельности казахского народа»;

3.            Фронтальное обследование региональных и местных особенностей казахского языка, топонимов (географических названий), антропонимов (личных имен) с последующим изданием «Лингвистической карты Казахстана»;

4.            Всестороннее обследование номенклатуры родоплеменных названий казахского этноса с последующим изданием «Этнической карты Казахстана»;

5.            Глубокое обследование памятников изустного творчества казахского народа (эпоса, легенд, преданий, сказаний) с последующим изданием «Атласа эпических памятников казахского народа»;

6.            Всестороннее обследование памятников обычного права казахов с последующим изданием «Атласа обычного права казахов»;

7.            Издание серии «Классика номадизма», в антологии которой были бы представлены все важнейшие труды по истории и культуре кочевых народов, и, прежде всего казахского народа.

Нурбулат МАСАНОВ, доктор исторических наук