KAZENERGY: адекватная реакция на новую ситуацию и новые задачи

размер шрифта: Aa | Aa
13.07.2011 23:35
Наблюдатели отмечают, что в Казахстане усиливается политическая роль национальных нефтегазовых компаний. В частности, высказываются предположения, что казахстанские участники стремятся не только стать ведущими игроками углеводородного рынка, но и представлять интересы отрасли в коридорах власти. Эти амбиции дают понять, что национальный сектор завершил накопление сил и теперь начинает реализовывать свой потенциал.

О том, что зарубежные аналитики не далеки от истины, говорит создание казахстанской ассоциации организаций нефтегазового и энергетического комплекса «KazEnergy», которую возглавил опытный и влиятельный профессионал в области нефтегазового бизнеса Тимур Кулибаев. В течение нескольких месяцев, прошедших со дня создания ассоциации, ее руководство было занято рутинной организационной работой: определялась структура, отлаживалась система взаимодействия ее звеньев, доводились до необходимого уровня стратегические цели и тактические задачи, подбирались кадры. В результате ассоциация «KazEnergy» готова заявить о том, что нефтяные силы сконцентрировались для большого рывка вперед, для достижения нового уровня эффективности топливно-энергетического сектора страны.

- Действительно ли сегодня можно говорить о качественных изменениях в рядах национальных компаний, которые позволяют надеяться на их доминирование, на казахстанском рынке углеводородов? С этим вопросом мы обратились к генеральному директору «KazEnergy» Джамбулату САРСЕНОВУ.

- Казахстанские нефтяники, будем точны, еще только хотят выйти «из-за спин» их иностранных коллег. Но амбиции их не беспочвенны. За несколько минувших лет компании, вошедшие в «KazEnergy», действительно многого добились. «Разведка Добыча «КазМунайГаз» за три года увеличила производство нефти на 20%. «КазТрансОйл» восстановил и развил нефтетранспортную систему, построил трубопровод в Китай, ввел в строй другие новые экспортные мощности. «КазТрансГаз» сначала вернул из-под управления иностранных компаний магистральные трубопроводы, а теперь - самостоятельно осваивает газовое месторождение Амангельды. Сам КМГ после 2004 года является непременным участником всех нефтяных совместных предприятий...

Здесь можно еще много говорить именно об экономическом, деловом успехе казахстанских компаний, теперь пришло время закрепить их политически. В этом случае можно будет говорить о полной самостоятельности.

- Что конкретно, Джамбулат Жакиевич, подразумевается под политической самостоятельностью нефтегазовых компаний?

- Дело в том, что до сих пор лидерство в формировании правил игры на нефтяном рынке принадлежало иностранцам. Именно с ними государство вело приоритетный диалог. Достаточно напомнить о таких хорошо зарекомендовавших себя формах взаимодействия власти и иностранного капитала, как Совет иностранных инвесторов при президенте Республики Казахстан или ассоциация «Казахстан Петролеум». Они включают в себя и наши, национальные, предприятия, но отдают предпочтение точке зрения международного бизнеса. Впрочем, такая позиция государства объяснима. Нам в целях подъема экономики нужны были инвесторы, но они, конечно, выдвигали свои условия. Теперь казахстанский бизнес значительно окреп, возмужал, он имеет достаточные финансы для инвестирования нефтегазовой отрасли. Силы выравниваются, не так ли? И казахстанские нефтяники собираются изменить положение вещей.

- В чем заключается главная идея «KazEnergy»?

- Она выглядит следующим образом. Ассоциация намерена наладить диалог между компаниями энергетического сектора и властью, участвовать в разработке законодательства, регулирующего энергетический рынок. Объединение соответствующего потенциала даже нынешних участников «KazEnergy» создает очень мощную силу. Пока же они поодиночке решают свои хозяйственные, коммерческие и политические задачи, договариваясь и с органами власти, и с иностранными компаниями.

- Ну и пускай бы решали. Ведь рынок - это естественный отбор, когда выживают сильнейшие. Зачем нефтяным компаниям подпорки в виде ассоциации?

- Ассоциация не будет никому подпоркой, как и препятствием. Но, как известно, сегодня государство ставит перед нефтегазовой отраслью серьезные задачи, они - общенациональные. В частности, страна должна войти в число пятидесяти наиболее конкурентоспособных стран мира, но для этого нефтегазовая отрасль, которая все эти годы была становым хребтом государственного бюджета, бурно развивалась и достигла действительно впечатляющих успехов, должна показать и пример в реализации государственной Стратегии индустриально-инновационного развития. Что нам здесь интересно? Прежде всего, мы должны пойти навстречу государству и способствовать увеличению казахстанского содержания в нефтегазовых проектах. Пока доля национальных поставщиков на рынке услуг для нефтяной отрасли, по разным оценкам, колеблется в пределах 30%. Между тем освоение только шельфа Каспийского моря формирует рынок емкостью в несколько десятков миллиардов долларов. Во-вторых, нам надо заняться переработкой сырья, причем глубокой переработкой, чтобы наши нефтепродукты конкурировали на международных рынках. В-третьих, надо диверсифицировать транспортировку нефти и газа. Задачи масштабные стоят, к их решению должна подтянуться вся отрасль. Да, конечно, есть Министерство энергетики и минеральных ресурсов, есть Министерство индустрии и торговли, есть масса других государственных институтов... Но наша ассоциация берет на себя обязанность стимулировать и аккумулировать инициативу «снизу», если так можно сказать об инициативе крупных компаний, являющихся членами «KazEnergy».

- По какому принципу сформирована ассоциации? Кроме того, вы говорите, что будете поддерживать казахстанские компании, но в вашем списке присутствуют и иностранные, например российские, американские, китайские...

- По тому же, что и многие бизнес-ассоциации во всем мире.

У нас ассоциации получили самое широкое распространение. Они, как вам известно, играют важную роль не только в формировании инвестиций и в процессе принятия решений, касающихся свободного предпринимательства, но и в решении других вопросов общественной политики, затрагивающих интересы бизнеса. Все это приносит большую пользу обществу, причем эта польза является в основном результатом деятельности добровольных организаций, существующих за счет своих членов и защищающих их коллективные интересы.

- Иногда кажется, что таких объединений чересчур много.

- А вы возьмите опыт США. На сегодняшний день в США насчитывается 147000 разнообразных ассоциаций, представляющих практически каждую профессию или отрасль. И ежегодно там возникает около 1000 новых ассоциаций. Американские ассоциации ежегодно тратят $ 2,2 миллиарда на технологи, предлагают своим членам собственные образовательные программы, 71% из них проводят отраслевые исследования или занимаются сбором статистических данных. Статистика, которой располагают ассоциации, часто является уникальной и не может быть получена из других источников, поэтому и бизнес, и правительство весьма заинтересованы в собранных и накопленных ассоциациями данных.

Мировая практика свидетельствует, что бизнес-ассоциации являются эффективной формой самоорганизации делового сообщества и могут с успехом выступать посредниками в диалоге между бизнесом и властью. Это особенно актуально для стран с переходной экономикой, в которых традиции активного участия граждан в формировании цивилизованных рыночных отношений находятся в начальной стадии формирования.

Ну а что касается членства в нашей ассоциации, то это все давние партнеры казахстанского нефтяного бизнеса. Но ядро ассоциации составляют, конечно, наши. Мы, кстати, планируем принимать в члены «KazEnergy» не только добывающие или перерабатывающие компании, но и сервисные предприятия. Им это поможет расширить их место на рынке услуг. Нефтяники по замыслу, который зафиксирован документально, будут обеспечивать членам команды-сервисникам доступ к своим тендерам и заказам.

Должен подчеркнуть, что ассоциация открыта для всех, кто захочет в нее вступить.

А возвращаясь к вашему вопросу об идее создания ассоциации, добавлю, что перед отраслью поставлена задача довести добычу нефти до 150 млн. тонн в 2015 году, и она также требует объединения усилий и интересов государства, нефтяников, частных инвесторов.

- Государство, к слову, всегда лучше всех остальных понимало нефтяников.

- Понимало, но и использовало по полной программе. От нефтяной отрасли требовалось повышение роста производства, в ответ росли и налоги в отрасли. Но, начиная с прошлого года, такая политика стала давать сбой, В 2005 г. страна добыла меньше запланированного уровня в 64 млн. тонн. В первые месяцы 2006 года наблюдалось устойчивое снижение объема добычи. Возможно, производственный потенциал иностранных операторов был переоценен, возможно, инвестиционная политика в стране перестала стимулировать, но очевидно, что перемены в отношениях топливно-энергетического комплекса и власти, а также внутри самой отрасли назревают. Создание «KazEnergy» - это адекватная реакция на новые задачи и новую ситуацию.


Алексей ПЕТРОВ (Москва, Россия)