В Давосе без перемен

размер шрифта: Aa | Aa

altДавос-2009 проходил в период глобальных экономических потрясений. Именно поэтому его основатели замахнулись на столь громкую тему как формирование посткризисного мира. На Всемирный экономический форум в этом году приехало и рекордное число глав государств и правительств, в общей сложности в Давосе собралось около 3 тыс. участников из 96 стран мира. Однако результаты форума остались далеки от ожиданий.

На нынешний давосский форум возлагались большие надежды, особенно после неудачи ноябрьской встречи G20. Но, анализируя его результаты, создалось такое впечатление, что прошедший 28 января – 1 февраля текущего года «Давос» был направлен вовсе не на формирование интеллектуального восприятия посткризисного мира, ориентированного на новые принципы функционирования экономики, как на национальном, так и глобальном уровнях.

Главным являлся поиск путей сохранения прежней разбалансирован-ной системы, которая уже продемонстрировала свою неэффективность. Давос-2009 показал, что политическая и бизнес элита мира еще не готова осознать или не до конца осознала всю глубину кризисных явлений.
Проблема в том, что нынешний кризис в высших кругах рассматривается не столько как крушение концепции рыночного фундаментализма и либерализма laissez faire, на которой базировалась мировая экономика, а сколько в качестве очередного циклического спада, который можно сдержать лишь ограниченными мерами и косметическими полушагами. Однако этот кризис явно отличается от традиционного циклического спада, и основывается он на гораздо более глубоких причинах. Признав это, в ином случае будет необходима перестройка основ экономического глобализма, которая по инерции может задеть установившиеся позиции ряда государств, не соответствующие их реальному весу в мире. Данное обстоятельство вряд ли позволит осуществить какие-либо толковые действия по сдерживанию кризиса в общемировом масштабе.
altС точки зрения ряда участников Давоса логичней дождаться завершения кризиса, каким бы долгим он не был. Тем не менее, критическая точка уже близка. В частности, об опасности подобного подхода так или иначе заявлял Президент Казахстана Н. Назарбаев, особенно в контексте сохранения глобального долларового формата. Мир за последние несколько лет испытал беспрецедентно быстрые и глубокие перемены. Произошел сдвиг глобального влияния, закрепили свою роль новые международные игроки, такие как Китай, Бразилия, Россия, Индия.
Тем не менее, большинство этих глобальных изменений вовсе не учитывалось, их попросту не хотели замечать. И дело даже не в том, что мир перестал быть контролируемым из одного или двух глобальных центров, в противоположность воззрениям Френсиса Фукуямы и его многочисленных последователей. Мир перестал быть управляемым, создавая предпосылки для усиления межгосударственного недопонимания. Как бы не повторились события 1914 года или конца 1930-х годов… В Давосе много говорилось о необходимости модернизации МВФ, Всемирного банка и других институтов. Ведь за последние годы глобальная экономика развивалась сама по себе, без какого-либо регулирования, в отличие от национальных экономических комплексов. Однако все подобные институты – это пережитки прошлого, которые создавались и подстраивались под абсолютно другую миросистему. Даже в случае внедрения определенных нововведений в их деятельность, эти международные институты не в состоянии обеспечить адекватное функционирование и поддержание экономических и тесно связанных с ними политических процессов. Данное обстоятельство в полной мере относится и к ООН, которая в течение последнего десятилетия превратилась в обычный дискуссионный клуб. Нужен абсолютно новый международный консенсус или, в ином случае, отход от глобализма к национальной автаркии.
altДискуссии в Давосе показали, что глобальная политическая и экономическая элита не знает, чего ждать даже в обозримой перспективе, как экономический кризис будет развиваться далее. Это настораживает. Фактически данное обстоятельство позволяет говорить о том, что большинство предпринимаемых мер носит интуитивный характер, но акцент на интуиции в подобных случаях неуместен. Глобальная элита не видит цельной картины посткризисной эпохи. Проблема выходит уже на интеллектуальный уровень.
По всей видимости, глобальная элита до сих пор находится в состоянии своеобразного кризисного шока.
Дело не в том, что никто не ожидал кризиса, вовсе нет. Многие процессы и тенденции в течение 2001-2007 годов свидетельствовали о его приближении. Однако никто не ожидал, что он будет столь глубоким и неуправляемым. Никто не был готов к такому повороту событий – во многом именно этим объясняется неструктурированность антикризисных действий.
За последнее десятилетие в умах большинства экспертов, экономистов и политических деятелей сформировалось впечатление того, что саморегулирующийся рынок в состоянии противостоять циклическим кризисам. Таким образом, циклические рецессии воспринимались как в целом управляемое явление, причем без особого задействования государства. Именно поэтому игнорировались неконтролируемый рост спекулятивных тенденций, гиперинвестированность экономики через излишнее использование кредита, перекосы на фондовых и товарных рынках. Развитие ориентировалось на формирование «искусственного богатства», которое не обеспечивалось реальными активами. Когда в августе 2007 года разразился финансовый кризис, общераспространенное мнение заключалось в его скоротечности. Позиция заключалась в том, что достаточно снизить процентные ставки и обеспечить некоторую поддержку ликвидности банков, и саморегулирующийся рынок сам обеспечит выход из кризиса. Более того, кризис не признавался, в том числе и значительным количеством участников предыдущего Давоса, вплоть до лета прошлого года.
Ожидания не оправдались. Состояние, близкое к панике, началось ближе к сентябрю 2008 года, когда кризис продемонстрировал свою неуправляемость, и начал перерастать в экономическую депрессию. Однако время было упущено, и до сих пор весь мир находится в ожидании, не решаясь на решительные действия.
Государство вмешалось с явным опозданием. Эффект от финансовых вливаний государств в свои национальные экономики объективно минимален, и в большинстве случаев это – пустая трата денег. Ведь проблема уже не столько в недостатке ликвидности – деньги не могли просто взять и исчезнуть, хотя они и «основывались» на искусственных «активах», сколько в потере доверия, отсутствии долгосрочных ориентиров экономического развития. Неопределенность – это основная опасность в нынешней ситуации.
Пока что понятно одно – государство будет усиливать свое влияние на экономику. Иначе ее ждет глобальный коллапс, саморегулирующийся рынок создал слишком много перекосов. Корпоративный мир, основанный на влиянии корпораций, остался в прошлом. Государство выходит из тени. Это признавалось и на Давосе-2009.
Однако с корпоративным миром постепенно уходит в прошлое и глобализация в ее нынешнем виде. Усиление государства неизбежно ведет к протекционизму и приоритету национального, а глобализация во многих случаях рассматривается как опасный элемент. Сможет ли мир сдержать эту тенденцию? Давос пока что молчит…

Артем Устименко