Экономический кризис и стабильность глобальной нефтегазовой отрасли

размер шрифта: Aa | Aa

altГлобальная энергетика, особенно нефтегазовая отрасль, в условиях мирового экономического кризиса столкнулась с целым рядом проблем, которые могут оказать долговременный негативный эффект на ее устойчивость. По сути, экономический кризис во многом изменил взгляды на значительную часть фундаментальных основ развития глобальной энергетики, начиная от ценообразования вплоть до перспектив прогресса альтернативных источников энергии.

По всей вероятности, развертывающийся глобальный эконоческий кризис, на анализе причин которого мы останавались в прошлых номерах журнала, крайне негативно жется на финансовой стабильности нефтегазовых компаний, их инвестиционных программах, а также объемах добычи нефти и природного газа.

Сильное давление на сектор глобальной энергетики прослеживается, прежде всего, в связи с устойчивым снижением цен на энергоресурсы, главным образом на углеводородное сырье и нефтепродукты. Несмотря на то, что данная тенденция в значительной степени способствовала быстрому падению инфляции в ряде государств мира, а также снижению зависимости реального сектора экономики от высоких цен на энергетические ресурсы, нефтегазовые компании испытывают ярко выраженный ценовой шок.
Можно довольно с высокой долей вероятности предположить, что в обозримой перспективе (в период до полугода) стоимость нефти на мировых рынках в состоянии упасть ниже психологически важной отметки в $25 долларов за баррель нефти Brent. Более того, в случае убыстрения темпов рецессии, прежде всего в США и ЕС, стоимость углеводородного сырья может откатиться к минимальным историческим значениям (ниже $10 долларов за баррель).
Принимая во внимание то, что большая часть нефти, добываемой в мире, в стоимостном выражении оценивается значительно дешевле «марочных» сортов (Brent, WTI), нефтегазовые компании могут столкнуться с той ситуацией, когда добыча нефти будет экономически нерентабельной, даже в тех регионах, в которых себестоимость добычи ниже общемировой (Персидский залив, Венесуэла и т.п.). Это в состоянии вызвать быстрое падение объемов добычи углеводородного сырья рядом государств.
Особую озабоченность у нефтегазовых компаний должен вызывать тот факт, что эпоха «выше $100 за баррель» может в обозримой перспективе не повториться, даже в случае восстановления экономической активности. В частности, следует ожидать принятия США и ЕС объемных ограничений по «обузданию» необоснованной спекулятивной деятельности на сырьевых биржах, что фактически создаст предпосылки для резкого снижения потенциальной ценовой волатильности. В результате, ориентирование ряда компаний на ожидание последующего восстановления ценовых позиций на рынке торговли энергетическими ресурсами может не оправдаться. В данном контексте должны быть в должной степени учтены все возможные риски, связанные с вероятностью сохранения неблагоприятной ценовой ситуации в расчете на долгосрочную перспективу.
Определенную поддержку конгломерированным нефтегазовым компаниям до последнего времени оказывало сохранение высоких цен на природный газ, в том числе и сжиженный, которые отражали прежние ценовые тенденции на нефть, ориентированные на ее постоянный рост. В большинстве межгосударственных контрактов по поставкам природного газа зафиксирована относительно высокая его стоимость, которая на данный момент не соответствует как экономической ситуации в мировой экономике, так и соотношению стоимости нефти и природного газа.
В связи с этим, в течение 2009 года следует ожидать масштабного пересмотра контрактной стоимости природного газа в сторону ее значительного понижения. Компании ряда государств, в больших объемах добывающих природный газ (Россия, Катар, Алжир, Норвегия), будут испытывать кардинальный спад притока ликвидности. Особенно опасной ситуация представляется для российских энергетических компаний, которые уже столкнулись с масштабными финансовыми трудностями.

Падение спроса
Спрос на энергетические ресурсы в государствах, которые являются основными потребителями нефти и природного газа (США, ЕС, Китай. Индия, Россия), будет продолжать активное снижение.
Учитывая то, что пик экономического кризиса, по всей видимости, придется как раз на первый-второй кварталы текущего года, данные экономики будут испытывать серьезное негативное давление всего комплекса имеющихся факторов, как на реальный сектор, так и на покупательную способность населения. Вероятно, что экономическая рецессия в первом-втором квартале 2009 года в США и ряде стран ЕС может достигнуть как минимум -6 – -10% в годовом исчислении, причем спад в машиностроительной, автомобильной, строительной и ряде других отраслей реальной экономики будет значительно больше. По имеющимся экспертным данным, падение спроса на нефть в глобальном масштабе в течение 2009 года может составить около 600-800 тыс. баррелей в день. Однако, по оценкам Аналитической группы KAZENERGY, объявленные показатели падения спроса занижены. Более реалистичным является диапазон сокращения потребления нефти в мире на 1-1,2 млн баррелей в день и больше. Это обуславливает формирование предпосылок для финансовой нестабильности нефтегазодобывающих предприятий в связи с резким сокращением получаемой от добычи и последующей продажи энергоресурсов выручки. В процессе углубления кризисных явлений в основных отраслях-потребителях нефти и природного газа, вызывающего дальнейшее снижение стоимости данных типов энергоресурсов может серьезно ослабить позиции даже наиболее крупных игроков сектора. Особенно это может затронуть компании развивающихся государств, ориентированных на добычу нефти и природного газа, а также экономических субъектов стран-членов ОПЕК ввиду влияния политики квотирования и прослеживающегося искусственного сокращения объемов добычи и экспорта данных типов энергетического сырья.

Недостаток ликвидности
Во многом подобное положение является следствием активной инвестиционной политики, проводимой в энергетическом секторе в течение последних нескольких лет (2003-07) – период, отличавшихся наиболее благоприятной экономической конъюнктурой за последние несколько десятилетий. По сути, на этот отрезок времени пришелся пик инвестиционных расходов, особенно со стороны непосредственно самих субъектов энергетического сектора.
В результате, отрасль фактически не смогла сформировать достаточный «запас» финансовой ликвидности, при этом во многих случаях добывающие предприятия оказались в долговой «яме», появление которой также стало следствием увеличения расходов и использования финансовых заимствований на геологическую разведку, модернизацию добывающих и перерабатывающих мощностей, а также инфраструктуры. Также компании сектора затратили значительные средства на приобретение зарубежных добывающих и перерабатывающих активов, зачастую находящихся в минусе, ориентируясь на вероятность долгосрочного сохранения высоких цен на энергетические ресурсы и доступность кредита, что позволило бы «отбить» потраченные финансы. Но, прежде всего, недостаточная ликвидность нефтегазового сектора сформировалась из-за неэффективного стратегического менеджмента и ориентации на краткосрочные цели развития, без достаточной оценки долгосрочных перспектив развития ситуации как на корпоративном, так и общеэкономическом уровнях.
В условиях резкого ухудшения экономической ситуации в глобальном масштабе и ее дальнейшего сохранения, нефтегазовые компании, имеющие значительную задолженность перед кредиторами, в состоянии реально столкнуться с возможностью своего банкротства, в связи с неспособностью исполнять взятые на себя финансовые обязательства. Особенно сильно это почувствуют относительно мелкие компании сектора, не обладающие достаточными добывающими или перерабатывающими активами, а также связанные с инфраструктурной поддержкой сектора.
Стоит отметить, что глобальный энергетический сектор еще не полностью ощутил влияние отсутствия кредитных денег, так как высокая стоимость энергетических ресурсов на глобальном рынке вплоть до середины осени 2008 года позволяла компенсировать сокращение доступа к заимствованиям, в отличие от других отраслей экономики. Вследствие этого, компании сектора начнут активно сталкиваться с давлением так называемого «credit crunch» только начиная с текущего года.
Однако возможности для рефинансирования существующей задолженности, особенно с точки зрения привлечение внешних заимствований, а также доступ к новым займам, будут минимальными на протяжении как минимум текущего года. Перерастание кризиса в экономическую депрессию может лишить компании сектора доступа к достаточным кредитным ресурсам на гораздо более продолжительный срок, до 2-3 лет. Стоит отметить, что нефтегазовые компании могут не особо рассчитывать и на «дорогой» кредит, особенно долгосрочный, так как кризис доверия в сфере финансов продолжает углубляться. Некоторое содействие следует ожидать от государства, но в большинстве случаев государственная поддержка будет минимальна, особенно в странах с высоким уровнем государственного долга, в частности и в США.

Воздействие фондового рынка
Проблема ухудшается привязкой большой части крупных нефтегазовых компаний к фондовому рынку.
Его ускоренное и мало кем предсказанное остывание в течение 2008 года вызвало быстрое обесценение акций данных компаний, и, как следствие, глубокое падение их рыночной стоимости. Наблюдается тенденция быстрого ослабление интереса инвесторов к ценным бумагам нефтегазовых компаний, что снижает значимость фондового рынка как одного из главных источников ликвидности. При этом многие компании сектора брали кредиты под залог именно своих акций, и вынуждены в изменившихся выплачивать margin call, то есть увеличить объем залога из-за постоянного обесценения их ценных бумаг. Кризисные явления значительно минимизируют возможности по использованию крупными компаниями такого инструмента привлечения денег, как IPO. В условиях резкого снижения стоимости акций и оценки бизнеса в целом со стороны биржевых игроков и инвесторов, компании сектора столкнутся с серьезными трудностями с точки зрения своего выхода на IPO и достижении ожидаемых от этого результатов. Более того, использование IPO как средства обеспечения ликвидности в складывающейся ситуации абсолютно неприемлемо для подавляющей части компаний сектора, из-за объективно невозможности обеспечения достаточного притока финансовых средств и сильно заниженной рыночной стоимости компаний.

«Этанольные» инициативы
Как не парадоксально, специфически негативным фактором для сектора, способствующим формированию в нем дестабилизационных тенденций, стала так называемая «этанольная» кампания, развернутая руководством США, а также некоторых стран Еврозоны. По сути, на самом высоком уровне необоснованно было заявлено о возможности резкого снижения зависимости от традиционных источников – сырой нефти и природного газа, в течение относительно короткого временного срока. Из инвестиционного потенциала энергетической отрасли, особенно в США и ЕС, было изъято, как минимум, несколько десятков миллиардов долларов, которые в ином случае могли обеспечить долговременную устойчивость нефтегазовых компаний, а также более адекватное использование благоприятной экономической конъюнктуры на ввод в строй новых месторождений сырья, совершенствование технологий его добычи и переработки.
Основываясь на недостаточно надежной и проверенной концептуальной базе, данная кампания способствовала разбалансировке глобального рынка продовольствия и нефти, наряду с распылением финансовых активов нефтегазовых компаний на разработку и внедрение так называемых «экологически чистых этанольных технологий и стандартов». Что самое главное, инициатива напрямую способствовала разрастанию спекулятивного бума в сфере торговли нефтью и нефтепродуктами, а также ряда продовольственных товаров (пшеница, кукуруза и др.).
Влияние спекуляций
Можно предположить, что, во многом, недостаточно полновесную картину будущего влияния кризиса на энергетику создали искусственно раздутые сценарные варианты активного роста стоимости нефти и природного газа, которые активно поддерживались и институциональными субъектами рынка, такими как ОПЕК, МЭА, а также национальными правительствами. По сути, деятельность этих субъектов ориентировалась Однако возможности для рефинансирования существующей задолженности, особенно с точки зрения привлечение внешних заимствований, а также доступ к новым займам, будут минимальными на протяжении как минимум текущего года. Перерастание кризиса в экономическую депрессию может лишить компании сектора доступа к достаточным кредитным ресурсам на гораздо более продолжительный срок, до 2-3 лет. Стоит отметить, что нефтегазовые компании могут не особо рассчитывать и на «дорогой» кредит, особенно долгосрочный, так как кризис доверия в сфере финансов продолжает углубляться. Некоторое содействие следует ожидать от государства, но в большинстве случаев государственная поддержка будет минимальна, особенно в странах с высоким уровнем государственного долга, в частности и в США.

Воздействие фондового рынка
Проблема ухудшается привязкой большой части крупных нефтегазовых компаний к фондовому рынку.
Его ускоренное и мало кем предсказанное остывание в течение 2008 года вызвало быстрое обесценение акций данных компаний, и, как следствие, глубокое падение их рыночной стоимости. Наблюдается тенденция быстрого ослабление интереса инвесторов к ценным бумагам нефтегазовых компаний, что снижает значимость фондового рынка как одного из главных источников ликвидности. При этом многие компании сектора брали кредиты под залог именно своих акций, и вынуждены в изменившихся выплачивать margin call, то есть увеличить объем залога из-за постоянного обесценения их ценных бумаг. Кризисные явления значительно минимизируют возможности по использованию крупными компаниями такого инструмента привлечения денег, как IPO. В условиях резкого снижения стоимости акций и оценки бизнеса в целом со стороны биржевых игроков и инвесторов, компании сектора столкнутся с серьезными трудностями с точки зрения своего выхода на IPO и достижении ожидаемых от этого результатов. Более того, использование IPO как средства обеспечения ликвидности в складывающейся ситуации абсолютно неприемлемо для подавляющей части компаний сектора, из-за объективно невозможности обеспечения достаточного притока финансовых средств и сильно заниженной рыночной стоимости компаний.

«Этанольные» инициативы
Как не парадоксально, специфически негативным фактором для сектора, способствующим формированию в нем дестабилизационных тенденций, стала так называемая «этанольная» кампания, развернутая руководством США, а также некоторых стран Еврозоны. По сути, на самом высоком уровне необоснованно было заявлено о возможности резкого снижения зависимости от традиционных источников – сырой нефти и природного газа, в течение относительно короткого временного срока. Из инвестиционного потенциала энергетической отрасли, особенно в США и ЕС, было изъято, как минимум, несколько десятков миллиардов долларов, которые в ином случае могли обеспечить долговременную устойчивость нефтегазовых компаний, а также более адекватное использование благоприятной экономической конъюнктуры на ввод в строй новых месторождений сырья, совершенствование технологий его добычи и переработки.
Основываясь на недостаточно надежной и проверенной концептуальной базе, данная кампания способствовала разбалансировке глобального рынка продовольствия и нефти, наряду с распылением финансовых активов нефтегазовых компаний на разработку и внедрение так называемых «экологически чистых этанольных технологий и стандартов». Что самое главное, инициатива напрямую способствовала разрастанию спекулятивного бума в сфере торговли нефтью и нефтепродуктами, а также ряда продовольственных товаров (пшеница, кукуруза и др.).

Влияние спекуляций
Можно предположить, что, во многом, недостаточно полновесную картину будущего влияния кризиса на энергетику создали искусственно раздутые сценарные варианты активного роста стоимости нефти и природного газа, которые активно поддерживались и институциональными субъектами рынка, такими как ОПЕК, МЭА, а также национальными правительствами. По сути, деятельность этих субъектов ориентировалась на поддержание спекулятивного характера ценообразования на глобальном энергетическом рынке, без должного учета фундаментальных факторов, что выразилось в полной нежизнеспособности их прогнозов и оценок.
Данную динамику непосредственно поддерживала и гипертрофированная спекулятивная составляющая глобального рынка торговли энергетическим сырьем, прежде всего нефтью и нефтепродуктами, ввиду резкого ослабления в течение последнего десятилетия регулирующих инструментов.
Подобное положение дел фактически полностью лишило участников рынка способности адекватно воспринимать реальный баланс спроса-предложения, а также формировать отвечающий действительности ценовой коридор. Вследствие этого, у большинства инвесторов, а также компаний отрасли, создалось обманчивое впечатление о невозможности появления реверсивной ценовой динамики. Хотя экономическая ситуация уже в середине 2007 года наглядно демонстрировала приближение порогового предела, который обуславливал снижение спроса на энергоресурсы, тем не менее, спекулятивный «пузырь» в сфере торговли энергоресурсами продолжал быстрыми темпами увеличиваться вплоть до середины лета 2008 года.
Именно поэтому нефтегазовые компании продолжали расширять свои инвестиционные программы и необоснованно увеличивать расходы, несмотря на явно проявляющееся уменьшение общей экономической активности.
В рассматриваемом контексте необходим полный пересмотр основ биржевого ценообразования на энергетические ресурсы, ввиду неспособности существующей биржевой системы к эффективному ценовому регулированию глобального энергетического рынка и ее подверженности к неконтролируемой спекулятивной активности.

Падение инвестиционных возможностей
Можно гарантированно утверждать, что данная ситуация приведет к фактически полной остановке выполнения долгосрочных инвестиционных программ, в том числе и социального характера, в то время как компании будут стараться ориентироваться исключительно на «поддержание» бизнеса. Объективно понятно, что в подобных условиях нефтегазовый бизнес будет активно избавляться от непрофильных активов, которые были, по большей части, приобретены в период благоприятной экономической конъюнктуры.
Особенно заметно падение инвестиционных возможностей сектора затронет крупные затратные проекты по разведке месторождений и добыче нефти и природного газа, в том числе и в регионе Каспийского моря, которые в условиях долговременного снижения стоимости нефти и природного газа могут стать экономически нерентабельными. Долгосрочный негативный эффект будет оказываться на компании со «старыми» месторождениями, преобладание которых в их производственной структуре, при отсутствии достаточных темпов разведки и ввода в эксплуатацию новых месторождений в период кризиса, повлечет за собой не только резкое падение рентабельности, но и невозможность поддержания приемлемого уровня добычи на протяжении продолжительного периода времени.
Также вполне вероятно, что пострадает и реализация масштабных инфраструктурных проектов, таких как нефте- и газо-проводы. Принимая во внимание высокую стоимость их осуществления, которая в большой степени зависит от возможностей получения соответствующего уровня заимствований, компании, особенно частные, будут ориентироваться на существующие транзитные системы. Исключением могут стать некоторые трубопроводные проекты, реализуемые при государственной или международной поддержке, однако и в этом случае сроки их ввода в строй будут кардинально пересматриваться. 

Статья подготовлена Экспертным бюро «ENERGY Focus»