Алматинский календарь

размер шрифта: Aa | Aa
11.07.2011 16:06

Баян Барманкулова
Галерея “Алма-Ата Art “ уже третий год организует тематические коллективные выставки. Они интересны тем, что дают возможность увидеть различие стилистик и художественных решений одной или нескольких тем и сюжетов. В 2007 году это была выставка «Прелюдия весны», в которой участвовали 18 художников. В 2008 году тема «Город и предмет» привлекла 19 художников. 23 января 2009 года открылась выставка, где участников стало уже 24.

Дата открытия в этот раз почти совпадала с началом нового восточного года жёлтого быка. Потому пришла идея предложить художникам посвятить свои работы этому замечательному животному и таким образом создать выставочное пространство, где царило бы праздничное разнообразие.

Однако при осеннем разговоре с художниками возник неожиданный разброс откликов. Одни сразу согласились. Другие отказались. Третьи неуверенно сказали, что подумают. Четвёртые заявили, что такая точная сюжетика их смущает и идёт в разрез с их творческими устремлениями. И поэтому возникло новое название, которое устроило всех художников, приглашенных на эту выставку. И вместо “Года быка” возник “Алматинский календарь” с подзаголовком “Бык, зима и фантазия”.

Елена Бейсембинова осмотрела свои закрома и нашла вполне подходящий к нашему случаю “Дастархан” с изображением казахского застолья, уместного в любое время года и столь аппетитного, что все посетители, смеясь, восклицали, что не прочь тут же съесть кусочек казы, лепёшки или баурсак.

Андрей Нода ухватился за “календарь”, который даёт широкую амплитуду интерпретаций. Художник остался верен постоянным своим героям: вечные двое, невзирая на “время на дворе”, всё решают проблему дуэтного консенсуса. А на соседнем холсте их дожидается скромный ужин из рыбы. alt

Вячеслав Люй-Ко вдохновился словом “алма-тинский”. А уж оно предполагает, что в нашем ареале может происходить всё, что угодно, по личному усмотрению имярека. Художник создал два графических листа, где наши сограждане под аккомпанемент стихов Баратынского мечтательно дрейфуют по улицам на трамвае или летят, гонимые порывами ветра, о чем для убедительности сообщает написанное в небесном просторе слово «ветер, ветер, ветер…».

Девять художников с удовольствием и остроумием изобразили быка в разных сюжетных коллизиях. Марат Бекеев, как всегда, языком абстракции хитро зашифровал свое сообщение о быке в картине “У белой горы”.

Акмарал Жиенгалиева выразила свое отношение к теме переплетением цветовых пятен в картине “Светлое настроение”.

Решат Кожахметов, после осенней поездки в Испанию, откликнулся замечательной керамической “Корридой”.

Елена и Владимир Григорьяны посетили Испанию летом. Владимир предпочёл запечатлеть маслом на холсте не бой человека и животного, а предшествующий корриде бег быков по улицам города. Елена создала своего рода графическую мозаику, где остроумно варьируются сюжеты с быком.

Похищение прекрасной женщины хитроумным богом легло в основу полотна Сергея Ледяева «Европа» и графического листа Александра Львовича “Похищение Евразии”. Когда со всех сторон слышится: «Евразия, Евразия, Евразия», - то почему бы великому Зевсу не обратить внимания на новую замечательную героиню?

Несколько графических листов посвятили быку, Европе и счастливым снам сёстры Кусаиновы, Георгий Макаров и Светлана Плотникова.

Эдуард Казарян предпочёл шамот и глазурь для своей тарелочной версии забавного пленения красавицы богом. Трудно было бы представить пространство зала без его замечательных керамических верблюдов в натуральную величину. Они внесли в экспозицию яркий акцент, что не осталось не замеченным зрителями, особенно детьми, которые просто льнули к ним и фотографировались на память. Конечно, верблюды не быки, но для наших пространств они не менее, если не более адекватны.

Виолетта Кнутова, Далида и Галым Оспанов предпочли принести городские пейзажи. Все трое написали зимние виды, глядя на город из окон лоджии, мастерской и кухни. Потому, наверное, холодный снег выглядит таким тёплым и уютным. Призрак снега над водой написал Кадыржан Хайрулин. Наталья Литвинова увидела реальный пейзаж как абстрактную игру форм бесконечной материи.alt

Бахыт Бапишев, последние несколько лет увлечённый красотой Иссык-Куля, показал несколько полотен с изображением этого озера, удивительного во все времена года. Художник, известный склонностью к символу и метафоре, и в натурной живописи создаёт не этюды, а величественные образы таинственного и магнетического мира природы. Сауле Сулейменова на основе старой фотографии написала большое полотно “На корове” (“Апа”) с гордой наездницей в национальной наряде. Так она восстановила равновесие в мире животных: не всё же быкам быть в центре внимания, коровы тоже имеют право на известность.

Чингис Ногайбаев никогда не изменяет своему взгляду на мир, как на абсурдную и гротескную комбинацию странных несопоставимых вещей. Его плотно и решительно написанные “Простые истины”, “Правила игры” и “Истина в вине” - яркое тому подтверждение. Веселую ноту перформанса на вернисаже внёс Всеволод Демидов, на голове которого красовались огромные рога. С большой корзиной пирожков в форме бычьей головы он шествовал по залу и, словно Красная шапочка, раздавал всем желающим вкусное угощение. Привлекли внимание и другие его работы: “Быки под парусами”, “Телец”, “Шествие на праздник плодородия”.alt

Пожалуй, художники южной столицы смогли противопоставить унынию мирового кризиса неизбывное желание писать, рисовать, лепить и даже «контемпорарить». И это несмотря то ли на остывающий, то ли еще не пробудившийся интерес любимых сограждан к вечному искусству изображения. И никакой календарь нам не указ! Создадим собственное летоисчисление и, если потребуется, даже глобус Алматы. Будем жить сами по себе, как киплинговская кошка. Хотя бы в пространстве нашей выставки. Главное, не впустить кризис и разруху в наши головы и души, как об этом предупреждал профессор Преображенский из “Собачьего сердца” Михаила Булгакова.