Вечная жизнь мифа

размер шрифта: Aa | Aa
11.07.2011 16:04

Под занавес уходящего года в издательстве "СаГа" увидел свет перевод книги третей из четырехтомника Серикбола Кандыбая "Мифология предказахов" ("Дайк-Пресс", 2004). Ее выпуск осуществлен в рамках реализации Мангистауской регионально-отраслевой программы "Культурное наследие". Теперь ценные труды Серикбола Кандыбая по казахской мифологии станут доступны для русскоязычных читателей.

Сам автор определял жанр своего труда как «вольное научное исследование», адресованное не только ученым-гуманитариям, но и широкой читательской аудитории,  интересующейся проблемами истории, мифологии, казахского языка.
В центре внимания книги - образы Змеи / Дракона и Великой Матери, по сути составляющие единый образ Матери-Змеи, чрезвычайно важный для прототюркской мифологии. Восстановление культа Змеи позволило автору реконструировать реальную драму человеческой предыстории, произошедшую около шести тысяч лет назад.
В конце февраля - начале марта ожидается выход в свет Книги четвертой четырехтомника. Этот том посвящен реконструкции отдельных мифологических тем: культу коня, культу рогатого животного, культу железа и меча… О роли Серикбола Кондыбая в истории становления казахской гуманитарной науки рассказывает культуролог Зира Наурзбаева, выступившая переводчиком этого издания.

Серикбол Кондыбай (1968-2004)
Казахской аудитории это имя известно принципиально новыми концепциями в мифологии, лингвистике, истории, исторической географии, культурологии. Он автор книг на казахском языке «География Мангыстау» (1997), «Введение в казахскую мифологию» (1999), «Священные места Мангыстау и Устюрта» (2000), «Казахская степь и германские боги» (2000), «Есен-казах» (2002), «Гиперборея: история эпохи сновидений» (2003), «Мифология предказахов» (2004, в четырех томах, общим объемом более 125 п.л.) и более 90 научно-популярных и публицистических статей. В целом наследие С. Кондыбая составляет 15 томов.
Главным направлением исследований Серикбола Кондыбая была мифология – по ряду объективных и субъективных причин одна из малоисследованных сфер казахской культуры. Основная трудность таких научных изысканий состоит в том, что в духовном наследии нашего народа (в отличие от древней Греции или Индии) мифологические сюжеты и представления содержатся в лексическом фонде языка, в идиоматических выражениях, фольклорных текстах, обрядах, орнаменте, музыке, сакральной архитектуре и нуждаются в вычленении, оформлении и экспликации. Именно эту масштабную и сложную работу взял на себя С.Кондыбай. Сам он называл себя «завхозом» казахской мифологии, занимающимся инвентаризацией, пытающимся в одной книге собрать, обобщить, учесть «вещи» (примеры, темы, идеи), необходимые для исследования казахской мифологии. Опровергая обыденное мнение о мифе как пустой выдумке, Серикбол приводил слова исследователя мифов американских индейцев У.Салливана: «Миф – это ковчег, создатели которого преследовали лишь одну цель – обеспечить счастье будущих потомков. Этот ковчег специально спроектирован так, чтобы перенести в будущее только самую необходимую для жизни информацию». А это значит, что миф дает возможность понять нас самих: кто мы, откуда пришли и куда идем; что нужно нам, чтобы жить полноценно, осмысленно. Учитывая возросший интерес в современном обществе к знакам восточного календаря и идя навстречу пожеланиям редакции, предлагаем вниманию читателей отрывок из исследований С.Кондыбая, посвященный корове. В казахском языке «тана» обозначает корову, телку. В мифологии образ коровы имеет отношение к функции «матери» и к водному/ нижнему миру.
Зира Наурзбаева