Тимур Кулибаев: «Запас прочности и потенциал возможностей нефтяного сектора велик»

размер шрифта: Aa | Aa

altПредседатель Ассоциации KAZENERGY Тимур Аскарович Кулибаев в этом интервью рассказывает читателям журнала о нефтегазовой стратегии Казахстана, взаимоотношениях государства и  бизнеса в стране, а также о технологии успеха национального бокса.

Широкий охват тем наших вопросов обусловлен тем, что собеседник не только руководит Фондом национального благосостояния «Самрук-Казына» будучи заместителем председателя правления, но и является лидером делового сообщества Казахстана, активным об щественным деятелем.

– Тимур Аскарович, вы один из руководителей Фонда «Самрук-Казына», ко торый контролирует и определяет деловую стратегию 70% активов экономики Казахстана, в том числе нефтегазовую, энергетическую отрасль, председатель совета директоров Национальной компании «КазМунайГаз». Как бы вы обозначили задачи развития казахстанской «нефтянки» после глобального финансового кризиса?

– Когда в годы кризиса целые отрасли «проваливались», как банковская или строительная, нефтегазовый комплекс оказался источником стабилизации для всей мировой экономики, в том числе нашей. Эта всеобщая «проверка» показала, насколько велик запас прочности и потенциал возможностей нефтяного сектора.
Безусловно, финансовые бури влияют на текущее положение энергетической отрасли, но не определяют стратегию ее прогресса. Срок жизни нефтегазовых проектов исчисляется десятками лет, поэтому при составлении планов развития доминируют долгосрочные факторы, а не рыночная конъюнктура цен на углеводороды.
Исходя из этого, я бы обозначил две фундаментальные задачи, стоящие перед нефтегазовой отраслью Казахстана. Во-первых, это достижение сбалансированности ее развития. Во-вторых, постепенная эволюция отрасли из сырьевой в двигатель индустриально-инновационной модернизации экономики Казахстана.

– Это некая концепция развития, или уже план конкретных действий?

– Это даже конкретные проекты – осуществляемые и запланированные на ближайшую и долгосрочную перспективу. Они обозначены в Программе по развитию нефтегазового сектора в Республике Казахстан на 2010-2014 гг. О масштабах поставленных задач можно судить по тому, что объем инвестиций в рамках Программы планируется на уровне почти 5.2 трлн тенге (около $34 млрд по текущему курсу). Для сравнения: весь объем вложений в нефтегазовую отрасль в 1992 - 2009 гг. составлял $87 млрд. То есть среднегодовой размер инвестиций только по проектам Программы достигнет $8.5 млрд против 5.1 млрд в прежние годы.
Как наиболее показательный, с точки зрения раскрытия сути нынешней стра тегии развития, я бы выделил нефтетранспортный сектор. В этом году мы начнем расширение пропускной способности магистрали КТК с 28 млн тонн до 67 млн, через пару лет - нефтепровода Казахстан – Китай с увеличением прокачки уровня с 10 млн до 20 млн тонн в год, будем вести проектную подготов-
ку к сооружению Казахстанской Каспийской системы транспортировки нефти для крупномасштабного экспорта через Кавказ в Черноморский и Средиземноморский бассейн.
Главная идея нынешнего этапа развития нефтяной отрасли заключается в достижении таких результатов, эффект от которых проявится и будет нарастать со временем. Осуществление проектов, которые я назвал, увеличит нефтеэкспортные мощности Казахстана с нынешних 53 млн тонн в год до 84.3 млн в2013 и до 90.5 млн в 2015-м. То есть совокупная пропускная способность нефтепроводов на внешние рынки вырастет за ближайшие пять лет более чем на 70%. При этом мы планируем, что добыча нефти возрастет минимум до 85 млн тонн в 2014 году против примерно 80 млн в 2010-м, или увеличится на 6-7%.
Эти цифры показывают, что темпы прироста транспортных мощностей в ближайшие несколько лет будут в 6 раз большими, чем в сфере добычи. Смысл подхода в том, что опережающий рост транспортных возможностей позволит избежать повторения ситуации 1990-х годов, и отчасти прошлого десятилетия, когда нефтедобывающие проекты Казахстана сдерживали свое развитие из-за недостаточной развитости экспортной инфраструктуры.
Новые транспортные проекты укрепляют устойчивость нефтяной отрасли Казахстана и на другом уровне – глобальной торговли, потому что обеспечивают стране активное присутствие на различных мировых рынках: и европейском и восточноазиатском. Такая стратегическая диверсификация поставок – очень важный фактор защиты интересов экспортеров при турбулентности нефтяных цен, как это было в 2008-2010 годах.

alt

– А перед какими проектами поставлена цель превратить нефтяную отрасль из сырьевой
в индустриальную, инновационную?
– Собственно говоря, даже каждодневная деятельность нефтяных компаний - это непрерывный стимул научно-технического прогресса, поскольку разведка и разработка углеводородных запасов постоянно создают спрос на новые технологии, оборудование, изобретения и другие нововведения. Но сейчас мы готовим технологический рывок и для нефтегазовой отрасли и для отечественного машиностроения, связанного с энергетическими проектами. Он происходит в рамках реализации утвержденной президентом Назарбаевым Государственной программы форсированного индустриальноинновационного развития на 2010-2014 гг.
За эти годы в Казахстане за счет модернизации и строительства новых мощностей значительно возрастет уровень глубины переработки нефти: до 87-90%, а объем сырья, направляемого на НПЗ, увеличится на 25% - почти в 4 раз больше, чем общий прирост добычи. Соответственно увеличится технологическая составляющая в использовании минерального сырья и доля продукции с высокой добавленной стоимостью в общем объеме углеводородных товаров. Одновременно будет возрастать доля казахстанского содержания в закупках нефтегазовых компаний: по товарам в три раза, по работам и услугам – почти на 10%. Я в рамках «Самрук-Казына» руковожу процессом закупок национальными компаниями, и намерен обеспечить выход на запланированные рубежи.
Мы планируем построить в ближайшие несколько лет около десятка объектов береговой инфраструктуры с общим объемом инвестиций около 47 млрд тенге для освоения углеводородных запасов Казахстанского сектора Каспийского моря (КСКМ). В том числе такие крупные мощности как промышленный Комплекс по производству металлоконструкций в районе поселка Акшукур и Базу поддержки морских операций в Аташе. Сингулярный эффект этих проектов в том, что мы создаем и основу освоения КСКМ с нефтегазовыми ресурсами в 22 млрд тонн - самого перспективного района в Каспийском регионе, и новый индустриальносервисный кластер в Атырауской и Мангистауской области.

– За 20 лет независимости наша страна более чем утроила ежегодное производство нефти доведя его до 80 млн тонн, заявила о себе как производитель и экспортер мирового класса. Между тем, добыча и поставки казахстанского газа также устойчиво растут.
Как бы вы обозначили тенденции и перспективы развития газового сектора?
– Газовая отрасль развивается не менее динамично, чем нефтяная. Наша страна занимает
третье место в странах бывшего Союза по запасам газа – 3.7 трлн кубометров, и этот потенциал используется все активнее. За годы независимости выпуск товарного газ вырос почти в
три раза - до 21.1 млрд в 2010. В нынешнем десятилетии тенденция роста сохранится: в 2014
может быть получено почти 35.5 млрд кубов.
Дополнительный газ послужит для решения целого ряда задач: импортозамещения при снабжении голубым топливом Южного Казахстана, поддержки источниками энергии развития индустриального Алматинского кластера. За счет него может быть расширен энергетический коридор из Казахстана в Китай.
Но в ближайшие годы произойдет и принципиальное изменение в традиционной политике использования газа. Он начнет поступать на первый интегрированный газохимический комплекс, планируемый вблизи Атырау. Здесь из газового сырья будут производиться продук ты глубокой переработки: этилен, пропилен, бензол.
Тем самым наша страна качественно изменит и расширит свое присутствие на мировом рынке
товаров из углеводородов. Такой инновационный технологический рывок в производстве и
экспорте продуктов газохимии откроет для Казахстана совершенно новый сегмент не только
континентальной, но и мировой торговли.


– Вы упомянули о дополнительных поставках газа в Южный Казахстан, и, возможно, в Китай. Понятно, что это пример сбалансированности использования газа между его углубленной переработкой и транспортировкой новым потребителям. А как бы вы охарактеризовали газопроводную стратегию Казахстана?
– В прошлом десятилетии активно развивалось северо-западное направление газопроводной системы Казахстана. А в последние годы этот вектор уравновешен прогрессом на юго-восточном фланге. В конце 2009 вошла в строй первая очередь Азиатского газопровода с пропускной способностью около 8 млрд кубов в год и перспективой увеличения прокачки до 30 млрд. В декабре прошлого года казахстанскокитайское товарищество «Газопровод «Бейнеу-Шымкент» начало прокладывать почти 1500 километровую магистраль по обозначенному маршруту. Она строится в рамках развития трубопроводного коридора «Казахстан-Китай» для обеспечения местных потребителей и экспорта газа.
Этот проект предусматривает вначале создание новой газотранспортной и газораспределительной сети в Мангистауской, Актюбинской, Кизылординской и Южно-Казахстанской области. Таким образом, далеко отстоящие друг от друга части страны соединятся в общий газовый рынок, что повысит надежность и доходность операций на нем. На I этапе, который продлится до конца следующего года, будет построен участок Бозой – Шымкент, поставки по которому составят более 3 млрд кубов газа в год. На II-м этапе ветка соединится с га зокомпрессорной станцией Бейнеу, после этого с 2014 года объем ежегодных поставок возрастет до 5 млрд кубов. А в более отдаленной перспективе он вырастет еще значительнее. Сейчас идет разработка ТЭО третьей нитки Азиатского газопровода, которая будет проложена в том же транспортном коридоре, для поставок 10 млрд кубов в год казахстанского газа.


– Планы, о которых вы говорите, предусматривают инвестиции как со стороны «Самрук-Казына», так и частных компаний.
При этом вы возглавляете Национальную экономическую палату «Союз «Атамекен», который объединяет более 80 разнопрофильных ассоциаций, а фактически все деловое сообщество Казахстана. Как, по-вашему, взаимодействуют государство и частный бизнес, какие у этого перспективы?

PDFПечатьE-mail