Иран не боится

размер шрифта: Aa | Aa
11.04.2012 15:29

altКульпаш Конырова
Решение евросоюза о введении эмбарго на импорт нефти из ирана не волнует Тегеран
Мировые рынки нефти замерли в ожидании дальнейшего развития событий в Ормузском заливе, где обстановка вот-вот готова перешагнуть тонкую грань, отделяющую регион от военных действий. По одну сторону военно-воздушные силы США, по другую - военно-морской флот Ирана, чья ядерная программа стала главной причиной возникшего противостояния.

23 января этого года дипломаты в Брюсселе пришли к единому решению в отношении Ирана. Против этой страны приняты новые за последние полтора месяца санкции, причем, действительно жесткие. Речь идет о том, что эмбарго на экспорт иранской нефти будет вводиться поэтапно: сначала вступает в силу запрет на заключение новых контрактов, но старые будут исполняться до 1 июля. В этот день, если ничего не изменится, Евросоюз должен будет полностью прекратить закупки иранских энергоносителей. Помимо нефтяного эмбарго и финансовых санкций в отношении центрального банка Республики Иран, введен также запрет на экспорт в эту страны основного оборудования для нефтехимического сектора и передачу соответствующих технологий.
"Я приветствую сегодняшние действия наших партнеров в Евросоюзе по введению дополнительных санкций в отношении Ирана... Введение Евросоюзом односторонних санкций в отношении Ирана свидетельствует о единстве реакции международной общественности на серьезную угрозу, исходящую от ядерной программы Ирана", - говорится в повсеместно распространенном заявлении президента США Барака Обамы.
Обама напомнил, что 31 декабря 2011 года он подписал закон о расширении санкционных списков, и что 23 января текущего года минфин США ввел санкции в отношении крупного иранского банка Tejаrat и его "дочки" - Trade Capital Bank в Минске.
"США продолжат вводить новые санкции, чтобы усилить давление на Иран", - подчеркнул Обама.
А на днях верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон отметил: "Давление, которое мы оказываем этими санкциями, должно дать Ирану понять: мы настроены серьезно, и мы требуем переговоров. Иран должен или начать с того места, на котором мы остановились, или выдвинуть новые предложения, но переговоры должны продолжаться". Нет сомнений, что ЕС, отказавшись от иранского экспорта, без поставщиков не останется. Другое дело, что, во-первых, искать этих новых поставщиков придется в первую очередь странам, которым и без того сейчас непросто - это Греция, Италия и Испания, на них приходится две трети всего нефтяного экспорта из Ирана. Во-вторых, как отреагирует Тегеран? Там, как известно, пообещали в ответ на санкции перекрыть Ормузский пролив - то есть, перейти ту самую предельную черту, которую провели соединенные Штаты. Еще в начале этого года здесь произошел первый инцидент между ВМС США и иранскими военно-морским флотом после угрозы тегерана перекрыть эту важнейшую международную транспортную артерию.
Как стало известно из мировых СМИ, иранские быстроходные катера предпринимали провокационное маневрирование рядом с проходившим через Ормузский пролив в Персидский залив американским амфибийно-транспортным кораблем-доком New Orleans. Иранские катера на большой скорости приближались к кораблю, подходя на расстояние в 450 метров, и не реагировали на предупреждения американского военного судна.
Этот инцидент произошел еще 6 января, когда New Orleans вместе с еще двумя десантными кораблями и экспедиционной бригадой морской пехоты на борту входили в Персидский залив. Еще один инцидент произошел в этот же день у берегов Кувейта. Иранские катера также на большой скорости приближались к сторожевому кораблю американской береговой охраны. При этом на борту катеров были видны стрелки стоящими наготове за орудиями.
Как уже упоминалось выше, причина нынешней напряженности имеет многолетнюю историю и заключается в исследованиях Ирана по обогащению урана, которые согласно позиции МАГАТЭ могут представлять угрозу режиму ядерного нераспространения.
Напомним, что "шестерка" международных посредников, в состав которой входят Россия, Китай, США, Франция, Великобритания и Германия, с 2003 года совместно с МАГАТЭ добивается от Ирана приостановки работ по обогащению урана. Переговоры были прерваны в 2009 году, когда совет управляющих  МАГАТЭ осудил Иран за строительство второго завода по обогащению урана.

Острых моментов за последние годы было немало. В переговорах «шестерки» с руководством Тегерана иногда возникал просвет на урегулирование позиций, затем наступали длительные паузы. Однако, в начале декабря прошлого года давление на Иран стало усиливаться. тогда страны Евросоюза достигли консенсуса по поводу введения нефтяного эмбарго против Ирана, о чем накануне сообщил верховный комиссар ЕС по энергетике Гюнтер Оттингер.
Заявление еврокомиссара, наряду с другими обстоятельствами, тут же оказало свое влияние на цены на нефть, которые на тот момент по итогам торгов на нью-йоркской бирже, выросли на 1 доллар до 110,81 доллара за баррель. Так совпало, что заявление оттингера прозвучало накануне прошедшего в Катаре в начале декабря очередного заседания Всемирного Нефтяного Совета. А потому среди всех крупных фигур нефтяного бизнеса особое внимание журналистов привлек к себе министр нефти и газа Ирана Ростам Кассеми.
Именно его в кулуарах форума представители сми атаковали вопросами о том, как относится Иран к решению Евросоюза о введении эмбарго на иранскую нефть. В ответах же иранского министра не было ни грамма переживаний и тревог по поводу угроз ЕС.
«Санкции ЕС не создают проблем для Ирана», - сразу же заявил Кассеми. Он пояснил, что в первую очередь, что благодаря тому, иранская нефть легкая, она высоко котируется на мировых рынках и вне конкуренции. "Во – вторых, много стран хотят купить иранскую нефть, и мы поставляем необходимые им объемы, а потому нам не страшны санкции», - подчеркнул он.

Тем временем, по мнению международных экспертов, непосредственное применение санкций может еще больше повысить цены на нефть, что приведет к увеличению стоимости топлива, в первую очередь, в самих странах Евросоюза, которые и так находятся в сложной финансово-экономической ситуации. Это, в первую очередь, объясняется тем, что в общем объеме импорта нефти италии 13 процентов приходится на иранскую нефть (183 тысячи баррелей в сутки), Испании - 13 процентов (137 тысяч баррелей в сутки), Греции - 14 процентов (20 тысяч баррелей). Всего по итогам января - июня этого года ежесуточно Иран поставлял в европу 450 тысяч баррелей нефти. При этом из всей импортируемой Ираном нефти на Европу приходятся 18 процентов.
Отказ от импорта иранской нефти потребует ее замещения продукцией других производителей. В условиях ограничения добычи нефти в Ливии, а также санкций в отношении Сирии такое развитие событий приведет к значительному дефициту продукции на рынке средиземного моря и, как следствие, к значительному повышению цен на нефть не только на этом рынке, но и во всем мире. Повышение стоимости топлива на рынках Евросоюза, и в частности в таких странах, как Греция, Италия и Испания, станет очередным мощным ударом по экономике ЕС, и без того переживающей серьезные потрясения.
«Вместе с тем, введение эмбарго на иранскую нефть и, соответственно, повышение стоимости топлива на мировых рынках ударит по странам Юго-Восточной Азии, Южной Африки и по Турции», - заявил в интервью «KAZENERGY» эксперт по Каспийскому региону Сеймур Алиев. По его словам, эти страны являются основными покупателями иранской нефти. В частности, в общем объеме импорта нефти Турцией на долю Ирана приходится 51 процент. В Шри-Ланке этот показатель и вовсе составляет 100 процентов. Иран импортирует в эти страны более 1,8 миллиона баррелей нефти в сутки, что составляет 73 процента от общего объема импорта топлива из страны. По итогам первого полугодия, наибольший объем поставок приходится на Китай - 543 тысячи баррелей в сутки, Японию - 341 тысячи баррелей и Индию - 328 тысяч баррелей. Вместе с тем, по его мнению, от эмбарго против Ирана и повышения стоимости нефти, в первую очередь, выиграют страны-производители нефти. В частности, Россия, один из крупнейших производителей нефти, уже высказала свою позицию по этому вопросу. По словам министра энергетики России Сергея Шматко, в вопросе эмбарго против Ирана Москва занимает максимально нейтральную позицию.

«Ограничения, наложенные на поставки иранской нефти, значительно повысят интерес к каспийским энергоносителям. Сегодня нефть Азербайджана и Казахстана транспортируется в основном на Средиземное и Черное моря. Повышение стоимости нефти на рынке этого бассейна значительно повысит прибыль с ее продажи и, соответственно, доходы этих стран и работающих в них компаний. Также можно ожидать значительного роста спроса на газ, в качестве альтернативного вида топлива», - считает Сеймур Алиев. Что касается позиции Казахстана, который также внимательно следить за разворачивающейся ситуацией, то, кроме повышения цен на нефть, следует помнить, что Иран – его сосед по Каспию. И любая напряженность с любой страной в данном регионе для всех нежелательна. «Кроме того, позиция крупных держав, в основном страны Европы и США, в отношении иранской ядерной программы не дает такой нефтедобывающей стране, как Казахстан, не имеющей выхода к открытым морям, воспользоваться самым коротким маршрутом транспортировки своей нефти к Персидскому заливу, который пролегает через Иран», - пояснил казахстанский эксперт.
Пока же, в мире все с тревогой и вниманием следят за ходом событий в Ормузском проливе. Сейчас ясно одно, что своим решением " ввести санкции, но не сразу" европейские лидеры пытаются дать иранцам дипломатический пас, так сказать, время подумать. Но как распорядится этим временем Тегеран - вопрос, ответ на который знают пока только в Тегеране. Тем временем, на днях МИД РФ предупредил, что односторонние санкции ЕС чреваты срывом политико-дипломатических усилий, в том числе предпринимаемых по линии "шестерки".
Но в середине января глава МИД Ирана Али Акбар Салехи заявил, что Тегеран готов к возобновлению переговоров с "шестеркой" международных посредников по иранской ядерной проблеме, однако необходимо согласовать место их проведения. По словам главы иранского МИД, переговоры могут состояться в Стамбуле или другом месте, о месте их проведения должны договориться секретарь Высшего совета нацбезопасности Ирана Саид Джалили и глава европейской дипломатии Кэтрин Эштон.

cvb
PDFПечатьE-mail