Поссорятся ли «большая энергетика» и «большая политика»?

размер шрифта: Aa | Aa

altВ 2012 году мир по-прежнему не сможет обойтись без нефти и газа, но политические катаклизмы вполне могут серьезно перетрясти международные энергетические рынки

Завершившийся 2011 год как в мире политики, так и энергетики выдался очень противоречивым и напряженным. И хотя цены на основные виды энергетического сырья оставались стабильно высокими (а соответственно и страны, экспортировавшие нефть и газ смогли получить гарантированные и солидные прибыли), общая нестабильность международной обстановки по-прежнему оказывает немалое давление на всех без исключения игроков «большого глобального энергосообщества».

Read More

Множество крайне негативных событий прошедшего года – неизбежный крах (или частичный распад) Еврозоны, резкое снижение темпов экономического развития Европы (а она является одним из ключевых потребителей энергоресурсов, по меньшей мере для основных экспортеров из числа постсоветских государств),  в 2012 году мир по-прежнему не сможет обойтись без нефти и газа, но политические катаклизмы вполне могут серьезно перетрясти международные энергетические рынки и вполне возможная новая волна общего спада в экономике Соединенных Штатов гарантировано могут оказать определяющее влияние на общую политическую и экономическую картину года нынешнего.

Но хотя в мрачных и явно пессимистических прогнозах нет недостатка, не все так уж безнадежно выглядит на деле в наступившем году в сфере «большой энергетики», и соответственно – ситуация в экономике для тех стран, которые являются стабильными экспортерами нефти и природного газа. Их возможности удовлетворять мировые рынки гарантированными поставками сырья в принципе не подвергаются сомнениям. Но вот политические риски складывающейся в мире обстановки могут подобные как минимум оптимистические сценарии еще не раз в наступившем году жестко переписать.

Итак, что же можно ожидать на мировых энергетических рынках в 2012 году, и насколько они окажутся подверженными влиянию возможных политических   глобальных перетрясок? Здесь, думаю, нужно четко понимать главное: есть конкретные цифры, предоставляемые время от времени ведущими международными организациями, аналитическими агенствами, правительственными ведомствами. А есть – политические реалии окружающего нас мира, которые ни в один подобный прогноз не вписываются (вспомните только те события, которые в прошедшем году произошли в Северной Африке и на Ближнем Востоке), и от влияния которых даже самая «большая энергетика» может оказаться абсолютно непредсказуемой.

Для начала – о серьезных прогнозах и экспертных оценках. По мнению специалистов международного энергетического агенства, базирующегося в Париже, в области как потребления, так и добычи ключевых энергоресурсов будет наблюдаться стабильный рост. Что положительно прежде всего для тех стран, которые от экспорта нефти и природного газа получают основной доход в бюджет (к ним относятся страны Персидского Залива, Западной Африки, а также три основных экспортера энергоресурсов на постсоветской территории – Россия, Казахстан и Азербайджан).

По оценкам специалистов мэа, в краткосрочной перспективе (то есть как минимум до будущего лета) экономический рост в мире будет оставаться очень нестабильным. Однако общие тенденции движения глобальной экономики останутся позитивными, даже если вновь обострится ситуация на Ближнем Востоке, и так и не будет принято кардинального решения о сооружении новых магистральных нефте- и газопроводов (включая проект «Набукко»).

Если же говорить о более дальней перспективе, то принимая во внимание тот факт, что население нашей планеты к 2035 году увеличится на 1,7 млрд. человек, ежегодный рост потребления энергии будет составлять 3,5 процента (включая и нынешний год). А главными потребителями энергоресурсов будут и на дальнейшее страны, не входящие в европейский и северо-американский рынки – Китай, Индия, Индонезия, Австралия, растущие экономики стран Юго-восточной Азии.
К примеру, в странах Азии, Африки и Латинской Америки рост численности населения составит 90 процентов от мирового, плюс именно на них придется и 90 процентов роста потребления энергии. Среди них на первое место по потреблению энергоресурсов выйдет Китай, который в 2035 году будет потреблять их на 70 процентов больше, чем Соединенные Штаты. Китай же будет вторым в мире потребителем энергии в 2012 году, что делает ставку на китайский энергетический рынок для стран Центральной Азии не просто «одной из важных», а по сути дела наиболее выигрышной.

Мировая экономика будет и дальше развиваться, какими бы кризисами ее не пугали. А энергоресурсов для этого по-прежнему будет не хватать.
В нынешнем году будут стабильно расти объемы потребления энергоресурсов в таких странах, как Индонезия, Бразилия и государства Ближнего востока, опережая по темпам и Китай, и США. В то же время аналитки отмечают, что без значительных финансовых инвестиций в энергетическую инфраструктуру подобный рост будет невозможным. И проблема сейчас перед глобальным энергетическим рынком стоит весьма остро: где взять эти деньги, и если их все-таки удастся изыскать, то как их эффективно в мировую энергетику вложить?

В нынешнем году, как считают эксперты маэ, потребуется вложить более 3 млрд долларов (а в период до 2035 года -38 млрд. долларов) в разработку и добычу нефти и природного газа. Причем наиболее существенные инвестиции пойдут в 2012 году в развитие газового, а вовсе не нефтяного сектора. Уже к 2035 году по-требление нефти в общем объеме потре-бления энергоресурсов в мире снизится до 70 процентов (с нынешних 81 процента), и на первое место будет все увереннее выходить экспорт и производство природного газа (особенно в сжижженом виде).

Теперь о таком важном компоненте мирового нефтеэкспорта, как наличие так называемой «дешевой нефти». На нынешний год эксперты МАЭ прогнозируют среднюю стоимость «черного золота» в 120 долларов за баррель (и то, если не будет крупнейших мировых политических потрясений).

А они могут взбить цену на «черное золото» до 180-200 долларов за баррель, если, к примеру, будет все-таки принято решение нанести военый удар по Ирану (последствия такого конфликта в Персидском заливе вообще просчитать с точки зрения «большой энергетики» нереально). Или если вновь резко обострится ситуация на Ближнем Востоке, в том числе - в нефтеэкспортирующих государствах этого региона (больше всего у экспертов вызывает опасений обстановка в саудовской аравии, поскольку от нее многое зависит как в рамках ОПЕК, так и в индивидуальном экспорте нефти на мировые рынки).

Более того – как считают международные эксперты, к 2035 году неизбежно цена на нефть может превысить 210 долларов за баррель, да и то при условии, что будут ак-тивно разрабатываться новые месторождения. Вопрос только в том, потянет ли такие цены мировая экономика, но тем, кто нефть импортирует, к подобному сценарию надо готовиться уже заранее.

Важно принимать во внимание и то, что Соединенные Штаты – крупнейший потребитель энергии в мире, будут постепенно снижать свою зависимость от внешних нефтяных поставок (к примеру, уже объявлено о расконсервации ряда нефтяных месторождений на Аляске), и все больше ориентироваться на потребление других источников энергии. А вот Европа даже при наличии кризисных явлений в эко-номике в нынешнем году, пока планиурет сохранить потребление энергоресурсов в тех же величинах, что они были годом ранее.

Прогнозируется в этом году и рост ежедневного мирового потребления нефти – от 87 млн. баррелей до 88, 2 млн. баррелей (до 99 млн. баррелей к 2035 году). Будет по-прежнему расти число автомобилей, находящихся в личном пользовании в мире, что неизбежно будет поддерживать высокие цены на нефть на мировом рынке, поскольку ничего другого в промышленном масштабе, кроме бензина для их заправки пока человечеством эффективно не используется.
Замечу, что в плане развития автомобильного транспорта китай будет еще долго отставать от США, и соответственно рост его энергопотребления будет связан прежде всего с промышленными нуждами. К примеру, лишь 20 человек из каждой тысячи жителей в Китае имеют автомашину, а в США это соотношение составляет 700 машин на каждую тысячу жителей. Даже несмотря на то, что рост покупок автомашин в личное пользование в китае растет ежегодно, к еще далекому 2035 году число машин в кнр будет все равно в два раза меньше, чем в Соединенных Штатах.
В нынешнем году как добыча нефти для энергетических компанний, так и ее поставки останутся дорогими, а спрос на основные виды нефтепродуктов будет как минимум до 2025 года оставаться высоким. А для того, чтобы покрыть потребности мирового рынка в нефти в ближайшие как минимум десять лет, потребуется дополнительно добывать примерно 47 млн. баррелей нефти еждневно, что равнозначно всему объему нефти, который нынче добывается ежедневно во всех странах Ближнего Востока.

Вместе с тем в нынешнем году быстрыми темпами будет увеличиваться и экспорт на мировые рынки природного газа. В том, что касается нефтяного рынка, на первые позиции в нынешнем году среди стран-поставщиков нефти может выйти Ирак (если там, разумеется, не вспыхнет гражданская война после ухода оттуда американских войск), а за ним по объемам добычи будут следовать Саудовская Аравия, Бразилия, Казахстан и Канада.

Те же страны, которые имеют в своих недрах не только нефть, но и природный газ окажутся в ныншнем году в наиболее выигрышном положении. так, ожидается, что потребность в природном газе вырастет в мире на 80 процентов по сравнению с 2008 годом, а на лидирующие роли как импортера природного газа (в том числе – и в сжижженном виде) выйдет уже в этом году Китай.
Соответственно его главными газовыми снабженцами останутся страны центральной азии (прежде всего Туркменистан, а в ближайшие 5-7 лет к этому процессу может подключиться азербайджан), а также Ирак и Иран (опять-таки при условии, если обе эти страны не окажутся втянутыми в военные действия и гражданские внутренние конфликты).

Важно учесть и то, что полностью зависимой от внешних поставок природного газа - как по трубопроводам, так и в сжижженом виде, будет и дальше оставаться Европа. А значит не только россия, но и страны Центральной Азии и Каспийского региона, имеющие в своих недрах природный газ, могут учитывать этот рынок в своих перспективных планах. что, разумеется, будет обходиться им куда дороже и с большими транспортными затратами, нежели прокладка новых газопроводов в сторону северо-запада Китая.
Не только в нынешнем году, но и как минимум до 2030 года крупнейшим по-ставщиком газа на мировые рынки по-прежнему останется россия, за которой по важности объемов экспорта будут располагаться Китай, Катар, Соединенные Штаты и Австралия. с учетом того, что природный газ - самый чистый с точки зрения экологии энергоресурс, используемый сегодня в мире, на его закупку будут прежде всего и ориентированы все ведущие развитые государства. И здесь вновь имеется очевидная выгода для Туркменистана, Азербайджана и Узбекистана, для которых газовые поставки на мировые рынки - солидный бюджетный доход.
Думается, что в Европе какую-то часть своих энергетических потребностей будут по-прежнему покрывать с помощью ядерной энергетики, хотя землетрясение   в марте прошлого года в Японии, и повреждение реактора Фукусима заставили частично изменить подход к использованию ядер-ной энергетики в целом ряде стран ЕС. А вот Россия, Китай, Индия, Южная Корея не собираются пересматривать свои ядерные планы, и будут и в нынешнем году активно развивать свою атомную энергетику.
Зато в Германии, Швейцарии и ряде других европейских государств атомная энергетика будет сворачиваться, и по большей части ядерные реакторы, дающие сегодня от 15 до 50 процентов всего снабжения европейских государств энергией, могут быть полностью остановлены. Это надо, конечно же, учитывать странам - классическим экспортерам нефти природного газа, поскольку высвобождающиеся ядерные мощности в европе вполне можно заменить нефтегазовым энергопакетом.
Отдельно хотелось бы оценить ситуацию в энергетике россии, а также вероятность вспышки крупных международных конфликтов, которые неизбежно повлияют на общие энергетические расклады в мире. Что касается российских перспектив, то по мнению ведущих аналитиков того же МАЭ, а также Соединенных Штатов они весьма пессимистические, и крайне тревожные для европейских рынков, а также Китая.

С одной стороны Россия и в нынешнем году по-прежнему будет получать миллиарды долларов от экспорта нефти и газа на мировые рынки. Но с другой для поддержания своей энергетики в нее нужно будет вкладывать еще большие средства, чего Россия, судя по всему, как считают те же эксперты МАЭ, не делает.
По мнению ряда американских аналитиков, производительность крупнейших нефтяных и газовых полей в Западной сибири будет и дальше снижаться, и россии для поддержания нынешнего уровня экспорта энергоресурсов нужно будет неизбежно осваивать новые месторождения, на что потребуются солидные внешние инвестиции.

Аналогично складывается и ситуация в газовом комплексе россии, где на рост добычи «голубого топлива» рассчитывать ей без серьезных внешних инвестиций крайне сложно. При этом хотя основные потоки нефти и газа из россии в нынешнем году по-прежнему будут направлены в Европу, азиатский рынок будет становиться для нее все более определяющим. Хотя и здесь имеются существенные оговорки, связанные прежде всего с политикой Китая, и желанием Пекина делать ставку на российские энергоресурсы, нежели «полюбовно договариваться» со странами центральной азии как по поставкам нефти, так и природного газа.
Так, по оценкам экспертов, российский экспорт нефти и газа в Китай, составляющий нынче 2 процента, к 2035 году может увеличиться до 20 процентов. За этот же период доля энергетического экспорта из россии в страны Евросоюза упадет с нынешних 61 процента до 48 процентов.

Использование новых энергосберегающих технологий, модернизация российской экономики могли бы позволить стране без разработки новых месторождений почти вдвое увеличить добычу природного газа. Между тем, как считают эксперты МАЭ, по уровню эффективности использования нефтяной индустрии, Россия находится нынче на уровне наиболее отсталых африканских стран. И по словам главного экономиста МАЭ, Фатиха Бирола, улучшения эффективности энергетического комплекса России и повышения его производительности зависит исключительно от российских властей, и нисколько не определяется текущей конъюктурой мировых энергорынков.

По-прежнему актуальным остается и вопрос о новых инвестициях в энергорынки и добычу полезных ископаемых в глобальном масштабе. В прошлом году свыше 11 млрд. долларов было вложено в добычу энергоресурсов по всему миру. Однако для обеспечения надежного и равномерного снабжения энергоресурсами нашей планеты к 2030 году потребуется изыскать еще 48 млрд. долларов, к чему пока ни страны экспортеры, ни те, кто нефть и газ покупает на мировых рынках не готовы.
Не будем забывать и то, что нынче свыше 1, 3 млрд. человек на нашей планете вообще не имеют доступа к электроэнергии, и 2, 7 млрд. человек по-прежнему готовят себе пищу исключительно на самых примитивных кострах.

Говоря же об общих тенденциях развития «большой энергетики» в наступившем году, стоит учесть следующие ключевые факторы: спрос на энергоносители в мире будет по-прежнему весьма высоким, и страны, которые экспортируют на мировые рынки прежде всего нефть и газ, могут относительно уверенно смотреть в будущее, не забывая при этом, естественно, о поддержании внутренней стабильности и своевременном решении возникающих социальных проблем нефтегазовых производств.

Вместе с тем ни один даже самый информированный специалист не в состоянии с гарантированной точностью предсказать, каким образом будут в нынешнем году разворачиваться события вокруг ядерной программы Ирана (в Соединенных Штатах в этом году президентские выборы, поэтому многие международные события с этим вполне окажутся завязанными), и что будет дальше с Ираком (а это – один из потенциальных крупнейших экспортеров нефти на мировые рынки).

Ведь если общая международная нестабильность будет сохраняться (а вероятность такого развития событий очень велика), или если на Ближнем востоке или в зоне Персидского (арабского) Залива возникнет полномасштабный военный конфликт, то все относительно спокойные и оптимистические прогнозы в сфере «большой энергетики» на нынешний год окажутся полностью опровергнутыми теми, кто по-прежнему делает в мире «большую политику», и использует в своих интересах «большую мировую энергетику».

PDFПечатьE-mail