Культурно-гуманитарное сотрудничество Китая и стран Центральной Азии

размер шрифта: Aa | Aa
kultura.jpgКлара Хафизова, доктор исторических наук, директор Института казахской истории и цивилизации Университета Кайнар
Страны Центральной Азии и Китай имеют многовековую историю культурно гуманитарного сотрудничества. Наибо­лее мощное его проявление относится к средним векам, когда пышного расцвета достиг обмен посольствами и торговы­ми караванами по Великому Шелковому пути.
Цивилизационно-культурное взаимодействие и взаимовлия­ние народов Центральной Азии со Срединной равниной не прерывалось и в период появления многочисленных госу­дарств, созданных предками народов, которые издревле обитали в современных районах Северного и Западного Китая. Открытие морских путей в Китай мало повлияло на значение его су­хопутных маршрутов в регионе. Об этом свидетельствуют конные и чайные рынки XIV–XVI веков. При последнем феодальном государстве на территории Китая, созданном маньчжурской династией, вновь возоб­новилось контакты со странами Центральной Азии. Кочевники получа­ли шелк, мату, чай, слитки серебра, бумагу, тушь для письма и личных печатей, другие предметы роскоши из Китая и его новых пограничных территорий. Чай и рис все шире стали входить в рацион их питания. В обмен на эти товары Китай стремился бесперебойно получать главный стратегический товар с древности до конца ХIХ века – коней. Времена изменились, в обмене появились товары нового витка цивили­зации – природные богатства бескрайних пределов Центральной Азии. Но суть обмена не изменилась – один стратегический товар сменился другими. Это, прежде всего, нефть, газ, редкие металлы. Поставщиками остались те же, кто занимает огромные пространства Срединной Азии. Незначительная часть доходов направлена на развитие культурно- ци-вилизационного сотрудничества.
ХХ век не привнес существенных изменений в культурно– цивилизационный диалог, он также, как и в прошлом проходит через стадии региональные и глобальные контакты. Это отношения непо­средственно с внутренним Китаем и с его национальными окраинами. Северные и западные районы Китая и просторы Центральной Азии остаются по-прежнему транзитной территорией для выхода Китая в Ев­ропу. Современные транспортные коридоры «шелкового пути» нашей эпохи могут обеспечить торгово-экономические, социально-культурные и культурно–цивилизационные контакты. Эти связи развиваются как в двустороннем масштабе, так и в региональном, как в рамках отношений Китая с каждой из стран в отдельности, так и в рамках Шанхайской ор­ганизации сотрудничества.
Есть немало сторон гуманитарного сотрудничества в рамках ШОС, они требуют лишь времени и механизма реализации. Это и меры по сотруд­ничеству при чрезвычайных ситуациях, молодежная политика, образо­вание, наука, экология, туризм и т.д.
kultura_1.jpgВ рамках стран ШОС и в рамках двусторонних отношений проводятся «Дни» и «Годы» стран-партнеров, выставки картин художников на темы жизни народов – стран ШОС, музыкальные фестивали, спортивные со­ревнования.
Для нас представляют интерес прекрасные полотна китайских худож­ников, увлекающиеся казахскими, киргизскими темами и воплотивших в своих картинах жизнь таджиков, казахов, киргизов и других народов Синьцзяна как в масле, так и тушью в традициях китайской живописи. За 15 лет сотрудничества проводились книжные ярмарки, организовы­вались концерты музыкальных и других артистических коллективов из Синьцзяна и Пекина. Для укрепления интеграции в рамках ШОС боль­шое значение продолжают иметь фестивали песен, фестивали народ­ного творчества и народного ремесла, кинофестивали, спортивные со­ревнования по народным и другим видам спорта. Можно дать положительную оценку попыткам гуманитарного со­трудничества между странами Центральной Азии и Китаем в области языка и истории. Они, безусловно, являются итогом двусторонних от­ношений стран–членов ШОС. Здесь имеются как положительный опыт культурно-гуманитарного сотрудничества, так и явления, которые могут оказать негативное воздействие на его развитие в будущем. По исто­рической теме автором настоящих строк уже высказаны некоторые со­ображения.
Гуманитарно-культурное сотрудничество, несомненно, является важ­ной составной частью цивилизационного диалога наших народов. Оно включает в себя все контакты в сфере общения людей, обмена духовными ценностями, культурным, философским, историческим, литера­турным наследием, обменом в области образования, науки, искусства. Гуманитарно-культурное сотрудничество предполагает равенство отно­шений, взаимоуважение, взаимопонимание менталитетов, других наци­ональных ценностей, истории каждого народа и свободного выбора им своего будущего. Эти принципы лежат в основе сотрудничества стран-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Поскольку одной из главных целей ШОС является формирование и поддержание духа доверия между ее действительными членами, а также странами-наблюдателями.
В области образования сотрудничество сказывается в уважительном из­учении языков других народов, их философии, литературы и искусства. В Казахстане русский язык все еще остается основным языком межна­ционального общения, а также языком науки. Он, наряду с китайским языком, является рабочим языком стран ШОС, потому что для пяти из них он остается единственным объединяющим всех языком межнацио­нального общения. Остается он главным языком и для общения Китая со странами Центральной Азии. Что касается стран-наблюдателей, то с ними наряду с русским используется английский язык - язык науки и культурного обмена современности.
Значение китайского и русского языков для общения в рамках ШОС нашли графическое воплощение в ее эмблеме, а также в документации ее Канцелярии. Все документы ШОС издаются на этих двух языках. Та­кая практика продолжится и впредь.
Шаги, предпринятые в странах Центральной Азии по укреплению ста­туса языков титульных наций, направлены скорее на их выживание. Возвышение языков титульных наций не умаляет, не преуменьшает значения русского языка, а подчеркивает необходимость его примене­ния в государственных структурах, в государственно-административной документации. В Казахстане во всех вузах продолжается набор в рус­скоязычные группы. Здесь наблюдается интересная тенденция среди молодежи - наряду с одним из европейских языков изучать один из вос­точных. Среди молодежи у нас пропагандируются эталоны двуязычия и трехязычия. Это создаст прекрасные условия для развития и укре­пления полновесного гуманитарно-культурного сотрудничества между народами.
В Китае, несмотря на мощный всплеск интереса к английскому языку, традиция изучения русского языка никогда не угасала. Однако, его ме­сто переместилось на второе, а возможно, и на третье - после англий­ского и японского языков.
Язык является важным орудием человеческого общения - главного ме­ханизма гуманитарного сотрудничества. Поэтому заметны усилия Ки­тая в распространении изучения китайского языка в странах Централь­ной Азии. В советское время в Таджикистане никогда не изучались ни китайский язык, ни история Китая. В Казахстане китайский язык учили лишь в одной школе-интернате. Сегодня ему обучают почти во всех крупных вузах.
Заботу о деле преподавания китайского языка в странах Центральной Азии проявляет Министерство образования и отдельные китайские северо-восточные и северо-западные университеты КНР. Центры ки­тайского языка, созданные в Узбекистане, Казахстане всего 3-4 года назад, в 2006-2007 годах выросли в Институты Конфуция. В Казахстане эти курсы прошли около 500 человек, из них некоторые девушки и юно­ши продолжили обучение в вузах КНР. Большой вклад в ознакомление жизни, обычаев и творчества народов Китая, а также изучения китайско­го языка вносят красочные журналы: казахско-китайский «КOрші» («Со­сед») и русско-китайский - «Контимост», издаваемые с финансовой по­мощью Китая. В Посольствах КНР в странах Центральной Азии стали работать сотрудники - ханьцы со знанием уйгурского, казахского и дру­гих тюркских языков. Для Китая для общения с центрально-азиатскими странами ШОС не существует языковых барьеров, так как в СУАР КНР проживают таджики, киргизы, казахи, которые имеют свои автономные единицы - уезды и округа, где национальным языкам уделяется боль­шое внимание.
Немаловажное значение имеют кратковременные и продолжитель­ные поездки в Китай нашей молодежи для изучения китайского языка и получения высшего и специального образования. Китайская сторона заинтересована в подготовке преподавателей китайского языка. Министерство образования КНР около 10 лет устраивало курсы повышения квалификации для преподавателей в Ланьчжоуском университете (про­винция Ганьсу), вошедшем в список 100 приоритетных вузов Китая. С этого года начнут работать такие курсы в Синьцзянском педагогическом университете в г. Урумчи. При этом китайская сторона берет на себя расходы по проживанию, питанию преподавателей, снабжает их учеб­никами и другими учебными пособиями, организовывает познаватель­ные экскурсии.
Узбекистан имеет давние традиции научного и образовательного ки­таеведения, большинство китаеведов Центральной Азии старшего поколения воспитаны в Узбекистане и России. По темпам внедрения китайского языка в вузы и школы Казахстан сегодня опережает другие республики региона. Это вызвано расширением и укреплением эко­номических связей нашей Республики и КНР. В странах Центральной Азии знание китайского языка становится с каждым годом все более популярным и престижным. Можно сделать смелый вывод о том, что в странах Центральной Азии знание китайского языка способствует дело­вой и научной карьере не меньше, чем европейские языки. Центрально-азиатские страны-члены ШОС имеют продолжительную историю отношений между собой и с Китаем. Она насчитывает более 2 тысяч лет. В своих отношениях с государствами на территории Цен­тральной Азии Китай исходил из интересов безопасности своего госу­дарства, придерживался регионального подхода в своей политике, т. е. держал в поле своего внимания весь спектр международных отношений в регионе. Это давало ему возможность умело применять и модернизи­ровать набор политических стратагем, выработанных за века общения. Отношения России с Китаем уступают по продолжительности отноше­ниям с ним народов Центральной Азии. Значение этого фактора нельзя преуменьшать, но он уравновешивается тем, что Казахстан, Кыргыз­стан, Узбекистан находились около 300 лет в составе Российской им­перии, а затем СССР.
В Китае продолжают придерживаться традиций региональных иссле­дований, примером того является издание фундаментальной «Всеоб­щей истории Западного региона (Сиюй)». Замечу, что ни в СССР, ни в постсоветское время в других странах-членах ШОС специальных работ, посвященных региональной истории, не имеется. Кроме того, в Китае изданы исследования, тесно увязывающие историю Синьцзяна с исто­рией отдельных стран Центральной Азии. Однако, они мало доступны ученым стран-членов ШОС.
Отдельно следует отметить коллективную монографию «Синьцзян, ки­тайская земля: прошлое и настоящее. Гл. ред. Ли Шэн. Книга издана в 2006 году под патронажем МИД КНР на 9 языках: английском, араб­ском, казахском, немецком, русском, турецком, уйгурском, французском и японском языках. Эти труды могут способствовать познавательным поездкам китайцев в страны Центральной Азии. История является наукой, оказавшей и оказывающей поныне огромное влияние на мировоззрение людей, на их отношение к прошлому в свете сегодняшнего дня, а также на идеологию государства. Нельзя забывать о том, что Китай является государством, направившим исторические факты в практическое русло – добился пересмотра границ со странами ШОС. Политики и специалисты по международным отношениям Китая и стран Центральной Азии рассматривают итоги решения пограничных проблем только в положительном значении.
Настало время объективного исследования истории региона и истории диалога цивилизаций в регионе совместными усилиями ученых стран– членов ШОС.
Основным принципом истории как науки являются толерантность, взаи­моуважение исторических судеб народов и исторического выбора ими своего пути. Выражение современного восприятия прошлого и забота о будущем являются весьма актуальной задачей. Настала пора писать историю региона: 1/ силами ученых стран Центральной Азии; 2/ либо путем создания научного проекта между Россией и странами Централь­ной Азии по сбору исторических материалов; 3/ либо силами ученых стран–членов ШОС. Итогом работы может быть издание Сборника ста­тей диалога цивилизаций, Очерков истории двусторонних связей или Общей истории региона Центральной Азии.
Мы все должны быть весьма заинтересованы в развитии гуманитарно-культурных отношений с Китаем уманитарно-культурные отношения создают сегодня благоприятный фон для развития и укрепления всех аспектов добрососедских от­ношений, стимулируют региональные связи, в том числе, в рамках и связывающей нас авторитетной Шанхайской организации сотрудниче­ства. Среди видов сотрудничества пока пущен на самотек туризм. Ту­ристический имидж Китая во всем мире достаточно высок. Для Китая по-прежнему приоритетными останутся рынки сбыта, энергетическое обеспечение своей страны. Поэтому он будет продолжать стимулиро­вать шоп-туризм, получивший наиболее широкое распространение в Казахстане и Киргизии. Созданы более комфортабельные условия для тех, кто оптом закупает товары, производимые в Китае. Это тоже относится к области гуманитарно-культурного сотрудниче­ства в дополнение к экономическим интересам. Здесь для Китая таятся просто неисчерпаемые ресурсы во всех его направлениях. Приоритет­ным для Китая остается также расширение сфер обучения китайскому языку, который занимает второе место в мире после английского по своей привлекательности. Главные каналы социально–гуманитарного сотрудничества в Китае по-прежнему будут осуществляться через госу­дарственные структуры, а также через частные предприятия с большой долей участия в них государства. Большинство деструктивных сторон развития этого актуального и современного вида сотрудничества кро­ются в косности и коррупционности миграционных, таможенных, поли­цейских и других соответствующих служб республик Центральной Азии, а также проблемы безопасности.
К сожалению, наиболее распространенным видом для казахстанцев являются шоп-туризмы в Китай. Наши соотечественники приобретают товары повседневного спроса, одежду, обувь, мебель, строительные материалы, продовольственные товары и, в меньшей степени, пред­меты искусства и ремесла.
При этом они освоили не только соседний Синьцзян, но и внутристенный Китай, включая приморские районы. Отдаленный остров Хайнань уже не является для нас экзотикой. После шоп-туризма по своей социаль­ной значимости идут поездки, совершаемые в целях лечения и отдыха, массажа, иглотерапии и прижиганий, медицинских и косметологиче-ских операций, приобретения китайских лекарств китайской медицины и других препаратов. Беседы с такими туристами показывают, что они довольны качеством обслуживания, лечения и уровнем цен за услуги. И это несмотря на то, что в крупных городах Казахстана открыты и уже несколько лет действуют центры восточной и китайской медицины. Главными преимуществами КНР перед туристическими центрами дру­гих стран являются географическая близость наших стран, многовеко­вой фактор культурного взаимовлияния и взаимообогащения народов Восточной и Центральной Азии.
Для Китая характерна относительная дешевизна транспортных и гости­ничных услуг. Это обстоятельство наряду с повышением жизненного уровня населения хорошо стимулирует туризм в Китае и туристические поездки китайцев в зарубежные страны. Немаловажна также политика Китая по сдерживанию курса доллара. Также преимуществом туризма в Китае является фантастическое разнообразие его объектов и марш­рутов.
Они объясняются тем, что в Китае проживает 56 народностей, каждая из которых сохранила свою самобытную культуру и богатые традиции. Любой путешественник и турист может найти в Китае что-то интересное и привлекательное для себя. Для любознательного туриста, интересу­ющегося историей народов, их культурой, нравами и обычаями, пред­лагается немало познавательных экскурсий, независимо от языка и вероисповедания. Красочно проходят народные календарные праздни­ки, сопровождаемые карнавальными шествиями. Храмовые праздники превратились в рынки пропаганды народного ремесла и искусства. Религиозные объекты в Китае открыты и доступны представителям всех конфессий. К примеру, буддисты могут лицезреть «Нимб Будды» в горах Эмэйшань, а даосы – свои храмовые комплексы на Уданшань. Мусульмане с удовольствием помолятся в мечети в древней столице Китая Сиани, стены которой украшены золотыми надписями сур Кора­на. Они могут посетить самую старую мечеть Китая в квартале Нюцзе в Пекине и поклониться могилам двух святых из благородной Бухары. Есть также десятки религиозных святынь в Кашгаре, в их числе зна­менитая мечеть Эйткар, где постелен персидский ковер ручной работы от Аятоллы Хомейни. А православный просто обязан хотя бы один раз помолиться в Соборе Святой Софьи в Харбине. Многих наших туристов привлекает загадочная Лхаса, до которой теперь можно добраться по­ездом.
Кризис на туризме в лечебных целях и спортивном туризме отразится мало. Авторитет китайской медицины достаточно сильный. Приток ино­странных туристов не может сильно грозить китайцам, у которых име­ются собственные огромные внутренние резервы. Китайцы могут про­держаться за счет своего внутреннего туризма, настолько своеобразны там природно-климатические и культурно-цивилизационные условия в разных районах страны. А произведенные в Китае сувениры невозмож­но исчерпать за долгие годы.
Совершенно не разработана проблема привлечения в Казахстан тури­стов из Китая. Между тем, во всем мире туристические службы успешно продвигают работу в этом направлении. На крупных туристических объ­ектах Европы и США появились кассиры, гиды со знанием китайского языка. Толпы китайских туристов заполняют отдаленные для китайцев страны. Этого нельзя сказать о странах Центральной Азии. Между тем, туристические маршруты по тропам Шелкового пути в Сред­ней Азии и Казахстане также не могут не интересовать образованных и любопытных китайцев. Не говоря уже об уникальных природных за­поведниках Казахстана, крупных исторических памятниках и древних городах. Однако в Казахстане почти не разработана инфраструктура туризма, мы все еще не научились извлекать из этой отрасли экономики хорошую прибыль. Вышеупомянутый казахско-китайский журнал ведет большую работу по ознакомлению казахстанцев с культурой и культур­ными, туристическими объектами Китая. Возможно, развитию туристи­ческого бизнеса помогла бы организация ярмарок туристических фирм стран-членов ШОС.
Прибыли в туристической отрасли нет потому, что не вложен соответ­ствующий капитал в этот вид бизнеса. Остаются актуальными и про­блемы безопасности туристов. С другой стороны, для наших стран туризм остается одним из перспективных направлений гуманитарно-культурного сотрудничества. Культура – это то, что может смягчить удары кризиса.