Жумакын Кайрамбаев: «... Я знаю, мир трагичен... Но я ищу проблески Света и Гармонии. Мое творчество посвящено Надежде...»

размер шрифта: Aa | Aa

altВ 1981 году, после окончания Санкт-Петербургского (тогда Ленинградского) академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина, Ж.Кайрамбаев вернулся в Казахстан. Он по праву принадлежит к замечательной плеяде наших художников, получивших образование в высших учебных заведениях искусства Москвы и Ленинграда и реализовавших на родине яркие, индивидуальные творческие проекты.

В смутные 90-е годы, отвечая на настойчивые вопросы организаторов выставок и журналистов: «В чем ваше кредо?», художник ответил: «Просто — в поиске красоты, это же профессия такая — видеть свет и красоту». Прошло время, наступил новый век, — и он добавил, уточняя: «Знаю, что мир трагичен, но ищу в нем проблески света и гармонии. Самое главное — надежда. То, что я делаю в жизни, моя работа, мое творчество посвящено надежде». Пожалуй, это и есть ключ к пониманию глубинного человеческого смысла произ- ведений мастера. Жизнь трагична по определению, потому что есть смерть, и есть вечная борьба за жизнь, вечный поединок добра и зла. Но это не отменяет и не обессмысливает поиск Света и гармонии.

altТеперь хотелось бы поговорить о путях и возможностях достижения целей художественно-образного решения в творчестве Ж.Кайрамбаева. Он как опытный режиссер и композитор, знающий возможности каждого инструмента умело пользуется живописными формами. Свет, «всеобщее средство видимого проявления предметности вообще» (Г.В.Ф.Гегель), для Жумакына является основным выразительным средством. Явлением света и тени, контрастом художник пользуется в уже рассматривавшихся здесь произведениях «Поединок», «Ансау», в портретах супруги и дочери и др. Сопоставление светлого и темного, цветовые контрасты приобретают особый смысл в образном решении.

Мы не зря упомянули о профессиях режиссера и композитора. Профессия художника очень близка к ним и в то же время сильно отличается от них. Режиссер создает спектакль с помощью художника, композитора, актеров и многого другого. Композитор не обходится без музыкантов, дирижера и т.д. А станковист-живописец, каковым, в частности, и яв- ляется Ж.Кайрамбаев, начиная от замысла произведения и заканчивая последним мазком на холсте, выполняет все сам. В настоящее время, когда искусство приобрело интегра- тивный характер, а развитие информационных технологий необычайно расширило спектр выразительных средств, та- кие его современные формы как инсталляция, перформенс, видеоарт и др. почти не оставили места для станковой живописи. И, тем не менее, Ж.Кайрамбаев имеет своего зрите- ля, поклонников своего творчества, место в музейной кол- лекции. В немалой степени этому способствует и жанровая широта его произведений: натюрморты, портреты, пейзажи, сюжетные картины. Все они имеют место и значение в деятельности мастера. Известные портреты Аблай хана, Абая, Курмангазы работы Ж.Кайрамбаева, можно сказать, стали каноническими.

alt

Произведения Ж.Кайрамбаева находятся в коллекции Государственного музея искусств им. А.Кастеева, в столичном Президентском Центре культуры, в фонде Дирекции художественных выставок министерства культуры РК, в резиденциях президента нашей страны, в художественных галереях и коллекциях Казахстана и за его пределами.

Таким мы сегодня знаем Ж.Кайрамбаева, вдумчивого, серьезного мастера, этюды которого не лежат сырым материалом, а превращаются в картины, представляющие собой не просто событийный рассказ, но искреннее и глубокое философски наполненное эссе, которое нужно читать и перечитывать. Если композитор Вагнер писал, как известно, свою музыку при красном свете лампы, то Жумакын, как нам кажется, пишет свои картины под звук домбры, и этот звук ложится на холст зеленовато-золотистым, осенними березами и тополями Заилийского Алатау, загорелыми лицами красавиц из высокогорных аулов… Он рисует, как завещал Ти- циан: «…по мере письма» все подчинено цвету, а цвет идее.