Казахстанско- китайские экономические отношения: механизмы и принципы

размер шрифта: Aa | Aa

altАдиль Каукенов

НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ КАЗАХСТАНА И КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ БЕРЕТ СВОЕ НАЧАЛО С СЕРЕДИНЫ 80-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА, ТО ЕСТЬ ЕЩЕ ДО ОБРЕТЕНИЯ КАЗАХСТАНОМ НЕЗАВИСИМОСТИ. В ЯНВАРЕ 1986 ГОДА ГОССОВЕТ КНР ПРИНЯЛ РЕШЕНИЕ О ВОССТАНОВЛЕНИИ ТОРГОВЫХ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ СИНЬЦЗЯН- УЙГУРСКИМ АВТОНОМНЫМ РАЙОНОМ КИТАЯ И СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ. С СОВЕТСКОЙ СТОРОНЫ В ЭТИХ ОТНОШЕНИЯХ ДОЛЖНА БЫЛА ПРИНИМАТЬ НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ УЧАСТИЕ СОСЕДНЯЯ С СИНЬЦЗЯНОМ КАЗАХСКАЯ ССР.

Казахская ССР, начиная с последней четверти прошлого столетия, стремилась выйти из-под  полного  контроля центра в  вопросах внешнеэкономической  деятельности и   установить собственные взаимовыгодные отношения с зарубежными государствами. В тот  период ведущим направлением казахстанско-китайского экономического взаимодействия  было создание основ для научно-технического сотрудничества. Это было обусловлено тем, что в тот период научно-технический потенциал Казахской ССР во многом превышал аналогичные показатели в Синьцзяне, который в середине-конце1980-х годов был одним из наиболее отсталых в этом отношении регионов Китая.

Начальные этап экономических отношений Казахстана и Китая характеризовался довольно высокими темпами роста. Если в 1986 году объем торговли между Казахстаном и Синьцзяном составлял всего $3 млн., то в 1987 – $11,8 млн., а в 1989 – уже $45,6 млн. . К 1991 году, то есть непосредственно перед по- лучением Казахстаном независимости, его экономические  отношения  с  Китаем были уже сравнительно широко развиты. КНР стала главным торговым партнером Казахстана вне территории бывшего Советского Союза, а 52% всего его экспорта в страны так называемого «дальнего зарубежья» приходилось на Китай.
В середине 1989 году между СУАР и Казахстаном  было подписано соглашение об экономическом, техническом и торговом сотрудничестве на период 1989-1995 годы. Общая стоимость всех предусмотренных соглашением сделок составляла свыше $1,5 млрд., а товарооборот между этими соседними регионами двух стран предполагалось довести к 1995 году до $220-260 млн. В июле 1991 года в ходе визита Н. Назарбаева в СУАР КНР подписывается «Соглашение о принципах и основных направлениях  развития сотрудничества между Казахской  ССР и Синьцзяном». Кроме того, 31 июля 1991 года в Кульдже  между Казахстаном и  СУАР подписывается  соглашение, предусматривающее  так называемый «шоп-туризм»,   расчеты по  которому осуществляются только в свободно конвертируемой валюте. В связи с распадом Советского  Союза и перехода Казахской ССР в статус независимой республики, полностью обязательства по данным соглашениям не были выполнены  в запланированном  объеме, однако интерес к развитию  торгово- экономического сотрудничества с обеих сторон был очевиден.
Таким образом, основные принципы и механизмы складывания экономических отношений  между Казахстаном и Китаем были заложены еще в 80-е годы ХХ века. Именно  в тот период стало очевидно,  что основным  торговым партнером Казахстана в КНР станет Синьцзян-Уйгурский автономный район. Кроме того, стала очевидной обоюдная заинтересованность в развитии торгово-экономического и научно- технического взаимодействия
 
После обретения Казахстаном  независимости в 1991 году его экономические отношения с Китаем также были ограничены развитием сотрудничества с Синьцзяном. Тем не менее, в Пекине довольно быстро оценили все преимущества, которое несет с собой развитие торговли с  государствами  Центральной Азии. Уже в декабре 1991 года китайская делегация, возглавляемая министром  торговли  и внешнеэкономических связей КНР Ли Ланкином, совершила экспресс-турне по странам региона с целью изучения возможностей нарождающегося центральноазиатского рынка. В сентябре 1992 года премьер Госсовета Ли  Пэн  открыл в столице СУАР – Урумчи – первую международную торговую ярмарку. В течение нескольких  месяцев четыре города Синьцзяна,  включая  Урумчи, ввели различного рода льготы для инвесторов и других бизнесменов, которые могли бы способствовать развитию торговли Синьцзяна  с  зарубежными странами.
Основным видом торгово- экономических отношений между РК и КНР в начале 1990-х годов был помянутый выше «шоп-туризм». В данном случае это были массовые поездки казахстанских граждан в КНР с коммерческими целями, чаще всего, с целью закупить там по низким ценам продукцию легкой промышленности и затем перепродавать их на родине по более высокой цене. «Шоп-туризм» очень часто не даже выделяется как отдельный вид туризма, что расходится с мнением ВТО, так как согласно  определению данной организации,  туристом считается любой человек, выехавший  в другое место и не занимающийся там оплачиваемой деятельностью.
В 1992 году было открыто железнодорожное сообщение Алма-Ата – Урумчи. Со своей стороны,  Казахстан  реконструировал пограничную станцию Дружба. В том же 1992 году китайско-казахстанскую  границу в  обоих направлениях пересекли 672 тысячи человек.
Бесконтрольность в производстве и сбыте китайских товаров, в конце концов, стала предметом двусторонних переговоров на высшем уровне. В Пекине осознали, что широкое  распространение низкокачественных китайских товаров за рубежом может нанести большой ущерб имиджу китайской торговой марки. 2 июля 1993 года Постоянный комитет всекитайского  собрания народных представителей  (ПК ВСНП) принимает постановление, предусматривающее очень тяжелые наказания (вплоть до высшей  меры) за преступления, связанные с производством и распространением низкокачественных товаров.
Руководство Казахстана в тот период также принимает ряд мер по ужесточению контроля над деятельностью граждан КНР, находящихся на территории страны. Эти меры предусматривали:
•  усиление контроля над порядком проживания, перемещения, экономической деятельности граждан КНР на территории республики;
•  ограничение деятельности казахстанских фирм (главным образом частных и  мелких), контактирующих с китайской стороной исключительно в сферах торговли и туризма;
•  усиление таможенного и паспортного режимов и т.д.
Новые перспективные отрасли сотрудничества были определены в 1993 года во время визита президента Казахстана Н. Назарбаева в Пекин. Они включали: тяжелую промышленность,   сельское хозяйство, легкую промышленность, биотехнику, связь, энергоресурсы, исследование космического пространства и др. Сторонами  подчеркивалась  необходимость сотрудничества не только приграничных областей, но и взаимодействия с центральными, приморскими районами Китая, где сосредоточена крупная промышленность, передовые технологии.
В  целом, период первой половины 1990-х годов характеризовался постепенным переход от полного отсутствия какого-либо внешнего контроля и учета экономических  отношений  между двумя государствами  к выработке  и введению  ряда механизмов,  направленных на  регулирование   торгово-экономического взаимодействия.
Вторая  половина  1990-х годов ознаменовалась новым этапом в развитии торгово-экономических   отношений между Казахстаном и Китаем. После 1995 года на казахстанских рынок начинают приходить крупные китайские компании, постепенно упорядочиваются механизмы т.н. «челночной торговли». На рынок постепенно  начинают выходить фирмы-посредники,  специализирующиеся на оптовых поставках китайской продукции  на казахстанский рынок, что позволило многим местным торговцам осуществлять закупки товаров без регулярного выезда в КНР.
Что касается крупных китайских компаний, пришедших в РК, то в числе 34 представительств, зарегистрированных в эти годы, были представлены: Китайская национальная   нефтяная компания (КННК – CNРC), компания
«Хуавэй» (город Шэньчжэнь, телекоммуникации, компьютерные технологии, связь), компания «Нункэн» (Синьцзян, торгово-посреднические операции), компания «Тяньшань» (Синьцзян, торговля продукцией легкой промышленности), Банк Китая и др.
Летом 1997 года подписывается контракт между Казахстаном  и Китаем (представленным КННК) по инвестированию в  нефтегазовый  сектор РК на общую сумму в $11 млрд. Планировалось, что они будут направлены на реабилитацию АО «Узеньмунайгаз», АО «Актобемунайгаз» и строительство нефтепроводов  в Западный  Китай и Иран.
Тем не менее, и на протяжении второй половины 1990-х гг. не произошло серьезных качественных  изменений  в торгово-экономических отношениях КНР и РК. На повестке дня остались прежние  проблемы,  к которым  относятся: несбалансированность  структуры экспорта и импорта, преобладание  «челночной» торговли,  замкнутость экономического взаимодействия на СУАР КНР, а также исключительный интерес китайской стороны к импорту сырьевой продукции.
 
В  развитии казахстанско-китайских экономических отношений после 2000- го года наблюдается несколько отчетливых тенденций:
•  Начало совместного  продвижения крупных экономических проектов;
•  Повышенное внимание КНР к развитию энергетического сотрудничества с Казахстаном;
•  Значительный рост объемов внешнеторговых операций, и улучшение внешнеторгового баланса Казахстана.
 
К наиболее крупным совместным экономическим проектам данного периода можно отнести:
•  Март 2003 года - сдача в эксплуатацию трубопровода Кенкияк – Атырау на западе Казахстана.  Протяженность трубопровода   составила 448,8 км, а проектная пропускная способностью  должна была достигать 12 млн. тонн нефти в год. При реверсной эксплуатации этот нефтепровод становился  первой частью большого нефтепровода «Западный Казахстан – Китай», меморандум о строительстве которого был подписан еще в 1997 году.
•  Май 2003 года – приобретение CNPC за $150,2 млн. принадлежащего государству пакета акций предприятия «CNPC Актобемунайгаза» (25,12%), таким образом, китайская  компания стала единственным  владельцем компании.
•  Август 2003 года – CNPC приобрела у саудовской Nimir Petroleum Ltd. 35% участия в СП Texaco North Buzachi Inc. месторождение Северные Бузачи.
• Октябрь 2003 года –  возобновление реализации проекта 1997 года, предусматривавшего строительство нефтепровода «Западный Казахстан – Китай».
•  17 мая 2004 года Нурсултан  Назарбаев и Ху Цзиньтао подписали специальное соглашение о строительстве  нефтепровода  Атасу Алашанькоу.
•  В 2005 году приобретение нефтяных активов в Казахстане было продолжено. В апреле CNODC стала единственным акционером кызылординского АО «Ай-дан мунай». Основные виды деятельности  данной компании включали  проведение  нефтегазовых операций на  территории Республики Казахстан, включая разведку  и бурение, добычу, подготовку и  переработку,  транспортировку и хранение,  маркетинг  и торговлю, экспорт углеводородов и продуктов их переработки.
•  В  августе 2005 года зарегистрированная в  Канаде компания PetroKazakhstan Inc., четвертая по объемам добычи в Казахстане, объявила о подписании соглашения, по которому дочерняя компания CNPC выкупила 100% ее акций за $4,18 млрд.
•  В этом же месяце «КазМунайГаз» и CNPC заключили соглашение о совместной разработке обоснования инвестиций в строительство газопровода из Казахстана в Китай.
•  В сентябре  2005 года «КазМунайГаз» и подписали  меморандум  «О взаимопонимании по вопросам участия CNPC в разработке и освоении месторождения Дархан в казахстанском секторе Каспия».
В 2007 году в повестку дня встали еще два проекта в нефтегазовой  отрасли строительство  второй очереди нефтепровода   «Западный Казахстан – Китай», а также о подключении Казахстана к проекту строительства газопровода из Центральной Азии в Китай. Эти проекты были согласованы еще в декабре 2006 года во время визита в Пекин Н. Назарбаева,  а соглашения по ним подписаны в августе 2007 года, когда Астану посетил Ху Цзиньтао. Суть первого проекта – строительство нефтепровода  Атасу – Кенкияк,  что открывает Китаю прямой доступ к каспийской нефти, а следовательно – позволяет вывести нефтепровод Атасу – Алашанькоу на проектную мощность в 20 млн. тонн в год. Проект планируется завершить к 2010 году.
Суть второго проекта – подключение Казахстана к строящемуся газопроводу
«Туркменистан – Китай». Соглашение, подписанное  Китаем с Туркменистаном, предусматривает поставку в Китай 30 млрд. куб. м туркменского газа в 2009-2038 годах. Казахстан планирует добавить к этому объему свои 10 млрд. куб. м, а попутно обеспечить газом южные регионы республики.
Однако не только активизация  Китая в нефтегазовой  сфере Казахстана была характерна  для экономики казахстанско-китайских отношений в первой половине  2000-х годов. Даже официальные  данные казахстанской статистики  позволяют  сделать вывод не только о значительном росте объемов внешнеторговых операций, но и об изменении номенклатуры внешнеторговых операций, а также об улучшении баланса Казахстана в торговле с Китаем.
Кроме того, этот период характеризуется ростом прямых иностранных инвестиций в экономику Казахстана. Китайские инвестиции возросли с $64,7 млн. в 2001 году до $195,0 млн. в 2005 году, составив 3,04% от общего объема ПИИ. Как показывает  этот анализ, именно в 2000-2005 годах в Казахстане наблюдается своеобразный «китайский бум». В 2000 году было зарегистрировано 374 предприятия с участием китайского капитала, в 2001 – 874, в 2002– 975, в 2003 – 665, в 2004 – 579 и в 2005 году – 129 предприятий. Правда большинство из этих предприятий относились к  сфере торговли, причем большая их часть так и не приступили к работе, но факт остается фактом – интерес китайских бизнесменов к Казахстану был огромен.
 
В период после 2000 года Китай начал проявлять интерес к крупному производству и инфраструктурным  проектам. Причем речь не только о проектах в нефтегазовой сфере. Уже в середине 2004 года начались переговоры о прокладке Трансказахстанской  железнодорожной магистрали, меморандум о строительстве которой был подписан в июле 2005 года.
В сентябре 2004 года китайская компания  China  National Gold  Group Association и  казахстанский   горнометаллургический концерн «Казахалтын» (Kazakhaltyn  Mining Co. Ltd.) подписали контракт о  создании совместного предприятия по разработке месторождений золота в Казахстане.
В июле 2005 года во время визита Ху Цзиньтао  АО KEGOC  и Государственная электросетевая  корпорация Китая подписали  рамочное  соглашение, в котором были предусмотрены такие  направления сотрудничества, как  передача электроэнергии,   разработка проектов, строительство, техническое обслуживание и   эксплуатация линий  электропередачи, научно-исследовательские и опытно- конструкторские  работы в  области новых технологий по передаче и распределению  электроэнергии, приграничное сотрудничество в области электроэнергетики  и  т.д. Китайские энергетики проявили интерес к строительству новой ГРЭС в Экибастузе.
В декабре 2006 года «Казатомпром» и   Китайская гуандунская ядерно- энергетическая корпорация (China Guangdong Nuclear Power  Holding, (CGNPC)) заключили соглашение о стратегическом сотрудничестве.
В конце мая 2007 года между ними было подписано соглашение о расширении и углублении  стратегического сотрудничества в области изготовления ядерного топлива для китайских АЭС, а также ресурсного снабжения развивающейся  атомной энергетики  КНР. Суть этого соглашения состоит в том, что Казахстан  будет являться  основным поставщиком  ядерного топлива для CGNP, которая  до 2030 года собирается построить и владеть в Китае приблизительно 50-55 АЭС, или 50% всех реакторов. Поставки ядерного топлива из Казахстана в КНР начнутся приблизительно с 2009 года и постепенно займут до половины китайского рынка.
В сентябре между «Казатомпромом» и CGNPC был подписан меморандум о намерении  создать совместное  предприятие по освоению урановых месторождений  в Казахстане.  Стороны,  в частности, договорились, что китайские компании получают доступ к освоению казахских урановых месторождений, а «Казатомпрому» разрешено инвестировать в атомную энергетику КНР. Ведущие китайские атомно-энергетические компании, China National Nuclear Corp и China Nuclear Guangdong Power Corp совместно получат 49% акций казахского предприятия, добывающего уран. Взамен  «Казатомпрому» достанется доля в китайских предприятиях по переработке ядерного топлива и атомных электростанциях.
Таким образом, рассмотрение  опыта экономических отношений Казахстана и Китая на протяжении последних двух десятилетий позволяет сделать вывод об их постепенном количественном и качественном совершенствовании. Начало формированию   экономического взаимодействия двух государств было положено  еще в 1980-х гг. Механизмы сотрудничества были обусловлены тем, что почти все операции проходили через государственные структуры. Особенностью  данного периода было превалирование научно-технического сотрудничества,   кроме того, многие сделки осуществлялись путем бартерного обмена. В середине-конце 1980-х годов отчетливо проявился интерес обоих государств к развитию экономического  сотрудничества,  о чем свидетельствует и заключение соответствующих экономических  соглашений,  а также постоянный рост товарооборота. После обретения Казахстаном  независимости наступает новый этап в казахстанско-китайских экономических отношениях. За период с начала до  середины 1990-х годов экономическое взаимодействие  между двумя государствам прошло путь от полной либерализации и отсутствия механизмов контроля к возникновению систем обоюдного регулирования качественных и количественных характеристик торгово-экономического сотрудничества. Следует заметить, что наибольшие выгоды с  экономической  точки зрения в  процессе данного сотрудничества приобрел Китай, точнее, Синьцзян- Уйгурский автономный  район. Благодаря постоянному  спросу в РК на товары текстильной и  легкой промышленности,  а также притоку финансовых ресурсов за  счет «челночной торговли» в СУАР были созданы крайне благоприятные  условия для возникновения и активного развития соответствующего производства и инфраструктуры. Кроме того, в связи с импортом сырья из Центральной Азии, и, в первую очередь,  из Казахстана, Синьцзян  получил уникальные  возможности для собственного развития, а также для перепродажи (часто в переработанном виде) данных ресурсов в развитые страны. Что касается РК, то именно экономическое сотрудничество с Китаем позволило ему сократить товарный дефицит, обеспечить работой и стабильным доходом довольно большую часть казахстанцев, однако для экономики  государства  выгоды были не столь очевидны.
Вторая половина  1990-х годов стала временем дальнейшего укрепления экономического  сотрудничества  РК и КНР. Несмотря на то, что большинство проблем первой половины 1990-х годов так и оставались на повестке дня, тем не менее, механизмы  регулирования торгово-экономических отношений продолжали совершенствоваться. Кроме того, Казахстан начал расширять географию экономического сотрудничества внутри КНР, постепенно отходя от исключительного взаимодействия с СУАР.
XXI век ознаменовал  новый этап в развитии экономических   отношений между Казахстаном и  Китаем. Со второй половины 2000 года экономическое проникновение  в  государства Центральной Азии, и в том числе, в РК, стало главным  элементом  внешней политики КНР в регионе. Данное проникновение осуществлялось за счет массового возникновения предприятий с китайским  капиталом,  реализации ряда крупных экономических  и  инфраструктурных проектов. После июля 2005 года казахстанско-китайские отношения  выходят  на новый уровень – стратегического  партнерства,  в настоящее время основные экономические интересы КНР лежат в сфере обеспечения собственной энергетической безопасности и конкуренции за доступ к ресурсам региона с другими крупнейшими геополитическими акторами.