Туркменистан «давит» на газ

размер шрифта: Aa | Aa

Артем Устименко

Ситуация с реальными запасами природного газа в Туркменистане представляется в достаточной степени неясной. несмотря на проведение ряда международных аудитов запасов природного газа, существует значительная вероятность того, что Туркменистан целенаправленно завышает реальные оценки, прежде всего для обеспечения своих инвестиционных позиций и создания ажиотажа среди потенциальных инвесторов.

Необходимо учитывать, что газовые резервы Туркменистана будут иметь тенденцию к дальнейшему росту, причем значительному. Однако оценки реальных запасов природного газа серьезно разнятся, что вносит достаточно сильный элемент неопределенности. Несмотря на то, что уже имеющиеся резервы природного газа в Туркменистане представляются достаточными для обеспечения его долгосрочных обязательств по добыче и экспорту, разница между действительными и заявляемыми на официальном уровне данными по запасам природного газа может серьезно отразиться на коммерческой и инвестиционной привлекательности газовой отрасли страны.

В частности, по официальным оценкам руководства Туркменистана, общие перспективные газовые резервы республики находятся на уровне 24,6 трлн куб. м, в дополнение к 20,8 млрд тонн нефти (также перспективные запасы). Однако, независимые источники ранжируют свои оценки от 7 до 20 трлн куб. м, причем именно консервативное восприятие, по всей видимости, наиболее близко к реальности. В частности, по данным B P, доказанные запасы газа в Туркменистане на 1 января 2009 года составили 7,94 трлн куб. м (4,3% от общемировых) против 2,43 трлн куб. м на 1 января 2008 года. По всей видимости, наиболее вероятный диапазон подтвержденных запасов может находиться на уровне 10-12 трлн куб. м.

Газовые месторождения: расхождение оценок
На данный момент имеется несколько крупных газовых месторождений в Туркменистане, причем крупнейшим разрабатываемым является Довлетабад-Донмез.

В 2006 году Туркменистан объявил об открытии месторождения Южный Елотан-Осман на юго-востоке страны, в 2008 – газоконденсатного месторождения Южный Гутлыаяк, с которыми и связываются основные перспективы роста добычи природного газа в данном государстве. Вместе с тем, Туркменистан связывает большие перспективы с газовыми блоками Бешир, Сарыкум, Южный Шоркел и рядом других. Показательно, что в октябре прошлого года два независимых источника – российская газета «Время новостей» и немецкий исследовательский центр Eurasian Transition group (ETg) заявили о том, что Туркменистан целенаправленно ввел в заблуждение независимых аудиторов через предоставление им изначально завышенной информации по месторождениям. Согласно опубликованной информации, данные были получены как от источников внутри газового комплекса Туркменистана, так и от ряда западных компаний, которые ориентировались на якобы имевшую место утечку данных аудита.

Возможные запасы природного газа на аудируемых месторождениях могли быть завышены в 2-3 раза.
Причем завышенные данные, полученные туркменской стороной, согласно мнению указанных выше источников, были подтверждены британскими аудиторами лишь потому, что данная компания была вынуждена проводить свои расчеты на основе данных, полученных туркменскими специалистами. Показательно, что в 2004 году одна из американских консалтинговых компаний уже проводила оценку запасов крупнейшего разрабатываемого в стране Довлетабадского газового месторождения, которая также вызвала сомнение ряда специалистов.

Чистка кадров
Практически одновременно с этим президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов отправил в отставку почти всех руководителей нефтегазовой отрасли, включая министра нефтегазовой промышленности Аннагула Дерьяева (его место занял бывший начальник отдела Института нефти и газа Оразнур Нурмурадов), главой концерна «Туркменгаз» стал Нура Мухаммедов, а новым руководителем концерна «Туркменефтегазстрой» был назначен Акмурад Егелеев.

Ряд источников связывает данные отставки именно с имевшей место утечкой информации об аудиторском отчете gCa и крупными ошибками в геологоразведочных данных, представленных туркменскими специалистами. При этом косвенным подтверждением является и неучастие западных компаний в тендере на разработку проекта Южный Елотан-Осман. Необходимо учитывать, что информация по газовым резервам Туркменистана является закрытой, включая и развернутые аудиторские отчеты, которые предоставляются непосредственно руководству республики. Одной из ключевых проблем в данном контексте является то, что независимый аудит проводился лишь по отдельно взятым месторождениям, в том время как консолидация данных по всем потенциальным газовым резервам Туркменистана отсутствует. Фактически все проведенные аудиты не затрагивали месторождений, которые находились в начальных стадиях разработки или в консервации, что не позволяет составить достаточно четкую картину реальных запасов природного газа в Туркменистане. Гипотетически это оставляет Туркменистану возможность свободного оперирования данными о запасах природного газа при выстраивании отношений с инвесторами и получения от них дополнительных финансовых, технологических и иных уступок.

Разброс аудиторских оценок
Вызывает озабоченность большой разброс в аудиторских оценках запасов природного газа на отдельных месторождениях, причем проводимых одной, а не несколькими аудиторскими компаниями. В частности, оценки аудиторов по запасам природного газа по месторождению Южный Елотан-Осман ранжируются от 4 до 14 трлн куб. м, по месторождению Яшлар – от 0,3 до 1,5 трлн куб. м, причем наиболее реальные запасы позиционируются на уровне 6 трлн куб. м и 0,7 трлн куб. м соответственно. Фактически это косвенно означает то, что некоторые аудиторы в рамках своих исследований могли ориентироваться на недостаточный объем геологических и иных данных, а степень разведанности указанных месторождений недостаточна для конкретных прогнозных оценок. Основные оценки аудиторов в основном базируются на данных, в том числе и геологических, предоставленных туркменскими специалистами, которые представляются афиллированными. При этом опубликованные оценки относятся к классу прогнозных, а не доказанных, что не дает возможность эффективного восприятия уровня коммерческих (добываемых) запасов, которые ввиду геологических и иных особенностей могут быть значительно ниже.

Экспортные возможности
Однако на данный момент ключевой проблемой для Туркменистана является обеспечение инфраструктурных экспортных возможностей, в том числе в контексте создания альтернативных трубопроводных мощностей, и достижение достаточных контрактных договоренностей. В условиях уменьшения газового экспорта в Россию, именно недостаточные возможности экспорта, а не реальные запасы природного газа, являются важнейшим сдерживающим фактором для увеличения добычи и, соответственно, экспорта туркменского природного газа. Фактически увеличение уровня добычи природного газа можно ожидать только в случае расширения объемов поставок природного газа в Россию и Китай, а также присоединение Туркменистана к другим направлениям экспорта, включая «Набукко».

В частности, в 2010 году вероятный экспорт природного газа в Россию составит 10,5-11 млрд куб. м, в Китай – 13 млрд куб. м, в Иран – 10 млрд куб. м, что при уровне внутреннего потребления в 23 млрд куб. м должно зафиксировать объем добычи по итогам года в диапазоне 57-59 млрд куб. м. Даже при достижении проектного уровня экспорта в Китай в 40 млрд куб. м к 2015 году, Туркменистану будет экономически нерентабельно и технологически невозможно достичь рубежа добычи в 100 млрд куб. м, который официально озвучен как ожидаемый объем добычи уже по итогам 2010 года. Ситуация значительно изменится только в том случае, если Россия пойдет на импорт полного объема, законтрактованного согласно последним межгосударственным соглашениям, – 30 млрд куб. м, с возможностью последующего увеличения.
При этом сохранение ориентации на российское направление позволяет Туркменистану более эффективно модерировать ценовой вопрос при экспорте природного газа в Китай и Иран, принимая во внимание то, что Газпром даже в нынешней ситуации предлагает ценовой диапазон, который значительно более благоприятен, чем ценовые условия, выдвигаемые Китаем и Ираном.

Инвестиции в газ
Вместе с тем, инвестиционная привлекательность газового сектора Туркменистана представляется достаточно устойчивой и высокой, даже несмотря на вероятное несоответствие реальных и официально декларируемых запасов природного газа. В частности, особенно это касается инвесторов, представляющих Китай, таких как CnPC, которые значительно меньше ориентируются на вопросы коммерческой рентабельности добычи и манипуляций с данными о запасах со стороны официальных властей. По всей видимости, именно на приоритетное инвестиционное сотрудничество с Китаем и будет ориентироваться официальный Ашгабад, принимая во внимание и фактор того, что китайская сторона пока что не позиционирует перед ним политических требований как условие развития энергетической кооперации.

Китай все активней позиционируется в качестве важнейшего иностранного инвестора, причем особый «прорыв» был достигнут в апреле 2006 года после соглашения между Министерством нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов Туркменистана и CnPC о сотрудничестве в нефтегазовой отрасли, что фактически открыло доступ китайским компаниям к освоению нефтегазовых месторождений в Туркменистане как на суше, так и на шельфе.

CnPC вложила в разработку газовых месторождений Туркменистана более $1 млрд. Стоит отметить, что CnPC стала первой и пока единственной в Туркменистане иностранной компанией, которой выдали лицензию оператора на разведку и добычу сырья на суше (месторождение Багтыярлык с запасами в 1,3 трлн куб. м).
Более того, в текущем году Банк развития Китая предоставил $4 млрд государственному концерну «Туркменгаз», который рассматривали как попытку получить права на крупнейшее газовое месторождение Туркменистана Южный Елотан-Осман. Это сработало.

В конце 2009 года госкомпания «Туркменгаз» заключила двусторонний контракт с CnPC на $3,128 млрд на разработку указанного месторождения, причем данная китайская компания стала приоритетным инвестором среди других участников проекта (южнокорейский консорциум в составе Lg International Corp. и Hyundai Engineering – $1,485 млрд, а также с Petrofac International и gulf Oil & gas из ОАЭ на $3,979 и $1,15 млрд соответственно).

PDFПечатьE-mail