Нефтепровод Казахстан - Черное море: оценивая предпосылки

размер шрифта: Aa | Aa

Маулен Намазбеков

Реализация проекта нефтепровода из Казахстана до Черного моря, с дальнейшими поставками сырой нефти в Румынию, предварительные договоренности о котором были относительно недавно достигнуты между президентами Казахстана и Румынии, является новым экспортным вариантом для республики.

По всей видимости, причинами обнародования проекта нефтепровода являются следующие. Во-первых, создание нефтепровода в европейском направлении, не зависящем от России. Во-вторых, обеспечение ресурсной базы для консолидированных АО «НК «КазМунайГаз» активов rompetrol group, прежде всего для НПЗ «Петромидия» и «Вега». В-третьих, предоставление преференций Евросоюзу, который активно ищет поставщиков сырья для трубопроводной системы Констанца-Триест, которые могут быть в дальнейшем использованы в политическом торге. В настоящее время Казахстан поставляет в Румынию 4 млн тонн нефти в год, обеспечивая порядка 30% поставок нефти в эту страну.

Показательно, что возможность поставки нефти по трубопроводу до Черного моря Казахстан рассматривает как раз после двух сделок, в результате которых компания «КазМунайГаз» приобрела 100 % акций румынской компании rompetrol group. Важно обратить внимание на то, что НПЗ «Петромидия» в прошлом году переработал 4,2 млн тонн нефти, что является рекордом завода, НПЗ «Вега» – 0,3 млн тонн нефти. После реализации программы, стоимость которой значительно превышает $1 млрд, мощность НПЗ «Петромидия» к 2011 году будет увеличена до 5,25 млн тонн нефти. Таким образом, суммарная мощность переработки достигнет 5,5 млн т.

Вместе с тем, прокладка нефтепровода из Баку до черноморского побережья Грузии исключительно для обеспечения потребностей румынских активов АО «НК «КазМунайГаз» представляется спорной, в том числе с точки зрения обеспечения его рентабельности. В данном контексте необходимо учитывать, что ожидаемое расширение КТК с точки зрения поставок казахстанской нефти на румынские НПЗ, принадлежащие rompetrol group, является гораздо более оптимальной опцией.
 
При этом Казахстан фактически поддерживает и конкурентный трубопроводу Констанца-Триест проект Бургас-Александруполис, который взаимосвязан с расширением КТК. Несмотря на трудности, возникшие с его реализацией, можно предположить, что Казахстан может рассматривать в качестве более оптимального именно Бургас-Александруполис, в том числе и ввиду договоренностей с Россией о вероятном экспорте по нему 17 млн тонн казахстанской нефти.

В поисках ресурсной базы
Ключевыми проблемами для реализации проекта являются отсутствие к моменту его ввода в эксплуатацию достаточной ресурсной базы, принимая во внимание его ориентированность на Кашаган, а также участие Казахстана в реализации других трубопроводных проектов, один из которых – проект транзита нефти через систему ККСТ-БТД, является также конкурирующим для рассматриваемого проекта.
Наиболее реальными сроками начала добычи на месторождении Кашаган можно считать 2012-2013 годы. Переход на полную промышленную мощность будет происходить последовательно, в течение ряда лет, по мере развития второй и третьей фаз проекта. Как следствие, именно 2014-16 годы будут наиболее «актуальны» для ввода в строй рассматриваемого трубопроводного проекта с точки зрения его обеспечения достаточной ресурсной базой.

Однако стоит отметить, что Казахстан к указанному временному сроку суммарно будет добывать примерно 105-110 млн тонн нефти в год (экспортный потенциал – около 95-97 млн т). В условиях потенциального расширения КТК и казахстанско-китайского нефтепровода, а также начала реализации договоренностей по ККСТ с использованием БТД, это обстоятельство сводит значимость рассматриваемого нефтепровода к минимуму.

Фактор БТД
Вместе с тем, контрпозицию в отношении проекта могут занять некоторые компании-участники БТД, имеющие интересы в Казахстане. Для них ключевой экспортной опцией станет использование потенциала именно БТД. Однако, возможно, что готовность Казахстана к реализации проекта обуславливается тем, что к 2011-2012 годам из-за роста нефтедобычи в Азербайджане, в частности, на месторождении Азери-Чираг-Гюнешли, пропускная способность БТД, на который ориентируется ККСТ, может достигнуть своего технологического предела. Полная проектная мощность БТД была рассчитана на прокачку азербайджанской нефти в объеме около 50-51 млн тонн в год, при использовании присадок – до 60-65 млн тонн в год.

По итогам 2009 года SOCar по БТД транспортировала около 38,1 млн тонн нефти. Таким образом, уже на данный момент можно констатировать формирование дефицита для ККСТ в размере 10 млн тонн, в случае неиспользования присадок. К 2012 году транзит собственной нефти Азербайджаном через БТД в состоянии превысить 45 млн тонн, что практически не оставляет даже для первой очереди ККСТ какого-либо значимого экспортного диапазона. Кроме того, при существующей пропускной способности системы БТД, за счет долей компаний Chevron, Statoil, EnI, Total и ConocoPhillips, участвующих в казахстанских проектах добычи, получится транспортировать не более 10 млн тонн нефти в год. Симптоматично и то, что Тенгизшевройл в начале 2010 года прекратил поставки нефти по БТД, из-за несогласия с тарифными требованиями БТД. Однако в любом случае Казахстан будет полностью зависеть от тарифов азербайджанской стороны.

Проблемой для успешной реализации проекта нефтепровода и привлечения под него значительных инвестиций может стать и общая долгосрочная нестабильность в Кавказском регионе, особенно в Грузии, а также связанные с ним геополитические вопросы. Важнейшим моментом здесь может стать нежелательная реакция со стороны России.
Рентабельность проекта
Пока что большие вопросы возникают с обеспечением рентабельности данного проекта в случае его потенциальной реализации.
Учитывая вероятную стоимость, реализация проекта трубопровода мощностью ниже 15 млн т нефти в год фактически представляется малоцелесообразной, в том числе и в контексте возможности привлечения достаточного объема внешних инвестиций. Вместе с тем, представляется вероятным, что рассматриваемый трубопроводный проект будет ориентироваться на проектную мощность в 10 млн т.

Данное обстоятельство представляется достаточно острым для рассматриваемого проекта, прежде всего принимая во внимание тот факт, что Казахстан, по всей видимости, может не располагать достаточными ресурсами для самостоятельной прокладки. В данном контексте для его реализации необходимо будет привлекать значительные заимствования либо инвестиции, в том числе и частных нефтегазовых компаний, представленных в регионе.

Вероятно, что поддержку нефтепроводу может оказать именно Евросоюз, в том числе и через прямое субсидирование его создания, принимая во внимание его ориентированность на обеспечение ресурсами нефтепровода Констанца-Триест.

Использование коридора «Баку-Супса»
Можно предположить, что в целях снижения инвестиционных затрат проект нефтепровода может быть позиционирован как проект по расширению существующих транзитных мощностей нефтепровода «Баку-Супса», либо через задействование определенной инфраструктурной базы последнего.
 
В частности, на 4-м Энергетическом форуме KAZENERGY были озвучены мнения о том, что потенциальный нефтепровод проляжет именно в коридоре нефтепровода «Баку-Супса». Это позволяет предположить, что под объявленным проектом трубопровода может гипотетически скрываться именно расширение или строительство второй очереди трубопровода «Баку-Супса», а также расширение нефтеналивного терминала Супса. Показательно, что имеющиеся мощности трубопровода «Баку-Супса» используются не в полной мере, что даже сейчас оставляет возможности Казахстану для частичного покрытия запросов румынских активов АО «НК «КазМунайГаз», без строительства новой транспортной системы, в случае согласия азербайджанской стороны. Данный трубопровод обладает пропускной способностью в 7,2 млн тонн. Вместе с тем, в 2009 году по нему было транспортировано только 4,2 млн тонн. При этом планируется, что aIOC приступит к расширению «Баку-Супса» до 10 млн тонн в год.

PDFПечатьE-mail