Большая иранская шахматная доска

размер шрифта: Aa | Aa

altПоле игры
Иран является крупной региональной державой, имеющей эффективные инструменты влияния на газонефтедобывающие страны Ближнего Востока, Каспийского бассейна, транзитные пути Центральной Азии и Южного Кавказа. В силу своего географического положения Иран имеет возможности для контроля стратегически важного Ормузского пролива. Ормузский пролив выступает важнейшим стратегическим транзитным каналом. Движение морских судов через этот пролив всегда осуществлялось во взаимодействии с военно-морскими силами Ирана, которые состоят в основном из регуляр-ных ВМС и из флота Корпуса стражей ис-ламской революции. Фактически иранские военно-морские силы осуществляют контроль и поддерживают порядок в Ормузском проливе совместно с Султанатом Оман. Чтобы пройти через пролив, все морские суда, включая военно-морской флот США, должны плыть по иранским территориальным водам. Почти все входы в Персидский залив идут через иранские воды, а большая часть выходов из него – через воды Омана.


Иран разрешает иностранным судам пользоваться своими территориальными водами на добровольной основе, а также на основании части III Конвенции ООН по морскому праву о транзитном прохождении судов. В ней говорится, что суда могут свободно проходить через Ормузский пролив и другие водные пространства с целью непрерывного, быстрого и беспрепятственного транзита из открытого порта в открытое море и обратно. Хотя Тегеран обычно следует практике мореходства, принятой в морском праве, по закону он не обязан это делать. Как и Вашингтон, Тегеран подписал этот международный договор, но не ратифицировал его.

Условия игры
Для атлантического блока жизненно важно прямым или косвенным способом лишить или снизить влияние Ирана на Ближний и Средний Восток. Целью увода нефтяных маршрутов в сторону от Персидского залива является устранение важного элемента того стратегического превосходства, которым Иран обладает над Вашингтоном и его союзниками. В случае успеха этого плана значимость Ормузского пролива существенно снизится. В свете такой постановки проблемы ядерная программа Тегерана является ключевым фактором геополитической игры. Как известно, конфликт вокруг ядерной программы обострился осенью 2011 года – США и другие страны ввели новые санкции в отношении Ирана, требуя прекратить разработку ядерного оружия. Тегеран же в оче-редной раз заявил, что его ядерная программа носит мирный характер. Вместе с тем, военное вторжение в Иран – довольно сложная для Запада задача и постоянно откладывается по нескольким причинам, одна из которых – острые противоречия между основными глобальными игроками – Россией, западными стра-нами, США, Китаем и Японией. Кроме того, ни блокада Ирана, ни возможная агрессия не входит в интересы большинства стран Европейского союза. Во-первых, многие европейские страны испытывают затянувшийся экономический кризис, во-вторых, это может способствовать попаданию в прямую зависимость от поставок саудовской нефти.

Между тем, с 1 июля в силу вступает эмбарго на иранскую нефть, введенное Европейским союзом. В связи с этим Ирану придется существенно сократить добычу нефти. Сегодня добыча нефти уже снизилась до 10-летнего минимума из-за введенных санкций и может достичь самой низкой отметки, зарегистрированной в 1980-х годах во время ирано-иракской войны. Следует отметить, что экспорт нефти обеспечивает половину государственных  доходов Ирана и составляет 80% от общего объема экспорта страны.

Из-за напряженной обстановки вокруг Ирана мировые цены на нефть с декабря 2011 года возросли на 20%, несмотря на то, что добыча нефти в Саудовской Аравии выросла до 30-летнего максимума. В свою очередь это может привести к росту цен на бензин и замед-лить темпы восстановления экономики страны.

Ключевые игроки-потребители
Европа. Европейские потребители составляют 18% от общего экспорта иранской нефти. Од-нако, что наиболее важно, главными потребителями являются Греция, Италия и Испания – на них приходится около 68% всей нефти. В Греции доля потребления «черного золота» из Ирана достигает 35%. Это именно те государства, экономика которых пребывает в наиболее тяжелом состоянии от воздействия гло-бального экономического кризиса. В условиях внутренней нестабильности, пра-вительствам этих стран достаточно сложно отказаться от привычной схемы поставок нефти и дополнительно поставить под удар национальную промышленность и инфраструктуру. Между тем, Иран из-за конфликтов с западными странами по поводу своей ядерной программы уже остановил экспорт нефти в Великобританию и Францию и угрожает теми же мерами и ряду других европейских стран.

Китай. Китайские вложения в нефтегазовый сектор Ирана преследовали цель создать одну из устойчивых опор энергетической безопасности страны, фиксирующей последние годы экономический рост. Китай нуждался в нефти из Ближнего Востока и одну из основных ставок в этом вопросе делал на Иран, устой-чивость политического режима которого в Пекине оценивалась как весьма высокая и, что важно для Китая, удаленная от прямого влияния США. Тем самым Китай диверсифицировал риски, связанные с поставкой энергоре-сурсов для своей растущей экономики. До недавнего времени поставки иранской нефти в Китай обеспечивали порядка 20% по-требностей ее экономики. С учетом растущего давления Запада и прежде всего США на Иран, нефтяной экспорт последнего оказался под мощнейшим прессингом, напрямую затронув интересы Китая. Очевидно, что для Запада было бы выгодно дистанцирование КНР от Ирана в энергетическом сотрудничестве.

Россия и Китай показали элементы солидарности при голосовании в Совете Безопасности (СБ) ООН по Сирии и, можно предположить, что такая же солидарность будет проявлена двумя постоянными членами СБ ООН и при обсуждениях новых санкционных резолюций по Ирану. Основная ставка США делается на предложение Китаю компенсационных альтернатив для отказа от иранской нефти. На это указывают многие события послед-него времени, выразившиеся прежде всего в показательных визитах официальных лиц Китая в потенциальные точки ком-пенсационного замещения иранской нефти в перспективе. В этом ряду также следует рассматривать одну из основных целевых установок американцев, когда китайские высокопоставленные лица посетили с визитом в текущем феврале Вашингтон.

Результаты визита заместителя председа-теля КНР Си Цзиньпин дали основания заключить, что на нынешнем этапе китайцы не готовы к отказу от иранской нефти, но и не исключают такую возможность, как минимум, ввиду вероятности складывания ситуации по такому сценарию, когда Китай будет вынужден полностью приостановить поставки иранской нефти. Однако Китай не может полностью отказаться от иранского маршрута импорта нефти на свой энергоемкий внутренний рынок и при этом не получить нечто взамен и не обозначить свою принципиальную позицию в отношении деструктивно-сти очередного проявления однополярности мирового порядка. В результате сегодня Китай вдвое сократил импорт иранской нефти, увеличив закупки у Саудовской Аравии, России, Нигерии и Анголы. При этом формально китайцы по-прежнему отказываются поддержать европейские и американские санкции. Снижение китайцами объемов закупки иранской нефти следует рассматривать через призму долгосрочной стратегии, направленной на диверсификацию рынка поставок нефти и нефтепродуктов в страну. Пекин беспокоится, что он вынужден экспортировать энергоресурсы из политически нестабильных стран Ближнего Востока. Между тем, Китай имеет свои глобальные амбиции и свое понимание пути построения максимально самостоятельного внешнеполитического курса. Пекину гораздо выгоднее налаживание энергосотрудничества со странами, которые имеют экспортный потенциал и не находятся в орбите прямого влияния Вашингтона. В этой связи сотрудничество с Россией вокруг реа-лизации данного интереса имеет хорошие перспективы.

Япония. Япония не собирается прекра-щать закупки иранской нефти, несмотря на санкции против Ирана со стороны Евросоюза, а также давление Вашингтона с предупреждением о возможном прекращении операций с японскими банками, которые ведут операции с иранскими финансовыми институтами.
Токио обеспокоен тем, что потенциальный дефицит топлива может свести на нет усилия по восстановлению районов, пострадавших от цунами и землетрясения в про-шлом году. В 2011 году Япония уже сократила импорт нефти из Ирана на 11,7% - до 313 тыс. баррелей в сутки, что составляет почти 9% всего японского нефтяного импорта.
Поэтому Япония заинтересована в раз-витии торгово-экономического сотрудничества между двумя странами, т.к. Иран является одним из главных поставщиков нефти в Японию.

Индия. Индия также будет продолжать торгово-экономические взаимоотношения с Тегераном. Для нее введение США и ЕС новых санкций против Ирана открывает новые возможности для увеличения экспорта из Индии. Так, Нью-Дели поставляет в Иран товары на сумму 2,7 млрд долларов. Ранее индийские власти заявили, что признают только санкции ООН в отношении Ирана и будут продолжать им-портировать оттуда. Индия является вторым после Китая крупнейшим импортером иранской нефти. Ее ежедневные поставки в Индию составляют более 300 тыс. баррелей, что покрывает около 11% по-требностей страны.
В целом, обстановка вокруг Ирана будет продолжать развиваться в напряженном русле. В силу давления Запада, введения эмбарго летом этого года, а также, возможно, новых финансово-экономических санкций, переструктурирование позиций ключевых игроков еще будет кристаллизовы-ваться.

PDFПечатьE-mail