Мустафа ШОКАЙ. Рыцарь свободы

размер шрифта: Aa | Aa

altАмантай Какен

… Они стояли у истоков независимости, они посвятили идее свободы родного народа свои мечты, чаяния, действия, положив на этот священный алтарь самое дорогое – жизнь.

Так можно сказать о многих сынах народа – безвестных ныне батырах, обретших славу ханах, мудрых биях или составивших национальную элиту ХХ века деятелях Алаш-орды. С полным правом вошел бы в этот список Истории степи и Мустафа Шокай, чья трагическая судьба пропитана горечью и болью…
Стирая белые пятна истории, мы должны, просто обязаны в период независимости вспомнить и это славное, гордое имя.

Мустафа Шокай является легендарным борцом, рыцарем Свободы и Равенства народов Средней Азии и Казахстана, мечтавшим о возвращении независимой государ-ственности всем народам Туркестана. Более 80 лет назад, преследуемый властями, Мустафа Шокай был вынужден покинуть родные края и продолжить борьбу за счастье своего народа в эмиграции, снискав славу непревзойденного полемиста и не-истового патриота. Однако до начала горбачевской перестройки – эпохи гласности само имя этого человека было под запретом. В связи с тем, что информация была скудной и односторонней, имя Мустафы Шокая крепко связали с «Туркестанским легионом». Многие, к сожалению, долго пребывали в этом заблуждении … На переломе 90-х туркестанцы (до 30-х годов ХХ века так называли в России мусульман Средней Азии и Казахстана), оказавшиеся в годы нескончаемых репрессий советской власти за пределами родной земли: в Турции, Китае, Иране, Монголии, в странах Арабского Востока, Европы и Америки, - отмечали 100-летие Мустафы Шокая, называя его своим вождём и глашатаем правды. Но историческая родина – Советский Казахстан – хранила  гордое молчание, никаких мероприятий, посвященных Мустафе Шокаю, не проводилось. Хотя лёд уже тронулся: с наступлением эры гласности в стране начали издаваться отдельные произведения Шо-кая, кое-какие материалы о «Туркестан-ском легионе» и воспоминания, обще-ственности уже открывались единичные факты. Однако во многих случаях информация имела негативный смысл, сведения были далеки от истины. Приведем пару примеров.

В 1991 году Институт истории, археологии и этнографии имени Ч. Валихано-ва АН Казахской ССР выпустил сборник статей: «История Казахстана: белые пятна», где был и материал о «Туркестанском легионе» и М. Шокае. Известный ученый П. Белан писал, что в Берлине в 1942 г. возник Туркестанский комитет национального единства (чаще именуемый Туркестанским национальным комитетом – ТНК), во главе которого стояли М. Чокаев и В. Каюм-хан. Далее автор характеризует М. Чокаева как активного противника Советской власти ещё в годы гражданской войны, когда он воз-главлял так называемую «Кокандскую автономию», провозглашённую в декабре 1917 года. «… Перебравшись затем в Париж, он развернул бурную антисоветскую деятельность».

Начнем с того, что Мустафа Шокай умер 27 декабря 1941 года в больнице г. Берлина. Об этом сообщают как официальные документы, так и воспоминания близких и родных. Что же получается? Муста-фа Шокай, которого уже нет на белом свете, руководит ТНК, созданным в 1942 году (ведь именно это время указывается господином Беланом). А в архивных документах госбезопасности отмечается, что ука-занная организация возникла или в конце 1941 года, или в начале 1942 года, но ничего не говорится о том, что М. Шокай её президент или руководитель. Конечно, Шокай встречался с военнопленными и неоднократно, однако он никогда не был каким-либо руководителем Туркестанского национального комитета, легиона или совета (ТНК, ТЛ или ТНС). Непозволительно также называть его предателем. Да хотя бы потому, что юридически это не имеет оснований: в отношении Шокая уго-ловное дело не возбуждалось, нет никакого решения суда о привлечении его – в качестве обвиняемого или в другом качестве – к уголовной или административной ответственности. Значит, называть его «предателем», как это делает господин Белан, не только безнравственно, но и противоречит закону.
 
Материалов о Шокае, написанных в духе коммунистической идеологии и неприятия идейных противников, немало. Можно назвать книгу «Падение Большого Туркестана», вышедшую в свет в период ком-мунистического застоя, но даже в 1991 году, когда вовсю шли реформы, в одной газетной статье делалась неуклюжая попытка принизить историческую роль и место Мустафы Шокая в нашей истории: «Нельзя ставить Мустафу Шокая в один ряд с А. Байтурсыновым, С. Садвакасо-вым, Т.Рыскуловым и другими видными деятелями республики.. это не совсем вписывается в исторические реалии» («Ана тiлi», 8.08.1991).

Итак, обратимся к фактам, собранным исследователями. Зачем, с какой целью политэмигрант Шокай посещал лагеря военнопленных? Вот мнение Абу Такено-ва, доктора исторических наук: «В то безвестное, сомнительное время Мустафа не мог безучастно смотреть на будущее своего народа. Он хотел даже в случае победы немцев любым путем защитить род-ную землю, а для этого надо было сохранить жизнь ратников, - такова была его мечта». Далее ученый отмечает: «Не учитывается то, что встречи Мустафы Шо-кая с советскими военнопленными проис-ходили до образования легиона и с определенной целью. Не берётся во внимание также, что в числе зарубежных легитатаро-башкирский, азербайджанский, грузинский, армянский и других кавказских народов, а также русско-украинский, которые создавались не по воле Мустафы Шокая, а по конкретному плану немцев. А Туркестанский легион был образован после 27 декабря 1941 года – дня смерти Мустафы Шокая».

Как считает историк, кандидат наук Гул-жаухар Кокебаева: «Мустафа Шокай, являясь членом комиссии, в составе которой были также татары, узбеки, другие лица, находившиеся в эмиграции, посещал лагеря… интересовался жизнью узников, их настроением… Стало быть, встречи с военнопленными были идеей не только Мустафы Шокая, но и представителей всех эмигрантов, мечтавших освободиться от советской колониальной цепи». Мамбет Койгелдиев пишет: «Есть авторы, которые хотели бы показать Мустафу Шо-кая кровопийцей, мстительным человеком, организовавшим «Туркестанский легион». Такое утверждение вообще не соответствует действительности …Мустафа Шокай ещё до возникновения воинского формирования, каковым являлся «Туркестанский легион», ушел в мир иной». Все эти мнения опубликованы в 1997 году, а еще раньше, в 1992 в этом же ключе высказался и писатель Ануар Алимжанов на    страницах    литературной    газеты «Қазақ әдебиетi».

Даже по этим немногочисленным публикациям в казахской печати можно представить, о чем писал Мустафа Шокай, о чем мечтал, какие цели преследовал, кого защищал. И нетрудно увидеть цельную фигуру Личности, неутомимого борца за справедливость. Анализируя все материалы и мнения, нельзя не увидеть, что только Советы считали Шокая своим врагом, а все другие страны знали его как признанного лидера мирового значения - вождя национально-освободительного движения. Не потому ли исследования, посвященные жизни и деятельности Мустафы Шокая, многократно выходили в изда-тельствах Оксфорда, в Беркли, Кембридже, Берлине, Париже, Мюнхене, Кёльне, Нью-Йорке и других городах мира… Имя Мустафы Шокая широко известно всему тюркскому миру. Многострадальная казахская земля - его историческая родина только начала осознавать величие этой личности. Сырдарьинцы и кызы-лординцы гордятся своим великим земляком, они первыми праздновали 100-летие (1994) своего земляка. Через два года в местности Слутобе был открыт первый в Казахстане памятник Шокаю от бла-годарных потомков. А на рубеже веков в Мангыстау появился другой памятник … Однако надо учесть, что Шокай является фигурой не местного, а государственного масштаба. Всемирная ассоциация казахов, фонд имени Мустафы Шокая, институт усовершенствования преподавателей вузов при Казахском национальном университете имени Аль-Фараби проводят теперь Шокаевские чтения. Начали издаваться не только его отдельные произведения, но и избранные сочинения. Решается вопрос о предании тела усопшего родной земле - его могила в Германии. Видимо, эта акция должна явиться заботой не только общественных организаций.

PDFПечатьE-mail