Энергетическая стратегия - новые вызовы и приоритеты. К годовщине катастрофы Fukushima

размер шрифта: Aa | Aa
11.03.2012 13:01

Берлин ИРИШЕВ, доктор экономических наук, (Parlink Consulting, управляющий партнер). Париж, 05 марта 2012 года. Газета "Деловой Казахстан" опубликовала первую часть статьи. Cайт Ассоциации KAZENERGY, с любезного согласия автора, публикует статью в полном формате и предлагает читателям высказаться по поставленным вопросам.

Не прошло и года со времени природно-техногенной катастрофы в Японии, когда разрушительное землетрясение и невиданные волны цунами превратили ядерные установки Фукусимы из источника чистой энергии, в источник планетарной озабоченности будущим мировой энергетики. Трагедия Фукусимы поколебала устоявшиеся взгляды на перспективы развития мировой энергетики, вызвала переполох не только в среде энергетиков, но и во властных структурах, в политических кругах, а также в среде инвесторов. Практически во всех развитых странах возникла большая потребность в переосмыслении стратегических целей и задач в рамках новых вызовов, связанных с катастрофой АЭС Фукусима и нового Канкунского протокола на выброс СО2 . Что же представляет сегодня опыт ряда стран по созданию новых энергетических моделей и какие задачи возникают перед Казахстаном?


Раздел 1. Энергетические модели под натиском экологических рисков.


На планете Земля человек располагает только тремя источниками энергии – резервами, которые она накопила в земной коре в форме ископаемого топлива, ядерной энергией и возобновляемыми видами, как солнечная, ветряная энергия и энергия биомасс.
Ресурсы первой – ограничены и невозобновляемы. Ядерная энергия, производимая реакторными установками, содержит в себе потенциальную опасность масштабных катастроф. Технология возобновляемых ресурсов не достигла такого уровня, когда они могут полностью заменить не возобновляемые. У всех трех видов энергии различная капиталоемкость и энергоотдача. Таким образом, при выборе приоритетов мы оказываемся перед серьезной дилеммой. Важность задачи усложняется тем, что энергетика – это сложный комплекс, которая представляет собою переплетение технологии, геополитики, экономики и требований экологии.

Прошло всего два века с тех пор, как человечество начало потреблять энергетические ресурсы нашей планеты, а уже оказывается идет в направлении сложного тупика, из которого нет обратного выхода, если оно ограничится только обсуждением надвигающейся экологической катастрофы. С трагедией Фукусимы, не соизмеримый выброс СО 2 в планетарном масштабе, дополнился кризисом страха в секторе ядерной энергетики, развитие которой представлялось безоблачным.

Потребление резервов углеродного топлива сегодня составляет 80% всего мирового потребления энергии. Эта гигантская зависимость создает для человеческой цивилизации проблемы, которые она не может обойти. Во-первых, в недалеком будущем неизбежно исчерпаются нефтяные ресурсы, чуть позже – газовые, а затем – угольные. Во-вторых, потребление этих ресурсов в нынешних объемах реально угрожает изменением климата, что может ускорить наступление экологической катастрофы.

В октябре 2011 г. 285 международных инвестиционных фондов, управляющие гигантскими активами, опубликовали призыв к государствам «срочно принять политические меры по вопросу изменения климата». Они считают это необходимым для стимулирования инвестиций со стороны частного сектора в борьбе с климатическими изменениями и обеспечения поддержки системы мировой экономики в долгосрочной перспективе.

Рынки и инвесторы намерены воздержаться от конкретных решений в условиях отсутствия сильной и последовательной политической инициативы, целью которой была бы энергоэффективность с учетом экологических норм, реальный и выраженный интерес государств к инвестициям в новые виды энергии. По мнению экспертов в области энергетики, политика ближайшего пятилетия во многом определит направление инвестиций на следующие 10 лет, которые, в свою очередь, будут формировать глобальную энергетическую картину вплоть до 2050 года.

Именно эти обстоятельства подтолкнули развитые страны к пересмотру своей энергетической политики и разработке новых моделей энергетической независимости «post-Fukushima». Энергетическая модель будущего уже принята к реализации во многих развитых странах. Еще до Фукусимы правительства США и Китая среди своих важнейших приоритетов обозначили развитие возобновляемых ресурсов. Свои позиции по ядерной энергетике сразу же после катастрофы определили Германия, Италия, Швейцария, Норвегия…

Будущее ядерной энергетики серьезно всколыхнуло французское общество. В начале 2012 года Агентство по ядерной безопасности и затем Счетная Палата страны представили свои экспертные оценки по состоянию парка АЭС. Комиссия «Энергоресурсы 2050», созданная правительством Франции, 13 февраля представила для обсуждения специальный Доклад по энергетике будущего. На неделю позже – 19 февраля Британский Парламент представил свой Доклад по развитию новых видов альтернативных источников. Крупнейший производитель нефти Норвегия опубликовала «Белую книгу» по энергетической стратегии еще летом 2011 г, сразу же после катастрофы Фукусимы…. Свое видение будущего энергетики, в котором будет выражен приоритет возобновляемых видов, обнародует правительство Японии к лету с.г.

Не прошло и года со дня катастрофы Фукусимы, однако пейзаж мировой энергетики постепенно меняется в пользу более безопасных, но более дорогих видов энергетических ресурсов. Такая эволюция может носить несколько затяжной характер, но ее направление будет иметь устойчивую перспективу.

Не может оставаться в стороне от новых вызовов и Казахстан, который также нуждается в корректировке своей энергетической политики. По большому счету нам предстоит «идентифицировать» и успешно реализовать свои приоритеты в новой энергетической модели развитых стран. Без собственной обновленной энергетической стратегии, мы не можем рассчитывать на прогресс в экономике, на прогресс в улучшении качества жизни населения.

Перед лицом новых вызовов, возрастает актуальность конкретных задач в Казахстане, которые могут быть сгруппированы в три блока вопросов, ожидающих своего разрешения властными структурами:
- Какова должна быть стратегия в отношении невозобновляемых ресурсов и какие кардинальные изменения следует провести в этом секторе экономики; в какой степени новые экологические нормы и стандарты могут быть гарантированы в действующих и будущих энергетических проектах? Как быстро удастся встать на путь внедрения низкоуглеродной экономики?
- Что ожидает ядерную энергетику в будущем, от которого будет зависеть спрос на урановые руды Казахстана?
-Какие виды возобновляемых ресурсов и в каком соотношении могут представлять энергетическое будущее Казахстана?
Эти вопросы находили свое отражение на энергетических Форумах, проводимых ежегодно Ассоциацией KAZENERGY. Анализ новых тенденции в секторе энергетики в развитых странах, изложенный в следующих разделах, представляет глобальное видение обозначенных проблем.

Раздел 2. Post-Fukushima и будущее ядерной энергетики

11 марта 2011 г. трагический день катастрофы японской АЭС Fukushima Dai-ichi надолго впишется в историю мировой энергетической системы. С той памятной даты, развитые страны мира задались вопросом: продолжать ли атомную энергетику? Эта дискуссия особенно затронула интересы не только США, Франции и Японии. Эти страны по количеству установленных атомных реакторов и по объему выработки ядерной энергии являются мировыми лидерами: 104 в США (мощностью в 807 TWh), 58 во Франции (410 TWh) и 54 в Японии (280 TWh) в 2010 году. Во всей мировой энергетике на долю АЭС приходится чуть меньше 15 % энергетических ресурсов. Доля атомной энергии в электроэнергетике Японии до катастрофы приблизилась до 30 %.

Не прошло и года с момента катастрофы, но удары волн цунами по Фукусуме, десятикратным рикошетом отразились на экономике и благосостоянии японского общества. Последствия ударов волн ощутили и в других странах, имеющих отношение к урановому бизнесу.

Особая позиция Японии в ядерной энергетике заключается в том, что до катастрофы 11 марта 2011 г. ее доля в выработке электрической энергии составляла около 30 % (после Франции и Бельгии). Эту долю предусматривали довести с помощью 54 реакторов до 50% к 2050 г. Сейчас 52 из них приостановлены и только 2 реактора вырабатывают только 5 % электроэнергии, а к концу текущего 2012 года эта доля будет доведена до 2 % . По заявлению Министра индустрии Yukio Edano последние два действующих реактора будут также временно остановлены в апреле - мае т.г. Таким образом, к лету 2012 г. Япония временно окажется страной без ядерной энергии. Энергообеспечение Японии будет базироваться на 93 ТЭЦах, (используемых газ, нефть и уголь), на ГрЭСах и на возобновляемых видах энергии. Доля последних пока составляет около 10 % .

В жаркое лето 2011 г. пик потребления энергии достиг 200 GWt . Тогда для возмещения мощностей закрытых АЭС Японии пришлось увеличить импорт LNG до почти 50 млрд. долларов США, несмотря на то, что внешний долг страны приблизился к 200 % ВВП. К тому же предстоит изыскать еще 250 млрд. долл. для разрешения технологических опасностей Фукусимы до полной ликвидации эффекта радиации.

С целью компенсации затрат по импорту газа уже в апреле т.г. компания Тепко предусматривает повысить тарифы на 17% для предприятий и 15 % для частных потребителей. Но этих мер может оказаться недостаточно и не исключается риск возникновения в стране «black- out » (погружение в тьму).

По мнению союза патроната Японии, такой дефицит и дороговизна электроэнергии могут поставить на колени Японскую индустрию, которая уже ослаблена за счет роста курса йены и роста стоимости рабочей силы. Симптомом нарастания тяжелых условий является возникновение впервые за последние 30 лет торгового дефицита. Не исключается, что большинство предприятий могут быть делокализованы в другие страны с более доступной электроэнергией.

С точки зрения перспектив разрешения ситуации, энергетическая проблема Японии обостряется еще тем, что она находится в некомфортабельной геополитической среде. На севере она все больше зависит от LNG Сахалина. Однако, территориальный конфликт с Россией по Курильским островам не позволяет надеяться на оптимизм в его разрешении. На Западе страны картина не лучше - пожирающий энергетические ресурсы Китайский дракон и растущий конкурент - Южная Корея. Обе страны строят все больше и больше новых атомных реакторов. Реальная ядерная угроза сохраняется со стороны Северной Кореи.

Нефтяной путь из Ближнего Востока становится все больше неопределенным из-за конфликтов охвативших весь этот регион, включая Иран из-за проблемы ядерной программы. Текущая энергетическая ситуация в Японии может резко обостриться в случае закрытия Ормузского пролива: 84 % импорта сырой нефти и 20 % импорта сжиженного природного газа поставляются Японии из этого пролива. Если предположить, что запрет будет все-таки принят, критических нефтяных запасов Японии хватит на 200 дней, а природного газа всего на 70 дней.

К годовщине катастрофы правительство Японии намерено представить несколько сценариев развития ситуации. Наиболее вероятным является сценарий восстановления ряда АЭС в пределах 20-25 % доли в выработке электроэнергии. Не случайно, буквально на днях японская компания Sumitomo провела успешные переговоры с Казатомпромом на предмет покупки казахстанских урановых руд.
Остальная часть потребности будет возмещаться за счет импорта ископаемых видов и развития возобновляемых ресурсов, доля которых удвоится к 2030 г. и затем будет доведена до 40 %. Таким образом, страна находится перед тяжелым выбором своего энергетического будущего со многими неопределенностями. В любом случае японский случай воспринимается рынками как фактор обострения спроса на энергоресурсы на мировых рынках и дальнейший рост цен на них окажется неизбежным.

Антиядерные протесты и требования партии зеленых привели к отказу от ядерной энергетики в будущем не только в Японии, но и во многих европейских странах. Германия уже в марте 2011 г. остановила 8 своих старых реакторов и решила полностью выйти из ядерной энергетики к 2020 г. Италия и Швейцария рассматривают свое будущее без атомной энергии. В таком же направлении обсуждается вопрос в Бельгии, где доля АЭС в энергетике составляет 51%. Таким образом, наиболее эффективный вид энергии, неожиданно переходит к категории наиболее опасных с удорожанием всех его параметров. Это означает, что в будущем, рынок атомной индустрии и, как следствие, потребности в урановых рудах, будут сокращаться.

Брутальность правительственных решений молниеносным ударом отразилась на деятельности крупнейших энергетических компаний. Немецкая группа E.ON за 9 месяцев 2011 г. испытала падение операционных результатов на 39% и объявила о сокращении штата сотрудников почти наполовину. В ноябре того же года она подала судебный иск против правительства с требованием возмещения финансовых потерь. В сентябре 2011 г. крупнейшая в мире энергетическая компания Simens объявила о том, что она полностью покидает ядерное направление в своей деятельности. До этого он был крупнейшим партнером французской компании Areva, которую покинул в 2009 г., для того чтобы объединиться с Rosatom и выйти на рынки Восточной Европы. Шведский Vatenfal также с иском к правительству обратился в арбитражный трибунал в Вашингтоне.

Почти на 50 % упала цена урановой компании UraMin в Намибии , которая была выкуплена французской Areva еще до Фукусимы. за 2 ,5 млрд. долларов в 2007 г.. Этот факт стал причиной отстранения в июне 2011 года от руководства Президента компании А, Лавержон, которая успела подписать соглашение о создании СП с Казатомпромом.

По доле ядерной энергии в выработке электроэнергии мировым лидером является Франция: почти 75 % потребности обеспечивается парком АЭС. В этом аспекте конкретный интерес представляет энергетическая модель Франции, которую можно рассматривать как антипод казахстанской энергетической модели, где 70% электричества базируется на сжигании угля. Энергетическая стратегия, выбранная Францией почти 50 лет назад, оказалась бесспорно разумной, поскольку урановых резервов достаточно много, а функционирование атомных электростанций не провоцирует парниковый эффект. В недавнюю суровую зиму 2012 г., когда пик потребления превысил 100 GWt, французская энергетическая система работала без перебоев, как и в предшествующие периоды нефтяных шоков в мире, но впервые вынуждена была прибегнуть к импорту электроэнергии с соседних стран.

На создание парка АЭС за 50 лет ядерной программы Франция затратила 96 млрд. евро, а общая сумма инвестиций в этом секторе за этот период составила 227,8 млрд евро. Именно благодаря этой стратегии, Франция, несмотря практически на полное отсутствие на территории страны нефти или газа, сегодня сохраняет стабильный энергетический потенциал, а цена электричества остается наиболее низкой для потребителей.

Cтоимость электроэнергии и выброс углекислого газа, связанного с ее выработкой,
в ведущих странах Европы 
alt
Как видно из сравнительных данных, стоимость электроэнергии во Франции наиболее дешевая как для индустрии, так и для частного потребителя. При этом выброс СО2 намного ниже, чем в соседних странах. Дешевизна электроэнергии создает благоприятные условия для конкурентоспособной и экспортирующей индустрии. 

Для многих стран, особенно для Китая и США, именно приоритет сохранения конкурентоспособной индустрии часто оказывается важнее угрозы климатического потепления или даже ядерного страха. На долю двух мировых гигантов приходится почти 50% эмиссий СО2 .

Между тем, страх, испытываемый к действующим АЭС и рост антиядерного протеста после Фукусимы, сегодня принимает планетарный характер. Что вынуждает выражать недоверие к стратегии ядерной энергии сегодня? Это неуправляемость ситуации в случае аварии на АЭС и опасность экологической катастрофы в большом радиусе на десятки и сотни лет.
Международное Агентство по Энергетике в конце 2011 г. представило свое видение cнижения доли ядерной энергетики до 7 % в форме трех гипотез(World Energy Outlook 2011):

• исключается строительство новых ядерных установок в развитых странах – членах ОЭСР;
• страны -не члены ОЭСР должны будут снизить наполовину предусмотренный прирост своих мощностей за счет ядерных установок ;
• жизненный цикл действующих ядерных установок должны быть пересмотрены в сторону снижения. Сегодня становится известным, что эти сценарии не вписываются в интересы большинства стран, включая страны - члены ОЭСР

Серьезная дискуссия вокруг будущего ядерной энергетики разгорелась во Франции в ходе нынешних президентских выборов. Социалистическая партия, которая лидирует в общественном опросе, и имеет высокую вероятность прихода к власти, уже предусматривает сворачивание ядерной энергии и снижение ее доли в выработке электроэнергии с 75 до 50% к 2025 году. 

Для изучения аргументов « за » и « против » была создана специальная комиссия, «Энергоресурсы 2050», которая 13 февраля представила свои оценки и выводы. Комиссия однозначно высказывается за продолжение функционирования парка французской АЭС и отвергает всякую идею постепенного или полного ухода из атомной энергии.

Оптимальной стратегией было признано удлинение срока существования нынешних АЭС, настолько долго, насколько органы ядерной безопасности Франции это допускают. (Le Monde 14.02.2012)
Комиссия разработала четыре сценария будущего сектора энергетики (в скобках указана стоимость сценария ограниченная затратами только на обозначенные цели):

1. ускорение темпов перехода к реакторам нового поколения, таких как EPR, которыми будут заменены существующие реакторы, что делается раз в 40 лет (120 млрд. евро в течение первых 10 лет);
2. прогрессивное сокращения доли ядерной энергии, наращивание комбинации возобновляемых энергоресурсов и электростанций на ископаемых видах топлива (стоимость не поддается расчетам) ;
3. полный отход от ядерной энергетики (100 млрд. евро только на дезинсталлацию);
4. увеличение продолжительности работы действующих реакторов до 60 лет (55 млрд. евро на первые 15 лет).

По данным L’Express 15 février 2012.

По заключению комиссии четвертый сценарий оценивается как наиболее оптимальный, отвечающий интересам Франции. Усиление сектора ядерной энергетики позволит сохранить не только энергетическую независимость страны, но и рабочие места в индустриальном секторе в целом. 


По расчетам Комиссии «Энергоресурсы 2050», существование нынешней продолжительности жизни энергетического парка поддерживает конкурентоспособные цены на электричество, которые увеличились от 40 до 50 евро за мегаватт в час. Однако цена может подскочить до 60 евро за мегаватт при ускоренном переходе к реакторам третьего поколения, и до 70 евро, исходя из предположения о сокращении от 75 % до 50% доли ядерной электроэнергии к 2030 году, и до 80 евро и более в случае полного выхода из программы ядерной энергии. При этом во всех этих сценариях неизбежно возрастает потребность в огромных размерах инвестиции.

Из 58 реакторов нынешних АЭС, 24 из них достигнут предела в 40 лет к 2050 году. В случае продления их жизненного возраста, это потребует новых объемов инвестиций, но гораздо соизмеримых, чем полный отказ от этого прогрессивного вида электроэнергии.
Однако, несмотря на заключение указанной комиссии в пользу ядерной энергетики, в случае прихода к власти в мае сего года лидера социалистов Ф. Холланда, не исключается все же снижение доли ядерной энергетики почти на треть, что рикошетом отразится на интересах Areva к урановым рудам в Казахстане. К тому же падение стоимости урановых месторождений Trekkopje в Намибии, выкупленных Areva в собственность, привело к катастрофическим финансовым убыткам за 2011 год в размере 2,4 млрд. евро и резкому падению курса акций компаний. В этой сумме убытков нашло отражение катастрофа Фукусимы : еще 125 млн. евро заложены как провизия, предусматривающая сокращение потребности в ядерном топливе. Areva вынуждена распродать свою долю в Eramet.

Заключение по докладу Комиссии сделанное Greenpeace не исключает возможность аварий на французских ядерных установках. Они рассматривают все малейшие причины возможности аварии.

Новый удар для компании и его партнеров неизбежен, в случае политического решения по сворачиванию деятельности АЭС во Франции. Сколько же будет стоит в комплексе отказ от ядерной энергетики ? Центр экономического развития Франции, Itese, просчитал три сценария к 2025 году. В первую очередь, это базовый сценарий, в соответствие с которым производство электроэнергии атомными электростанциями сохраняется на уровне 75%, гидроэнергия на уровне 11%, ветроэнергетика на поверхности земли и на воде, фотогальваническая энергия на уровне 2% и комбинированный газовый цикл на уровне 2%. Данный сценарий предполагает вложения от 178 млрд евро до 212 млрд евро (Le ).
Второй сценарий: это полный отказ от ядерной энергии с последующим прекращением деятельности работы АЭС к 2025 году. При желании сохранить энергию без выбросов углекислого газа, потребуется следующая комбинация: 40% наземной ветряной энергии, 20% ветряной энергии на поверхности моря, 20% фотогальванической,12% гидроэнергии 6%. В таком случае будет наблюдаться превышение расчетной стоимости инвестиций от 352 до 560 млрд. евро.
Третий сценарий предусматривает создание на 85% газовых электростанций. Инвестиции здесь соответствуют первому сценарию вместе с неопределенностью цен на газ. Однозначно этот сценарий обострит спрос на газ и приведет к полной энергетической зависимости от всех поставщиков газа, и повысит интерес к Nabuco .
Колоссальные затраты на ликвидацию ядерных реакторов, а также на управление отходов представляет неизбежность для всех стран, обладающих ядерными установками. Например, ликвидация 11 первых ядерных электростанций в Великобритании потребует более 60 млрд. евро затрат. Именно поэтому Англия не спешит объявлять выход из атомной энергетики. Более того, в ходе визита Премьера Великобритании Camerone во Францию 17 февраля было подписано протокольное соглашение между Areva и Rolls-Royce на создание новых ядерных турбин ERP в Англии. В строительстве АЭС примет участие и EDF.

В любом случае сохранение ядерной энергетики потребует также огромных дополнительных дорогостоящих инвестиций для гарантирования ее безопасности. Ежегодные затраты на поддержку безопасной работы с 2011 года во Франции будет составлять 3,3 млрд евро против 1,5 млрд до 2010 года. Таким образом, ядерная энергетика становится не только опасным, но и дорогим видом, а последствия Фукусимы окажутся не менее разрушительными, чем последствия мирового финансового кризиса 2008 года.
Насколько отказ европейских стран от ядерной энергетики может отразиться на интересах Казахстана? Безусловно, он окажется негативным, но его пределы будут ограничены и возможно полностью будут компенсированы растущим спросом на урановую продукцию со стороны Китая где уже принято решение последовательного запуска строительства 44 новых атомных реакторов, а в прогнозах обозначено рекордное количество – 193 реактора ! Свой интерес к ядерным установкам сохраняет США, где действует 104 реактора и предусматривается строительство еще 35. Возможно, этому примеру последует не только Индия (20 в действии и 63 в проекте), которая также имеет большой интерес к урановым рудам Казахстана.
При любом раскладе, возможное сокращение спроса на урановые руды будет сопровождаться адекватным ростом спроса на ископаемые углеводороды, запасы которых в Казахстане также являются солидными.

Раздел 3. О сценариях будущего в энергетической стратегии

Мировое потребление энергетических ресурсов продолжает возрастать непрерывно. Потребление только нефти в 2011 г достигло рекордной отметки, приближаясь к 100 миллионов баррелей ежедневно. Ожидается, что к 2035 году мировой спроса на энергоресурсы возрастет еще на 36%, что может в дальнейшем привести к глобальному потеплению планеты, если сохранится нынешняя структура производства и потребления энергоресурсов.
С ростом мирового спроса на углеводороды, опережающими темпами растут цены на них. Как видно из приводимого графика, за последние 50 лет рост цен происходил в равномерном ритме, за исключением двух нефтяных шоков 1973 и 1979 годов. Однако с переходом в XXI век происходит резкий скачок с 28,0 долларов США за баррель в феврале 2000 г. до 123,7 долл. марки брент к 27 февраля 2012 г. Это рекордно высокий уровень цены на черное золото.
Только за два месяца нового 2012 г. прирост цен составил 15 % (против 13,3% за весь последний 2011 год). Прогнозируется, что тенденция к росту цен на углеводороды сохранится и в будущем. Есть основание предположить, что по существу речь идет о вползании в третий мировой нефтяной шок со всеми его последствиями. Это уже серьезно беспокоит всех потребителей, включая страны Евросоюза, которые пребывают в стагнации, страны G 20 (кроме США и Китая ) и финансовые рынки, поскольку нефтяной шок прямой дорогой ведет к новой глубокой рецессии. Страны, пребывающие в слабом ритме возвращения к докризисному уровню 2008 г., могут испытать более глубокое падение.

alt

Такой четырехкратный рост цен за короткий десятилетний период объясняется не столько ростом стоимости добычи, или возросшими затратами экологического характера, сколько ростом потребностей в энергетических ресурсах вообще. Безусловно, скачок цен в начале 2012 г. также отражает воздействие геополитических факторов, как политические кризисы в странах Ближнего Востока (Ливия, Йемен, Сирия и т.д.) и последствия эмбарго в Иране.

Если отвлечься от причин и сосредоточиться на самом факте резкого удорожания нефти, эта простая кривая, подобно « вечернему звону » наводит на глубокие размышления. Правильно ли мы поступаем уступая все свои невозобновляемые ресурсы на откуп иностранным компаниям ? В обмен на что (ни доллар США, ни евро сегодня не представляют собой реальных ценностей и подвержены риску резкого обесценению ) и при каких ценах ? Отражается ли такой скачкообразный рост цен в адекватных трендах в национальном доходе страны и в благосостоянии каждого казахстанца? Почему американцы в эпоху Буша младшего большинство своих месторождений подвергали режиму консервации и кидались с оружием на ресурсы Ближнего Востока ? Не стоит ли нам серьезно озаботиться нашей энергетической стратегией, подвергнуть ревизии все геополитические приоритеты и сделать ее прозрачной как в Норвегии или в других странах с транспарентной экономикой ?

С ростом цен на нефть нефтяные компании требуют еще больших компенсаций со стороны …. рядовых потребителей. Иранский конфликт еще до своего начала сильно проявился на заправочных станциях Европы, где стоимость литра 98 го приближается уже к двум евро. В какой части такого прироста присутствует интерес стран собственников невозобновляемых ресурсов ? Не подлежит сомнению, что в росте цен на нефть содержится значительный прирост долей прибавочной стоимости в интересах нефтяных компаний.
На днях Bloomberg объявил предварительные финансовые итоги 2011 г. для 10 крупнейших нефтяных компаний.

alt
Приведенные цифры наглядно отражают уровень процветания мировых нефтяных компаний, которые продолжают устанавливать рекорды по своей прибыльности. Заметим, что практически все эти компании участвуют в эксплуатации недр Казахстана. Естественно возникают вопросы: приводит ли это к адекватному процветанию экономики страны-собственника невозобновляемых ресурсов и имеет ли аналогичный успех от добычи собственных ресурсов на собственной территории национальная компания - КМГ ?

Биржевые котировки этих же компаний продолжают взлетать каждый раз вслед за объявлением открытия нового месторождения: растут объемы их «подтвержденных резервов». Инвестиционная привлекательность нефтяных компании всегда сохраняет особое доверие институциональных и частных инвесторов. Все новые инвестиции направляются на разработку новых не возобновляемых месторождений, что означает дальнейший рост прибыли и дивидендов мировых гигантов в ущерб планетарной экологии.

При таком уровне рентабельности ископаемых ресурсов, сценарий продолжения разведки и добычи до полного исчерпания резервов наиболее реален, поскольку в краткосрочной перспективе ни один из альтернативных источников энергии не гарантирует такого же уровня доходности. При равных условиях, финансовый мир предпочтет рамки энергетической модели прошлого, вместо того, чтобы инвестировать в возобновляемые источники.


altЭта диаграмма отражает структуру потребления типов энергетических ресурсов фактически сложившихся в 2000 г., где очередность по убывающей представлена следующим образом : нефть, уголь, газ, биомасса, ядерная энергетика, альтернативные виды.

Однако, если обратиться к докладу World Energy Outlook 2011, в ближайшей перспективе этот «сладкий пирог» должен подвергнуться серьезным изменениям. По расчетам Международного энергетического агентства, процессы сгорания ископаемых источников энергии (газа, нефти и угля), происходящие в настоящее время и в ближайшие несколько лет на инфраструктуре, существующей на момент 2010 года (заводы, транспорт, здания), к 2050 году приведут к потеплению климата на 6°С.

Между тем, эксперты по экологии считают, что планетарная экосистема и глобальная экономика без каких-либо серьезных катастроф могут выдержать повышение температуры лишь на 2°С. Именно на этом уровне мировым сообществом был установлен порог парникового эффекта на энергетическом саммите ООН в Канкуне (Мексика) в 2010 г.

Как утверждает британский НПО Carbon Tracker Initiative в своем докладе, обнародованном 10 ноября 2011 г. в Париже, возможны два варианта исхода ситуации. Либо подтвержденные резервы (в мировом масштабе 1,5 триллиона баррелей) представляющие в виде продуктов сгорания собой 2 795 гигатонн CO2, будут действительно сожжены, что приведет к климатической катастрофе. Либо, во избежание такой катастрофы, такой риск будет предотвращен регулирующими нормами. В таком случае сегодняшняя рыночная оценка предприятий энергетического сектора не будет иметь экономического смысла, так как она еще не содержит в себе этот самый «климатический риск». И здесь возникает серьезный риск для инвесторов и для самих нефтяных компаний. Климатический риск планеты еще не учитывает нефть и газ в недрах Арктики, которые по предварительным оценкам могут составить 22 % всех мировых подтвержденных резервов. К разработке новых месторождений уже в самом сердце экологического пространства – Арктике проявляют интерес не только прибрежные страны, но и Китай.

Принято считать, что 50% биржевой стоимости нефтедобывающих компании, приходится на прибыли, ожидаемые не менее чем через 10 лет – то есть те, которые будут получены в результате разработки резервов. Средства, которые сегодня нефтяные или горнопромышленные предприятия инвестируют в исследование и разработку новых месторождений, позволят начать производство не раньше, чем через 5-10 лет.

Однако за этот период времени, под давлением мировой общественности и различных движений зеленых и НПО, могут быть изменены экологические стандарты или приняты новые международные соглашения, резко ограничивающие выбросы CO2 до 445 миллионных долей, необходимых для соблюдения порога в 2°С к 2050 году. Это может быть достигнуто либо за счет резкого повышения стоимости выбросов за тонну CO2, либо за счет введения более сурового налогообложения производства этих источников энергии. В обоих случаях это приведет к значительному подорожанию затрат на освоение месторождении ископаемых источников энергии и более низкой рентабельности инвестиции.

Инвесторы, наоборот, могут полагать, что ограничение производства ископаемых энергоресурсов может привести к росту цен на них, а, следовательно, и к росту их прибылей. Однако такой вариант развития событий не исключает риск возможного повышения ставок налогообложения самих прибылей или сурового налогообложения на этапе производства – то есть добычи. В этих случаях пострадают главным образом инвесторы и собственники – производители энергии, тогда как повышение налогов на потребление затронет практически всех. В любом случае такие решения могут рикошетом отразиться на экономических интересах не только нефтяных компаний, но и стран собственников, где располагаются эти резервы.

Каких изменений можно ожидать ? По мнению главного экономиста Международного энергетического агентства (МЭА) F. Birol нужно действовать параллельно в двух сферах: производства и потребления. Что касается например электроэнергии, нужно стремиться к большим вложениям в возобновляемые источники энергии, возможно даже в атомную энергию, если это не осуждается обществом, а также в технологию затрат и секвестрования углекислого газа. Что же касается потребления, необходимо усовершенствовать энергетическую производительность. Сегодня 95% потребления нефти уходит только на транспорт; значит предстоит поиск альтернативных решений, например, принудительное стимулирование расширенного использования электромобилей и гибридных версий, к выпуску которых приступили крупнейшие в мире автомобильные компании, и широкое использование электрических видов коммунального транспорта.

Подобные идеи уже реализуются, но ожидания их эффекта откладываются на более поздний срок. Между тем по данным этого же агентства сумма государственных субсидий на ископаемую энергию составляет на сегодня в мировом масштабе 409 миллиардов долларов (299 миллиардов евро), которые могут быть перенаправлены на поддержку альтернативных источников.

По подсчетам МЭА эти преобразования должны вступить в силу до 2017 года, т.е. в распоряжении общества остаётся ещё пять лет, чтобы перенаправить капиталовложения в не ископаемые энергоресурсы. После этой даты изменения ориентира вложенных инвестиций уже не смогут повлиять на путь заданной траектории предшествующими инвестициями. Такое видение неизбежно ведет к ослаблению интересов инвесторов к месторождениям углеводородов. С учетом этих реалии рынки оказываются в состоянии ожидания определенности в выборе перспектив энергетического развития.

Как будет меняться доля ископаемых ресурсов в общем энергетическом балансе планеты при различных сценариях, разработанных компанией Shell, представлена в приведенных здесь двух диаграммах.
alt

Принципиальное различие между этими диаграммами состоит в том, что первая диаграмма отражает стихийную эволюцию структуры производства к 2050 г. в случае нерегулируемой энергетической политики. Вторая же диаграмма отражает наиболее оптимальную структуру, где прирост доли нефти, газа и возобновляемых ресурсов окажутся на более высоком уровне, нежели доля угля. Однако ее реальность будет очевидна только как результат регулируемой энергетической политики.

В сценариях Shell на 2050 г. говорится, что даже если удастся сохранить нынешнюю долю ископаемых энергоресурсов на общеэнергетическом рынке и таким образом удовлетворить растущий спрос, выбросы CO2 достигнут объемов, опасных для жизнедеятельности человека. Будет все труднее поддерживать допустимый уровень концентрации CO2 в атмосфере. Единственный выход будет состоять в усиленном стимулировании прироста источников возобновляемых энергетических ресурсов.

Здесь следует сделать два примечания. Во-первых, сценарии Shell были разработаны в 2008 г. еще до Канкунского энергетического саммита 2010 г. и ограничения порога выброса СО2 в пределах двух градусов и задолго до трагедии Фукусимы в 2011 г. Эти два обстоятельства принципиальным образом меняет видение будущего мировой энергетической системы.

С точки зрения экологической чистоты, нельзя упускать из виду особую ценность природного газа, который рассматривается как экологический мост между энергетическими моделями XX го и XXI веков. Пересмотр структуры энергетических ресурсов могут привести к росту мирового спроса на газ. Кроме того, в настоящее время в мире происходит газовая революция, связанная с внедрением методики добычи сланцевого газа посредством гидравлического разрыва пласта. По некоторым оценкам, объем "технически извлекаемых" мировых запасов сланцевого газа составляет более 186 трлн. кубометров, что примерно соответствует объему разведанных на сегодняшний день резервов. Крупнейшие из обнаруженных залежей, помимо США, расположены на территории таких стран, как Китай, Аргентина, Мексика, ЮАР, Канада, Ливия, Алжир и Бразилия (Россия и ряд других стран в обзоре EIA не учтены).
В Европе, Польша и Франция, располагают наибольшими запасами этого газа на континенте. Но по настоянию зеленых партии, этот вид газа остается пока в заточении в недрах под пластами. Подсчитано, что если добыча этого газа в будущем и не снизит общую потребность в нефти, которая используется в основном для автомобильного транспорта, она позволит значительно удешевить счета за использование газа 11 млн. семей во Франции.
Производство этого вида газа получило широкое развитие в США, где его доля составляет уже 23 % (!) потребления. Цена газа для американских потребителей упала в 5 раз в сравнении с пиком 2008 г. В настоящее время цена газа в США в 3 раза дешевле, чем в Европе. С добычей шельфового газа возросла конкурентоспособность индустрии США, особенно химической и нефтехимической отраслей. С этой точки зрения нынешнюю ситуацию МЭА оценивает как "золотой век газа".
Однако до сих пор остаются сомнения в экологичности метода гидравлического разрыва пласта, при котором в толщу земли закачивается специальный химический раствор, который может иметь негативные последствия для плодородной почвы будущем.

Раздел 4. Perpetuum Mobile: непостоянная вечность

К источникам возобновляемой энергии относятся ресурсы ветра, солнца, гидроэнергии, геотермальной энергии, энергия волн, океанических приливов и отливов и биомассы. Вечные источники энергетических ресурсов отличаются тем, что они характеризуются непостоянством, и потому не могут служить единственно устойчивым энергетическим ресурсом. Следовательно, здесь речь может идти о взаимно дополняемых видах ресурсах. Доля альтернативных источников в разных странах остается различной, достигая в среднем 7,6 % по странам – членам ОЭСР.

По данным исследовательских лаборатории, сравнительная мощность различных возобновляемых источников электроэнергии выглядит следующим образом (watts на м2).

• Солнечные панели: 115 wt
• Ветряные турбины (оншор - на земле): 700 wt
• Ветряные турбины на море высотой в 70 м (оффшор): 1000 wt
• Технология воздушных змей в открытом море: 1800 wt,

Таким образом, технология летающих змей в 15 раз более эффективна, чем солнечные панели. Однако эта технология в более широких масштабах мощностью до 1 Mwt пока находится на стадии экспериментов. Кроме того, она может быть использована только в открытом море и поэтому не представляет практического интереса в Казахстане . В настоящее время привлекательным объектом инвестиций в энергетическом секторе становятся альтернативные источники как солнечная и ветряная энергия. Крупные проекты в этом направлении отражают интересы энергетических гигантов.

1. Ветряная энергия
По производству ветряной энергии éolien в оффшорной зоне лидируют Великобритания 1586 MW, затем идут Дания - 854 MW , Голландия - 247 MW. Серьезные проекты éolien подготовлены во Франции. На создании 5 парков ветряных установок на море (от 100 до 120 ветряных установок) Франция предусматривает затратить 10 млрд. евро. Среди известных конкурентов по поставке турбин (М5000) конкурируют компании Alstom-Areva, а по установке и эксплуатации EDF, GDF Suez, Iberdrola.

К распространению этого вида энергии Европа идет через трудности. Это ограниченность свободных территории для создания парка еоленов и правовая сложность получения согласия местных жителей на их установку вблизи жилого массива. Тем не менее на этот вид энергии делается большая ставка. Основная проблема – дороговизна обслуживания турбин сверху на веролетах, успешно разрешается новой технологией « заваливания » мельничных установок параллельно к земной поверхности и ремонту их уже с земли. Для Казахстана, при его территориальной разбросанности, именно эта технология должна представлять наибольший интерес.

На мировом рынке энергии ветряных турбин сегодня уверенно доминирует Китай– 43% продаж новых турбин в первом семестре 2011 года по данным Всемирной Ассоциации энергии ветряных мельниц WWEA (World Wind Energy Council). Чтобы увеличить производство электроэнергии в 52 GW Китай вводит 8 новых производительных мощностей. В целом, мировой рынок турбин отмечается ростом установок по сравнению с предыдущим годом. Продажи подскочили более чем на 10%, после 2010 года, где было отмечено снижение поставок.

Доминирование Китая на этом рынке ведет к сокращению занятности и к разорению европейских компаний. Например, первый в мире производитель ветряных турбин датский Vestas предусматривает увольнение 2300 сотрудников в 2012 году, из которых 1800 - в Европе. Идет процесс делокализации европейских предприятий рынка ветряных турбин в Азию Пока европейскими остаются только предприятия производящие турбины для установки на море, где доминирует немецкий Simens, французский Alstom. Таким образом, западные компании не выдерживают китайской конкуренции, которая становится агрессивной не только на рынке ветряных турбин, но и на рынке солнечных панелей.

2. Солнечная энергия

На рынке солнечной энергии также доминирует Китай и как крупнейший потребитель и как крупнейший производитель. Ограниченный в ископаемых резервах, Китай выбрал приоритетным объектом инвестиций альтернативные источники энергии. Китай уже предусматривает установку гигантских солнечных панелей мощностью в 20 GW до 2020 года, не исключается, что мощность этих установок будет поддержана до 50 GW. Китай сегодня представляет 20% мировой продажи солнечных элементов – это очень быстрый рост. Ожидается, что к 2013 году Китай окажется мировым лидером по выпуску фотогальванических солнечных панелей.

В США, солнечная энергия, имеющая сильную государственную политику на основе правительственной программы PPA (Power Purchase Agreement), получила эксклюзивное развитие. Программа расчитана на длительный период и содержит все рычаги по созданию стабильного интереса всех участников рынка к этому виду энергии. В солнечной Калифорнии этот вид энергии предусматиривается довести до 33% в потреблении к 2022 г. Правда, несмотря на крупные правительственные субвенции, на американском рынке солнечной энергии ситуация также переходит под диктат Китая : идет процесс банкротств известных американских компаний.

Несколько другая картина в Европе. На долю электричества приходится 0,1% солнечной энергии во Франции, в то время как Германии и в Испании около 2%. Кроме всего рынки солнечных панелей испытывают кризисное падение объемов производства и экспорта технологий солнечных панелей. В течение одного 2011 г. цены на солнечные батареи упали примерно на 50 % (вновь китайский фактор). Происходит массовое банкротство европейских компаний. В начале 2012 г. банкротом был объявлен пионер солнечной энергии во Франции Photowatt. (По настоянию Саркози он выкуплен за бесценок энергетическим гигантом EDF). Это обстоятельство должно насторожить официальные структуры Казахстана, которые под давлением лоббистских групп вкладывают инвестиции в СП по производству солнечных экранов с французскими предприятиями, с обещанием экспортировать их в соседние страны (в Китай ?)

Не в лучшей ситуации находятся предприятия Германии и Италии, которые замедлили процесс установки солнечных панелей. В феврале т.г. немецкий O- CELLS уступил 95% своих акций кредиторам. Его соотечественник Solon еще в декабре поспешила объявить о своем банкротстве, оставляя без работы 800 сотрудников компании. В тисках долгов оказался норвежский REC, чистые потери которого за 2011 год превысили 1,3 млрд. евро. По данным Института энергетических исследований, в течение 5 предстоящих лет на рынке солнечной энергии останутся только 15 производителей, из 330 действующих сегодня.

Большинство мировых энергетических компаний также начали инвестировать в возобновляемые источники энергии (ветряную, солнечную). В июне 2011 года Total выкупила за 1,4 млрд долларов (1,01 млрд евро) компанию SunPower, став в результате третьим производителем солнечной энергии в мире. В предстоящие 10 лет группа планирует инвестировать в возобновляемые источники энергии 7 млрд. долларов (включая приобретение SunPower) против 16 млрд. на разведку - добычу в одном только 2011 г. Доля возобновляемых источников энергии в общем бюджете исследований и разработок составит 20%.
Южно-Корейская Kemсo, на развитие альтернативных видов энергии в ближайшие три года предусматривает направить 40 млрд. евро, чтобы достигнуть уровня их доли в 10 % к 2022 году.

3. Гидро-электро станции
Этот вид возобновляемой и экологическо чистой энергии используется давно в зависимости от водного потенциала стран, но, как правило, до сих пор не имеет большой инвестиционной поддержки. Между тем, Норвегия, третий в мире экспортер газа и пятый экспортер нефти, существенную часть внутренних потребностей удовлетворяет за счет гидроэнергетики.

Во Франции способность производства гидроэлектроэнергии составляет 20400 мегаватт и гидро резервы позволяют произвести около 1900 энергетических часов в год.

Принципиально иной источник энергии, как энергия волн, океанические приливы и отливы предусматривается использовать в островном государстве – Великобритании. Программная концепция такой энергии 19 февраля с.г. была представлена Парламенту комитетом по энергетике. В принципе Великобритания уже является лидером в этом виде альтернативных источников: 7 из 8 действующих в мире прототипов установлены на побережьи туманного Альбиона. Привлекательность этого источника состоит в том, что волны, как и приливы и отливы более постоянны, нежели ветер. По оценке Carbon Trust энергия морских волн в будущем может обеспечить до 20 % потребности страны в электричестве. Однако на сегодняшний день развития технологии, стоимость такого проекта обходится в 4 раза дороже наземных ветряных мельниц. Кроме того очень сложным представляется техническое обслуживание подводной части установок.

Альтернативные виды энергии на сегодняшний день остаются самым дорогим видом электроэнергии. Обратимся к ценовой характеристике некоторых видов возобновляемой энергии, которые приводятся в докладе Комиссии «Энергия- 2050». Если средняя стоимость 1 Мегаватта электроэнергии во Франции составляет порядка 50 евро в час , то она колеблется от 70 до 80 евро для ветровой энергии на суше, от 180 до 200 евро - на море, 120 евро - для энергии биомассы, и от 240 до 400 евро для- солнечной энергии. Таким образом, стоимость нетрадиционных источников электроэнергии зашкаливает до 800 % и выше.

К большому сожалению, в краткосрочной перспективе ни один из возобновляемых источников энергии не гарантирует той же доходности, что и ископаемые энергоресурсы. Именно это сдерживает рост инвестиций в сектор возобновляемых ресурсов. По данным МЭА на добычу и производство ископаемых углеводородов ежегодно инвестируется капитал в объеме 500 млрд. долларов США (365 млрд. евро) против 120 – 200 млрд. долларов инвестируемых в возобновляемые виды энергоресурсов. Новые виды энергии нуждаются в сильной государственной поддержке, без которой трудно будет рассчитывать на возможности частных инвесторов.

Между тем, для достижения Канкунского порога изменения климата в 2 градуса, по оценкам МАЭ, нужно было бы ежегодно инвестировать 500 млрд. долларов в возобновляемые ресурсы и ограничить инвестиции в ископаемые виды в пределах 386 млрд. долларов США.


Раздел 5. О ключевой позиции Казахстана на мировых рынках энергии

В отличие от большинства стран в мире, которые являются энергодефицитными или вовсе не располагают углеводородами, энергетическая судьба нашей страны складывается весьма благоприятно. Для Казахстана, который в собственном подземелье располагает достаточными резервами нефти, газа, угля и урановых руд, фундаментальная государственная задача состоит в достижении собственных стратегических интересов в сочетании с глобальной энергетической конфигурацией. Речь идет не только о выборе приоритетов между углеводородами, ядерной и возобновляемой энергией, которыми мы щедро одарены, но и умелом их сочетании для достижения приоритетных интересов страны на мировых рынках. Кроме того предстоит серьезно изучить все возможности рационального потребления, и взвешенно приблизиться к экономии, характерной для ситуации дефицита на основе долгосрочной стратегии. В этом смысле, как нам кажется, Казахстан должен использовать все свои преимущества, включая выгодное геополитическое окружение.

Какие шаги нужно предпринять, чтобы избежать крайнего энергетического дефицита, который угрожает человечеству? В какой мере эти угрозы могут проявиться в Казахстане, поставщике различных видов энергетических ресурсов в будущем? Какие модели энергетической стратегии могут рассматриваться как наиболее приоритетные, и в какой мере они могут затронуть интересы Казахстана? В какой степени в Казахстане будет достигнута оптимизация таких противоречивых факторов как желание развивать углеводородные месторождения в чувствительных к экологии зонах и стремление к соблюдению норм защиты окружающей среды?

Правомерность постановки целого ряда вопросов в таком ракурсе не вызывает сомнений, если исходить из того признанного факта, что Казахстан становится ключевым игроком на мировом рынке энергоресурсов на фоне запуска долгожданного Кашаганского проекта. В подтверждение такого утверждения можно привести такое любопытное рассуждение. Как упоминалось выше, Франция благодаря своей политике в секторе ядерной энергетики сегодня располагает независимой энергетической системой (75 % доли). Однако как рассуждал буквально на днях в своей статье Президент института ядерных исследований S. Lhomme, Франция, где очень высока доля электрических радиаторов, может обогревать себя, но только не …зимой. Оказывается, однажды зимой страна может остаться без электроэнергии и замерзнуть, если неожиданно Казахстан прекратит поставки во Францию ядерных руд . (Les Echos 01 марта 2012 г.). Французы, в гордости от независимой ядерной энергетической политики, до этого и не подозревали, что находятся в полной зависимости от …уранового Казахстана.

Сегодня Казахстан занимает девятое место в мире по запасам нефти (39,8 млрд. баррелей в 2010 г. по данным OPEP), а по разработке и производству урана (19 450 тонн в 2011 г.) – уже который год является мировым лидером. А с началом разработки второй очереди Кашаганского месторождения, Казахстан может оказаться в первой пятерке среди стран – экспортеров нефти. И это в планетарном масштабе, среди двухсот стран мира ! Именно поэтому Казахстан рассматривается вожделенной территорией и привлекает к себе чрезмерное внимание.

Благодаря приоритетной позиции на рынке энергоресурсов казахстанцы вправе ожидать полного процветания. По большому счету, указанные преимущества предоставляют для Казахстана эксклюзивные рычаги влияния и воздействия на соотношение политических сил в переговорных процессах и на ситуацию на мировых рынках.

Если в первые годы нашей независимости мы принимали условия, навязанные иностранными партнерами, под прессингом дефицита финансовых ресурсов и дешевизны стоимости нефти то сегодня ситуация изменилась коренным образом: страны собственники углеводородных резервов могут диктовать свои условия. К благоприятным факторам для подобного доминирования следует отнести: преобладание спроса на энергоресурсы над их предложением, рост стоимости на ископаемые виды энергии, освоение технологии добычи национальными компаниями, и легализация понятия «энергетический патриотизм», которое страны потребители классифицируют как «ресурсный национализм». Это явление в различных формах, включая национализацию иностранных нефтяных компаний, получает широкое распространение от Венесуэлы до России, не минуя страны Персидского залива и Ближнего Востока.

Недавний Закон, принятый в Казахстане 13 января 2012 года «Об энергосбережении и повышении энергоэффективности», в определенной степени отвечает новым вызовам и конкретно определяет этапы и содержание предстоящих изменений. Если принять во внимание различные законодательные акты, затрагивающие энергетическую отрасль Казахстана, принятые за последний 10 лет, включая сектор атомной энергии и возобновляемых источников, страна сегодня располагает достаточной нормативно-правовой базой для достижения прогрессивных изменений. Однако реальная ситуация в этом секторе оставляет желать лучшего.

Дело в том, что Казахстан сам является крупнейшим потребителем энергоресурсов, порой из-за отсутствия энергосберегающих программ. По данным Министерства экологии Казахстан характеризуется очень высокой энергоемкостью: в 3-5 раз выше, чем энергоемкость экономики стран Западной Европы или США. Это означает, что мы на производство единицы продукции или на одного жителя страны тратим энергии от 3 до 5 раз больше, чем в развитых странах. Потеря электроэнергии только в энергосетях Казахстана составляет около 20 %.



В то время, когда по всему миру идет тенденция снижения доли угля, как наиболее загрязняющего атмосферу вида источника энергии, в Казахстане, богатом всеми видами ресурсов, 70 % электроэнергии вырабатывается путем сжигания угля. Предстоящее строительство крупнейшей Балхашской ТЭЦ на зольном Экибастузском угле может повысить долю угля в выработке электроэнергии до 75 % и выше. С вводом этого объекта в действие мы окажемся на волне против экологического течения и рискуем спровоцировать нездоровый интерес в мире к нашей энергетической концепции.

Еще в советский период было признано, что высокозольный бурый уголь (до 45% зольности) Экибастуза может оказаться эффективным только при сжигании на месте без перевозки на дальние расстояния. Транспортировке подлежал только продукт сгорания – электричество. В случае же перевозки на дальнее расстояние эта эффективность резко снижается, несмотря на дешевизну угля из этого месторождения.

Кроме того, с запуском объекта неизбежно возникнет необходимость выделения масштабных сельхозугодий вокруг Балхаша для гигантских зольных отвалов. Риск покрытия зольной пылью чувствительной природоохранной зоны может привести к гибели флоры и фауны, и рождению « нового Арала ». Любой энергетический проект имеет право на существование, если он будет позитивно восприниматься обществом. В подобных проектах мнение жителей в радиусе 500 км. имеет немаловажное значение.

Между тем, в структуре энергоресурсов доля альтернативных (возобновляемых) источников энергии остается ничтожно незначительной. По данным Министерства экологии РК, только к 2014 г. она может составить…0,1 %. Для сравнения заметим, что во Франции доля возобновляемых ресурсов в выработке электроэнергии в 2010 г. составила 13%, а в Германии, с ограниченной территорией и меньшим количеством энергии солнца и ветра, - 20% и уже в 2011 г. превышала долю ядерной энергетики (17,7 %) .

Казахстану необходимо найти баланс между экономичным расходом энергии, который станет возможным благодаря новым технологиям, и необходимостью использовать новые источники энергии. Одним из главных вопросов активного использования возобновляемых видов энергии для Казахстана является: куда двигаться, каким видам отдавать предпочтения, с кем дружить и с какими компаниями входить в партнерство. Возобновляемые виды энергии по времени только разворачиваются, но возникшие трудности привели к тому, что многие из предприятий, включая крупные, уже сворачивают свою деятельность в этом секторе энергетики. Резко меняется пейзаж этого бизнеса, в котором только недавно доминировали европейцы.

Две причины внутреннего и внешнего происхождения являются главными. Первая причина заключается в том, что европейские государства в настоящее время весьма ограничены в своих возможностях финансовой поддержки тарифов частных предприятий в рамках известных принципов конкуренции. Различного рода финансовые дотации установленных тарифов в рамках экологических программ также оказались временными.

Однако ключевой причиной ослабления европейских предприятий, ориентированных на производство возобновляемых видов энергии, является высокая конкуренция со стороны Китая. Китай становится признанным локомотивом на мировых рынках возобновляемых видов энергии. В самом Китае только в истекшем 2011 г. появилось на 43 % больше новых установок ветряных турбин. Однако не всем мировым компаниям удается участвовать в китайских внутренних контрактах.

Как показывает опыт других стран, решение вопроса во многом зависит от уровня льготных тарифов, введение которых дает импульс развитию внутреннего рынка. Китай, как крупнейший потребитель энергии, в августе 2011 г. объявил о введении льготных тарифов в отрасли солнечной энергии: производителям будет доплачиваться 1,15 юаней за каждый Квт произведенного продукта. До этого времени китайское правительство субсидировало только ветроэнергетику, которая значительно дешевле солнечной. Китайское правительство приняло на себя обязательство по установке солнечных мощностей в 20 GWt к 2020 году, не исключают, что их мощности будут доведены до 50 GWt .

Солнечная энергия и ветряные двигатели, несмотря на их высокую стоимость, являются индустрией будущего и Казахстан должен занять свое место в этих промышленных секторах. Гидроэнергетический потенциал Казахстана оценивается в 170 млрд. кВт. часов в год. Потенциально возможная выработка солнечной энергии оценивается в 2.5 млрд. кВт. ч. Большой потенциал имеет ветряная энергетика, которая уже имеет многообещающую карту розы ветров в различных регионах страны. Принимаются Законы и правительственные решения по поддержке этих видов ресурсов, но все они еще далеки от желаемых результатов и здесь имеет место сильное отставание от развитых стран мира.

Краткий анализ ситуации в энергетическом секторе в связи обновлением энергетических моделей на фоне двух крупных событий : установления порога выброса СО2 в пределах двух градусов (Канкун 2010 г.) и ядерной катастрофы Фукусима (2011 г.) позволяют прийти к следующему заключению.

При любом раскладе энергетических моделей Казахстан может рассчитывать на успешную оптимизацию своей энергетической политики с учетом примата национальных интересов :

• Казахстан располагает солидным резервом практически всех видов энергетических ресурсов. Обострение ситуации на мировых рынках энергетики предоставляет уникальную возможность для укрепления позиции страны в статусе крупнейшего экспортера различных видов энергетических ресурсов.

• Возрастающий спрос на энегетические ресурсы на мировых рынках представляют собой фактор устойчивого процветания страны в будушем. Реальный фактор энергетического патриотизма создает благоприятную ситуацию для пересмотра условий нефте газовых контрактов, вплоть до национализации отдельных месторождений, находящихся под концессией иностранных компаний.

• Казахстан пребывает в благоприятном геополитическом окружении с точки зрения спроса (Китай), предложения (Россия) на энергетические ресурсы и их транспортировки (Китай, Россия, Азербайджан, Иран). Этот фактор может быть успешно использован для продвижения технологических и национальных интересов страны в рамках ее процветания в будущем. Энергетическая стратегия приобретает ключевое значение в интересах национальной безопасности.

• Cтрана располагает всеми энергетическими видами ресурсов для оптимизации собственной энергетической модели. Энергетический рынок Казахстана нуждается в конкретной и последовательной политической инициативе, подтвержденные конкретными решениями, целью которой была бы энергоэффективность с учетом экологических норм, и выраженным интересом государства к инвестициям в альтернативные виды энергии.

• Энергосберегающим резервом представляется соблюдение строгое соблюдение энергетических норм при строительстве зданий за счет применения эффективных изоляционных материалов, на линиях электропередач благодаря использованию сверхпроводимости, и в области развития новых топливных элементов, включая широкое использование энергосберегающих ламп.

Рост спроса на энергетические ресурсы в мире и богатство энергоресурсов в Казахстане буквально обрекают нашу страну на устойчивое развитие и процветание в интересах его сограждан. И это должно найти четкое отражение в энергетической стратегии и экономической политике страны.

Обсуждение статьи участниками Образовательной програмы ведется на Форуме сайта  kazenergy.com


PDFПечатьE-mail
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить