Казахстанская Энергокарта Вашингтона

размер шрифта: Aa | Aa

altЖурнал KAZENERGY. 2011. №6 (50)

Юрий сигов, Вашингтон, специально для журнала «KAZENERGY», эксперт Всемирного Банка, автор книги «Неизвестный Казахстан»

Соединенные Штаты будут продолжать развивать энергетическое сотрудничество с Казахстаном, как на двусторонней основе, так и в рамках общей стратегии укрепления своих позиций в Центральной и Передней Азии.

Среди важнейших энергетических партнеров Соединенных Штатов не только в Центральной Азии, но и во всем постсоветском пространстве ведущее место по праву принадлежит Казахстану. Даже при условии, что для США приоритетно поддержание энергетической безопасности и поставок нефти и природного газа из района Арабского (Персидского) залива, именно на Казахстан с самого момента получения республикой независимости в Вашингтоне делают особую ставку.
Развитие энергетического сотрудничества с Казахстаном для Соединенных Штатов вписывается в концепцию содействия странам Центральной Азии и Закавказья в прокладке новых энергомаршрутов для транспортировки нефти и газа, прежде всего на европейские рынки. Причем аналогичную политику США проводили и при бывших президентах Б. Клинтоне и Дж. Буше-младшем, сохраняют ее при нынешнем главе Белого Дома Б. Обаме, и практически гарантировано продолжат ее осуществление при следующей американской администрации вне зависимости от того, кто ее возглавит - республиканец или останется у власти президент-демократ.
Американские официальные лица, отвечающие в Госдепартаменте и Совете по национальной безопасности за энергетические вопросы, неоднократно подчеркивали, что Казахстан является одним из приоритетных для Вашингтона партнеров в рамках общей структуры
энергетической безопасности. Причем не только Центральной Азии, но и всего евразийского континента.
А Казахзстану, имеющему прямой выход на Каспийское море, и являющемуся ведущим экспортером энергоресурсов и в Европу, и в Китай, и в перспективе - на другие азиатские рынки в руководстве США будут и на будущее уделять повышенное внимание.
С учетом же того, что на территории Казахстана находится более 3 процентов мировых запасов нефти и 1 процент -природного газа, компании США именно на разработку энергетических ресурсов республики на протяжении всех 20 лет ее независимости делали приоритетную ставку. Не случайно поэтому, что именно американские компании составляют большинство из 48 компаний и 20 совместных предприятий, работающих в энергетическом секторе Казахстана.
Важно отметить и тот факт, что сами Соединенные Штаты из Казахстана и его углеводородных месторождений ни нефти, ни газа не получают, да и на будущее получать не планируют. Между тем в Вашингтоне считают, что казахстанские нефть и газ являются важным дополнением мирового рынка потребления энергоресурсов. И соответственно регулярные и надежные поставки из того же района Каспия казахстанской нефти уже сегодня играют важную стабилизирующую роль в междунардном потреблении энергоресурсов - в том числе и для европейских рынков.
По словам Даниэля Стайна, старшего советника офиса спецпредставителя по евразийской энергетике, США планируют активно использовать свое энергетическое сотрудничество с Казахстаном в деле обеспечения энергетической безопасности Евросюза. Если же учесть, что Казахстан в своей внешнеполитической многовекторности именно на укрепление связей с Европой делает приоритетную ставку, то именно через «большую энергетику» Астана может завязаться с Евросоюзом самым прочным образом. А Соединенные Штаты в свою очередь в этом энергетическом сотрудничестве Астаны с Европой, а также в поддержке политическим кругам намерены всецело содействовать.
В политическом плане администрация Б. Обамы считает, что из Центральной Азии необходимо проложить как можно больше самых различных трубопроводов - причем приоритетно в сторону стран -европейских союзников США. Со своей стороны американские энергетические компании, которые уже инвестировали за годы независимости Казахстана в его энергосектор свыше 11 млрд. долларов, должны будут сыграть в этом процессе далеко не последнюю роль.
Также важно отметить, что у Соединенных Штатов есть стратегическое желание добиться экономического роста всей Центральной Азии, и в первую очередь - энергоэкспортирующего Ка-
захстана. А сделать это, как считает уже упомянутый выше Д. Стайн, можно путем прокладки новых трубопроводов из Казахстана именно в европейском направлении, а не в сторону Китая. И на это в будущем будут активно работать американские энергетические компании, уже основательно закрепившиеся в республике.
Между тем единственным кредитоспособным конкурентом США в Казахстане потенциально остается лишь Китай, причем само энергетическое партнерство Астаны и Пекина развивается, весьма успешно, особенно на протяжении последних десяти лет. Соединенным Штатам эта «про-китайская энергетиче-
ская дружба» со стороны Казахстана не очень по душе, но сделать американская сторона в этой ситуации вряд ли что-то существенное сможет, и как-то помешать подобному сотрудничеству Казахстана и КНР в сфере энергетики.
В этом плане Соединенные Штаты будут на ближайшую перспективу делать все возможное, чтобы как можно плотнее подключить Казахстан к налаживанию поставок нефти по так называемому «Южному корридору», который вместе с туркменским газом сможет, по расчетам Вашингтона, обеспечить энергетическую независимость стран Евросоюза, и уменьшить влияние на них «нефте-газового рычага» со стороны России.
С самого момента обретения независимости Казахстаном, в Вашингтоне твердо устоялось мнение о том, что с этой республикой нужно сотрудничать не только по отдельным энергопроектам, но и на длительную перспективу. Многочисленные совместные проекты, внедрение новых технологий добычи нефти, подготовка местных кадров – все это делалось американскими крупнейшими компаниями в области энергетики не только ради сиюминутной выгоды, но и с перспективными расчетами.
Как считают ведущие американские эксперты в области энергетики, Казахстан – одна из немногих стран в мире, не входящих в Организацию государств-экспортеров нефти ОПЕК, которая в ближайшие десять лет сможет существенно наращивать мощности добычи «черного золота». Особые надежды в этой связи американский нефтяной бизнес возлагает на проект по добыче нефти на месторождении Кашаган в казахстанском секторе Каспия.
Несмотря на имеющиеся трудности по развитию и наращиванию добычи на месторождениях Тенгиз, Карачаганак и Кашаган Соединенные Штаты именно этим проектам будут на ближайшую перспективу уделять повышенное внимание, и всячески проталкивать в работу на этих проектах свои энергетические компании.
Уже успешно функционируют совместные предприятия «Тенгизшевронойл» с   участием   американских   компаний Шеврон-Тексако и Эксон-Мобил, а Эксон-Мобил, помимо этого, участвует в разработке месторождения Кашаган. Активно присутствует на казахстанском энергетическом рынке и компания Халлибартон, которая имеет самые надежные и прочные связи с политическим истеблишментом Соединенных Штатов (особенно с республиканцами).
Показательно, что при всех имеющихся проблемах, периодических нестыковках, внутренних разногласиях при обсуждениях проектов, американский нефтяной бизнес, а также поддерживающее его правительство США всегда считали инвес тиционный климат в сфере энергетики в Казахстане привлекательным и «соответствующим для ведения успешного бизнеса».
При этом американские инвестиции в энергетический сектор республики на протяжении 20 лет ее независимого развития не только приносили существенные доходы в бюджет Казахстана, но и способствовали внедрению передовых технологий бурения и переработки нефти, подготовки местных кадров, которые в дальнейшем будут играть все более важную роль в развитии национального энергетического потенциала.
Да, американцы периодически высказывают свое беспокойство по поводу того, что казахстанское руководство пересматривает некоторые положения контрактов, заключенных на добычу нефти и раздел продукции с компаниями из США, а также других стран. Но и американской
 
стороне было бы неплохо учитывать те изменения – что политические, что стратегические, которые нынче происходят и в целом в мире, и в желании Казахстана играть более существенную роль в добыче природных ископаемых, находящихся на его территории, и стремления получать от этого максимальные прибыли.
Важна для Соединенных Штатов будет и позиция Казахстана по проекту «На-букко», который должен по расчетам его авторов помочь оперативной доставке природного газа из Центральной Азии и Азербайджана на европейские рынки. Показательно, что здесь США в плане «энергетического рычага» намерены максимально использовать влияние Казахстана – и прежде всего лично президента республики Н. Назарбаева.
К концу нынешнего года международный консорциум, в котором очень важную политическую роль играют американцы, даст свое заключение насчет финансовой и технической целесообразности прокладки трубы «Набукко» на европейские рынки. С учетом того, что Казахстан в принципе не прочь подключиться к этому проекту по мере его осуществления, и при наличии соответствующих денежных ресурсов со стороны ЕС, Астана и Вашингтон будут не просто продолжать в этом направлении двусторонние энергетические консультации, но и вполне возможно – тесно в будущем сотрудничать по целому ряду подобных Транс-каспийских энергетических проектов.
Разумеется, успешно работая все эти годы в энергетической области на территории Казахстана, Соединенные Штаты напрямую сталкиваются с противодействием со стороны России и Китая. Если сразу же после обретения независимости особой конкуренции со стороны Москвы и Пекина в энергосекторе Казахстана американцы не испытывали, то в последние пять-семь лет ситуация весьма существенно изменилась.
Россия усилила в значительной степени свое политическое влияние на Казахстан, вовлекая республику в целый ряд постсоветских структур и организаций, в которых по-своему устанавливаются цены на поставки нефти «партнерам». Да и в плане трубопроводной дипломатии Астана вынуждена зачастую прислушиваться к советам и «пожеланиям» Москвы (особенно в том, что касается трубопроводов, которые могли бы пойти из Казахстана на внешние рынки, минуя российскую территорию).

alt
С Китаем ситуация еще более динамично развивается: Пекин получает значительные объемы казахстанской нефти, активно работает на целом ряде казахстанских месторождений, и тесно взаимодействует с Астаной в политической области. В результате, находясь на весьма приличном удалении географически от Казахстана, Соединенные Штаты явно не смогут оказывать на Астану столь сильное «соседское влияние», которое могут себе позволить Китай и Россия.
Несколько по - иному смотрят Соединенные Штаты в отношении укрепления энергетического сотрудничества Казахстана с Китаем. В Вашингтоне отдают себе отчет в том, что именно КНР является наиболее выгодным и долгоиграющим рынком для нефтепоставок из Казахстана, особенно с перспективных новых месторождений на Каспии (Кашаган китайцев интересует ничуть не меньше, чем США и Евросоюз). Однако со своей стороны американцы вполне могли бы участвовать в подобных трубопроводах в китайском направлении своими технологиями и оборудованием, а американские компании могли бы получить на этом неплохие подряды.
Даже при условии, что Китай и Россия будут и дальше укреплять свои позиции в энергетическом секторе Казахстана, для Соединенных Штатов принципиально важно, что нефть с казахстанских месторождений шла на мировые рынки по максимальному числу маршрутов. А поскольку это выгодно будет и самому Казахстану, то здесь США смогут в своих интересах эффективно разыграть и «китайскую», и «российскую» нефтяные карты.
И, конечно же, не стоит забывать о том, что какие бы трудности за все эти годы не встречали в Казахстане американские энергетические компании, бизнес делать – и очень выгодный для себя – американцы в Казахстане продолжают (в противном случае они давно уже бы ушли с казахстанского энергорынка). Инвестиции со стороны американских компаний в Казахстан, несмотря на кризисы, дефолты и обвалы в окружающем их мире по-прежнему растут, и так будет продолжаться и на обозримую перспективу, и к обоюдной выгоде сторон.
Для самого же Казахстана сохранение подобной заинтересованности со стороны США в развитии его национального энергетического сектора – очень существенный плюс, который позволяет при условии расширения нефте-газового сотрудничества добиваться и довольно стабильных политических отношений между Астаной и Вашингтоном.
А поскольку для Соединенных Штатов Казахстан и в будущем будет оставаться одним из ключевых партнеров в осуществлении общей энергетической стратегии во всей Азии (а не только в ее центральной части), то республика может от расширения энергетического партнерства с Вашингтоном на обозримую перспективу получать для себя солидные дивиденты.
Астана же от сохраняющегося к себе американского энергетического интереса также окажется в немалом выигрыше, уравновешивая растущее влияние в этой отрасли других ведущих мировых энергоигроков. Ведь даже если мировые цены на нефть в перспективе снизятся, американский нефтяной бизнес по-прежнему будет активно вести добычу «черного золота» в Казахстане, и всячески способствовать тому, чтобы такие взаимовыгодные связи двух государств и далее успешно развивались.

PDFПечатьE-mail
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить