Рубрика «Мнение специалиста»: ВРЕМЯ, МОНОПОЛИСТЫ, ТАРИФЫ.

размер шрифта: Aa | Aa
У казахов есть пословица: «Аларманға алтау аз, берерменге бесеу көп». Она гласит: «Тот, кому даешь много, и этому не рад». Это правило можно отнести к взаимоотношениям потребителей и поставщиков, которые действует во многих сферах жизни. Например, мы, как потребители, молча покупаем 20 литров питьевой воды за 300 тенге, в то время как тонна воды стоит 15000 тенге. Одновременно мы возмущаемся, когда водоканал пытается продать нам ту же тонну воды за 20 тенге. Другой пример: многие собственники жилья с радостью наблюдают за ростом его стоимости, а повышение цен за коммунальные услуги вызывает у них возмущение.
 Очевидно, что оплата коммунальных услуг в совокупном доходе многих семей занимает ощутимую долю. И это обусловлено, на мой взгляд, низким уровнем доходов многих казахстанских семей. Тем не менее, мало кто из граждан задумывается, какие причины способствуют повышению тарифов.

В годы экономического кризиса стоимость коммунальных услуг в нарушение закона об естественных монополиях устанавливалась на минимальном уровне: исключались затраты на проведение необходимых замен и капитальный ремонт оборудования, на развитие систем. Это помогло снизить социальную напряжённость в обществе. Страна за счёт сдерживания тарифов прошла кризис без социальных потрясений и не прекратила оказывать коммунальные услуги. Но при этом коммунальные предприятия дошли до недопустимой грани износа оборудования, показателем чего являются ежегодно растущее количество аварий. И сегодня уже можно вести речь об их выживании.
Другой аспект взаимоотношений потребитель – поставщик – недостаточная прозрачность финансовых потоков (расходов и доходов) в деятельности естественных монополистов. В этом плане Правительство Республики, акиматы и регулирующие органы реализовали ряд необходимых решений: разделили финансово и организационно производство, транспорт и продажу энергии (электричество, газ, тепло). Кроме большей прозрачности к достоинству этих решений можно отнести допустимость привлечения средств для каждого из подразделений из разных источников. К примеру, если сети будут принадлежать одним, а транспортируемая энергия другим, то у них будут разные инвесторы.
По моему мнению, если оплату за услуги сетей удастся отделить от оплаты за используемую энергию и будет налажен механизм государственно - частного партнёрства, то желающих инвестировать средства в сети будет много. Вкладывание денежных средств в развитие сетей, как вид бизнеса, предполагает не очень большую рентабельность (на уровне 10%). Но зато это долгий бизнес, поскольку эти сети будут востребованы в течение многих лет. Отделение продажи энергии от производства и сетей создаёт требуемые условия для развития конкуренции, которая, как известно, основа установления реальной цены как за продукцию, так и за услуги.
Многие жители помнят, что основные электрические, тепловые сети, водопровод и канализация города Алматы были капитально модернизированы в то время, когда на посту Министра энергетики еще Казахской ССР был Т.И. Батуров. В те годы у большинства алматинцев были чёрно-белые телевизоры. Стиральные машины, микроволновки, компьютеры и другие бытовые электроприборы являлись предметами роскоши. С тех пор фундаментальной модернизации сетей не проводилось, и она подменялась текущими ремонтами и локальной модернизацией. Население Алматы тогда составляло 600-700 тысяч жителей. Прошли годы, сети износились, и их мощностей стало катастрофически не хватать городу с населением почти 1.5млн. человек. И поскольку сроки интенсивной замены этих сетей пришлись на период кризиса, эти мероприятия отложили до «лучших времен». В результате стоимость накопленных за эти годы проблем достигла таких величин, что их включение в тариф коммунальных услуг делает эти тарифы «не подъёмными» даже для семей со средним доходом. Поиск выхода из этой ситуации весьма непростая задача.
Ещё один «бич» коммунальных предприятий – это функционирование в условиях рынка на многие приобретаемые ими материалы, сырьё и запасные части фиксированных цен на услуги и продукцию коммунальных предприятий. В этом случае от регулирующего органа требуется предельная гибкость в определении стоимости услуг коммунальных предприятий. Свободные цены в последнее время почти всегда означают их рост, что при фиксированной стоимости услуг или продукции монополиста приводит к большим финансовым затруднениям. Так, с 2002 года, когда в последний раз пересматривались тарифы АПК на тепло и электричество, цена на уголь, газ, мазут, бензин выросли более чем вдвое. Примерно также выросли цены на металл и изделия из него, что увеличило расходы того же АПК в 2005 году более чем на 4 млрд. тенге. В этом году можно ожидать удвоения этой цифры при общем годовом обороте на уровне 20 млрд.тенге. Можно предполагать, что такая же картина наблюдается и у остальных коммунальных предприятий. Если учесть, что часть налогов связана с расходной частью бюджета предприятия, то можно только удивляться «живучести» АПК и других монополистов.
Свою «лепту» в «разорение» коммунальных предприятий вносит и закон о государственных закупках. Если учитывать достаточные хлопоты для участия в тендерах - сбор документации, внесение гарантийного взноса, который возвращается только через 90 дней и другое, то многие предприятия, на продукцию которых имеется устойчивый спрос, предпочитают иметь дело с посредниками, которые берут на себя все эти хлопоты за определённые суммы. Более того, некоторые предприятия устраивают скрытый тендер среди посредников. Совершенствование закона о закупках для исключения из процесса закупа посредников – один из резервов удерживания тарифов в пределах приемлемых величин.
Существует еще один немаловажный аспект. Мы привыкли рассматривать человеческий фактор весьма отвлечённо и в большей степени связываем его с авариями. При этом, не рассматриваем другую сторону. Не секрет, что многие алмаатинцы сегодня работают за пределами своего города. Причем их число ежегодно растет. И очевидно, что уезжают востребованные специалисты. Таким образом, коммунальные предприятия потеряли значительную часть своих лучших кадров. И основная причина – условия труда. И этим специалистам не всегда находится достойная замена.
Справедливости ради следует отметить, что имеются факторы, облегчающие жизнь поставщиков коммунальных услуг в Алматы. Например, полное использование имеющихся мощностей (устранение избытка мощностей - одного из «бичей» эпохи кризиса), заметное снижение хищения продукции монополистов и хороший сбор платежей от населения и компаний. Но в целом преобладает действие отрицательных факторов, и поэтому дальнейшее откладывание финансирования сетей коммунальных предприятий может привести к существенному снижению надежности их работы. Первый звонок прозвенел в Москве , где всегда было достаточное финансирование, и начинает «позванивать» в Алматы. В южной столице в последние годы стали заметны повсеместные ограничения по присоединённым мощностям, хотя в предыдущие годы это невозможно было даже представить. Ещё немного, и вполне можно прийти к веерным отключениям. Тем более, что, если в прежние годы говорили об осенне-зимнем максимуме, то сейчас появился и летний.
Так какой же выход? Чудес не бывает. Имеются только три кармана – бюджет, инвестиции и повышение тарифов. Как привлечь средства из бюджета? Только если сети сделать коммунальной собственностью, которые потом тем или иным способом передать эксплуатационным предприятиям при сохранении формы коммунальной собственности на имущество. Но при этом рост стоимости приобретаемых материалов, запасных частей и других должен быть безотлагательно компенсирован соответствующим увеличением выделяемых средств. Более того, вполне возможен вариант, когда регулирующий орган будет ежемесячно публиковать их текущую стоимость и указывать возможных поставщиков. В этом варианте поставщик коммунальных услуг будет избавлен от унизительного хождения в регулирующий орган, потребитель получит услугу требуемого качества без повышения стоимости услуги. Будет также исключён «мультипликативный» эффект от повышения тарифов на услуги монополистов.
Вариант привлечения инвестиций уже обсуждался. Последний источник средств для приведения сетей в порядок - это увеличение тарифов. Если учесть отмеченный ранее объём ожидаемых убытков, например АПК (от роста стоимости приобретаемого топлива, материалов, запасных частей и другие), то сумма средств от роста тарифов должна быть несколько больше (нужны расходы и для развития и обновления основных средств).
В то же время за годы реализации жилищно - коммунальной реформы в стране накоплен опыт и отработан механизм социальной поддержки семей с малым доходом. Но и здесь есть свои «подводные» камни. В частности, требуется собрать достаточное количество справок с их периодическим обновлением, что очень даже непросто и не очень дёшево. Кроме того, установление жилищной субсидии в зависимости от совокупного дохода семьи было простым решением, которое позволило пройти период адаптацию к жилищной реформе с минимальной болезненностью. Но это было не лучшее решение, хотя, на мой взгляд, в то время оно было единственное реальное. Сейчас и в стране, и в городе Алматы экономическая ситуация заметно изменилась в лучшую сторону, и возможно настало время сделать очередной шаг в сторону семей с малым доходом. В этом плане Россия, к примеру, вообще сохранила основные виды льгот по коммунальным услугам. А на Украине прошли демонстрации, когда власть попытались установить уровень выплаты жилищных субсидий выше 10%. Одним из вариантов увеличения поддержки семей с малым доходом может быть переход на выплату жилищных субсидий в зависимости от суммы, остающейся от совокупного дохода после вычета из него стоимости потребительской корзины. Думаю, что при таком подсчёте и, соответственно, выплат, рост объёма жилищных субсидий не превысит 20-30% от действующего уровня, даже если предположить, что в Алматы проживает 200-300 тысяч жителей с малым доходом.
При реализации всех трёх источников финансирования город получит повышение надёжности обеспечения коммунальными услугами остальных жителей и предприятий. Устойчивая работа предприятий малого, среднего и крупного бизнеса в Алматы – основа развития и просто функционирования крупного мегаполиса.
Есть резон посмотреть - остались ли резервы у АПК и у других монополистов, чтобы исключить повышение тарифов? Один из основных резервов - наличие избыточных мощностей (время спада потребления). Его уже, как отмечалось, нет. Более того, городу пора подумать об увеличении мощностей почти всех монополистов. Другой резерв – продление срока службы действующего оборудования. Думаю, что он тоже уже выбран, о чём свидетельствует ежегодное нарастание отказов в работе оборудования. Ещё раз можно повторить, что стоимость устранения последствий аварий примерно в 5 раз дороже затрат на его предотвращение, не говоря уже о дискомфорте, который испытывает потребитель в этот период. Ещё одним резервом было разделение производства, транспортировки и продажи услуг и продукции монополистов. Это в основном уже сделано. Реально остаётся одно возможное решение – ускоренное привлечение средств из всех источников на компенсацию накопленных в предыдущие годы «недозамен», «недоремонтов» и «недоразвитие» коммунальных предприятий.
PDFПечатьE-mail