Балганым aпa

размер шрифта: Aa | Aa

В праздничной колонне нефтяников Казахстана, в самых первых рядах мы видим женщину, голова ее повязана белым платком. Ее с уважением называют Апа. На лице женщины паутинки морщин - следы прошлой прожитой жизни. Зато в черных глазах сверкает неиссякаемый родник молодости.

Кто эта женщина, на чьей груди блестит орден?
Балганым Доспаева - первая женщина-нефтяница, знатный мастер добычи нефти.
Поэт, желая воспеть своего героя, предпослал этому следующие образные слова: «Я хочу говорить об одном, чтобы в нем говорилось о тысячи». И когда мы хотим говорить о Доспаевой, о нашей героине, это значит, мы хотим говорить о всей многотысячной армии казахстанских нефтяников, о всех патриотках, пришедших к скважинам и буровым в суровые дни испытаний.
Осенью в семье Нуртаса Батасова родилась дочь. Четвертый ребенок. - Лишний рот, - сказал Нуртас. С весны до поздней осени работал он у Буранбая - тайсойганского бая, получая в оплату за весь свой труд одного барана и шекпен - простой домотканный плащ.
Балганым назвали девочку. С семи лет ее отвели к мулле, жадному худощавому старику, но учиться не пришлось. Узнал Нуртас, что за год обучения он должен отдать мулле корову. Оплата была не под силу. Балганым исполнилось девять лет, когда умер ее отец. Через три года не стало и матери. Девочка осталась сиротой. Долго она доила чужих коров, пряла чужую шерсть, прислуживала богатым. Она испытала всю тяжесть бедняцкой доли, бесправной доли забитой казахской женщины.

Советская власть сняла повязку с глаз Балганым. Она поступила работать на нефтяной промысел. В тридцать лет началась, собственно, ее настоящая жизнь. Как алый степной тюльпан, раскрылась она перед ней в своей изумительной красе. Непередаваемое чувство охватило ее, когда непонятные, таинственные буквы книг обрели свой глубокий смысл. Балганым ликвидировала неграмотность, научилась читать и писать, вступила в ряды партии большевиков. Когда Доспаева поступила на промысел, здесь было не больше десятка землянок, оставшихся от геологоразведочной партии. Слава о богатых залежах нефти, открытых в Байчунасе, быстро облетела всю Эмбу. В пустынной Прикаспийской степи закипела стройка нового промысла.На месте прежних землянок вырос благоустроенный рабочий поселок со школой, гостиницей, детсадом, магазинами. Байчунас стал крупнейшим промыслом объединения “Казахс-таннефть”. Коллектив нефтяников выдержал с честью экзамен в годы войны, снабжая страну и фронт горючим.
Вырос Байчунас. Вместе с ним выросла и Балганым Доспаева, первая нефтяница Казахстана, знатная стахановка, мастер по добыче нефти. Свой путь в нефтяной промышленности она начала с уборщицы промыслового управления. В 32 года Балганым ликвидировала неграмотность и несколько лет работала масленщицей и оператором.
Порывы холодного ветра гоняют рябь по зеркалу соленых озер. На юг торопятся птицы. Зачастили дожди. В эти дни Балганым не уходит с участка. Опасное время, гляди да гляди. Но насосы безотказно качают из скважин нефть! Не было ни одной остановки. Сказалась хорошо продуманная подготовка к зиме: моторы станков–качалок и рубцовых приводов надежно защищены от дождя и снега, нефтяные линии опущены глубоко в землю. Больше года Балганым руководит 5–ым участком промысла Байчунас. Как боялась она сначала! – Не справлюсь, – говорила в парткоме, – пошлите другого, опытного. Я ведь работала только масленщицей и оператором, а мастером никогда. Директор промысла и парторг не ошиблись. Коммунистка Доспаева не подвела. Ее участок стал не только лучший в Байчунасе, но и на всей Эмбе. Из месяца в месяц перевыполняется план. По сравнению с началом года добыча увеличилась на 25%. Участок первым на промысле выполнил обязательства в предъюбилейном соревновании.
В бригаде Доспаевой работают исключительно женщины: помощником мастера – Набира Шагирова, награжденная медалью «За трудовую доблесть», старшими операторами – жены фронтовиков – Салима Сундетова, Майкен Таянова, Назира Джумагалиева, всего 11 человек.
– Одна семья, – называет Доспаева бригаду.
Зима на Эмбе в прошлом году выдалась суровая, снежная и холодная. Страна и ее героическая армия в ту зиму готовились к последнему, решающему штурму.
– Сейчас дорога каждая капля нефти, – говорила Доспаева. И женщины неотходили от скважин, мужественно боролись с заносами, очищали участок от снега.
Однажды ночью во время бурана оборвалось полевое движение высоко-дебитной скважины. Концы стального троса, соединяющие станок–качалку с групповым приводом, упали в соленое, незамерзающее озеро. Захватив гаечные ключи, Балганым вместе с помощницей вошли в воду, вязли ноги, проваливались, ледяная вода заливалась за резиновые сапоги. Женщины обнаружили обрыв и надели на концы полевого движения кулачковую муфту. Промокшие и усталые, они направились к скважине, чтобы убедиться в ее работе. Точно огромная черная птица, качалась станок–качалка. Скважина выдавала нефть. Всю войну самоотверженно трудилась нефтяница. Каждый день в бригаде Доспаевой, как и по всей стране, начинался одной мыслью: «Что я сделал сегодня для фронта, для победы?» Красноармейки приносили с собой долгожданные письма со штампами полевой почты, написанные на чужой, ненашей бумаге. Но почерк был все тот же милый, родной. Эти письма, что пришли из самого Берлина, из Венгрии, с Эльбы, перечитывались по несколько раз, вместе разделялись и радость, и печали. После этих коротких взволнованных строчек работалось как–то легче, веселее, преодолевалась любая трудность. Однажды в вахту Майкен Таяновой у скважины № 333 оборвался полированный шток насоса. Скважина остановилась. Для того, чтобы поднять шток, всегда вызывался трактор–подъемник. Макен разыскала бригадира.
– Балганым, оборвался шток на 333– ей, – доложила она мастеру. – Надо поднять, – сказала Доспаева и позвонила в цех добычи. Подъемник обещали прислать только через пять часов. Это означало потерю почти тонны нефти. – Надо поднять шток без подъемника, – распорядилась Доспаева. – Трудновато? – и она испытывающе взглянула на старшего оператора. – Ничего, поднимем, – не смутясь, бойко ответила Майкен, – нашим мужьям на фронте приходится труднее. Она собрала всех операторов. Отвернули сальник устья скважины и вручную   подняли   оборвавшийся   шток. Скважина заработала.
Когда–то отстававший пятый эксплуатационный участок сейчас лучшийна промысле. Он занял первое место в социалистическом соревновании в честь 25–летия Казахской ССР. Досрочно завершил годовую программу, выдал сверх плана тысячу тонн нефти. Начиная с первых дней нового года, участок Доспаевой непрерывно повышает темпы добычи нефти, систематически перевыполняя задания. Самоотверженный труд знатной нефтяницы Казахстана высоко оценен. Она награждена правительством орденом Трудового Красного Знамени. На собраниях коллективов промыслов Байчунас, Доссор, Макат и Гурьевского машиностроительного завода им. Петровского славная дочь казахского народа единодушно выдвинута кандидатом в депутаты Совета Национальностей Верховного Совета СССР по Гурьевскому избирательному округу.
Подводя итоги, мы оглядываемся назад, трезво оцениваем настоящее, пытливо смотрим в будущее. Какой будет Эмба через один–другой десяток лет? Чтобы правильно ответить на этот вопрос, надо хотя бы на минуту представить, какой была она 90 лет назад. Два небольших промысла, как два островка, оторванные от «большой земли», от железнодорожной магистрали. Примитивное производство, мизерная добыча. Не та Эмба сейчас. Она изменилась, выросла, покрылась густой сетью вышек и буровых. Она ежегодно дает стране многие сотни тысяч тонн ценнейшей продукции.
Замечательное настоящее у Эмбы, но еще более замечательное будущее. Через один–другой десяток лет на обширной территории Урало–Эмбинского нефтеносного района через каждые 20–30 километров можно будет встретить промысел, оснащенный новейшей техникой. На Эмбе 400–500 соляных куполов с нефтью. Теоретически и практически 400–500 будущих промыслов.
“Прикаспийская коммуна”, 04.01.46, №2

PDFПечатьE-mail