Хрупкая ракушка - один из тяжеловесов нефти. История Маркуса Сэмюэля

размер шрифта: Aa | Aa

Симметричный силуэт красно-желтой морской ракушки можно поставить в один ряд с самыми удачными фирменными эмблемами. Многие сразу ассоциируют хрупкую ракушку с одним из тяжеловесов от нефти – компанией Shell.

Что побудило Маркуса Сэмюэля, основателя компании, в далеком 1900-м остановить свой выбор на морской створке? Возможно, он и знал, что во многих культурах раковина символизирует процветание, доброту, эротичность и женственность. А китайцы относят морскую ракушку к числу семи символов удачи. Но, скорее всего, мотивы бизнесмена ограничивались собственными детскими воспоминаниями и сыновней любовью. Заморские ракушки были одним из самых ходовых товаров в магазине его отца – Маркуса Сэмюэля-старшего, сына еврея–эмигранта, перебравшегося в Англию  из  Голландии. 

Маленькая лавка в предместье Лондона, где отец бойко торговал всякими экзотическими вещицами, стала началом процветания семьи и почвой, на которой взросли колоссальные амбиции сына. Заморские диковинки и различные безделушки из английских колоний пользовались таким спросом, что семейное дело со временем превратилось во внушительный экспортно-импортный бизнес. Сэмюэли имели своих агентов практически во всех английских колониях в Азии. Младший Маркус Сэмюэль свою карьеру начал с должности клерка на отцовском предприятии. Говорят, уже тогда он мечтал о «глубинах», где плавают лишь самые крупные «акулы от бизнеса», продумывал возможные варианты расширения семейного дела. И вскоре он получил предложение, которое воспринял как подарок судьбы.
В те годы в нефтяной промышленности господствовали компании Ротшильда, братьев Нобелей и Рокфеллера. Последний господствовал в Америке, Нобели – на Каспийском море. У семейства Ротшильдов дела были сравнительно похуже. Они тоже добывали нефть на Каспии, но выгодные европейские рынки сбыта «урвать» у конкурентов не смогли. Шанс на больший успех имелся разве что на азиатском рынке, который был менее привлекательным, так как добираться до него приходилось окружным путем, огибая африканский континент. Но и здесь Ротшильдам пришлось крепко подумать: мощная Standart Oil Рокфеллера не собиралась делиться пусть тонким, но безраздельно ей принадлежавшим восточным рынком сбыта.
Дядя Ротшильд срочно занялся поиском талантливого менеджера, который сумел бы предложить действенный план захвата «чужой» территории. Выбор пал на Маркуса Сэмюэля. Изрядная доля авантюризма и трезвой расчетливости в характере Сэмюэля в этом деле проявились сполна. План, который он собирался провернуть под носом у Standart Oil, был неприлично прост. Сэмюэль решил максимально укоротить путь к дальневосточным просторам и перевозить керосин через Суэцкий канал. Небольшая загвоздка состояла лишь в том, что проход судов с нефтью через Суэц в то время был строжайше запрещен из-за высокого риска возникновения пожаров. Основным нефтяным продуктом тогда был лишь керосин, который перевозили в жестяных бочках. Подобная тара не спасала содержимое от самовозгорания при температурных изменениях. Не меньше претензий заслуживали и судна, в которых перевозился опасный товар.
Создание судов, отвечающих требованиям безопасности, и получение разрешения на проезд через Суэцкий канал – такие задачи поставил нанятый Ротшильдами молодой человек. Первое он взял на себя, второе должен был пролоббировать Ротшильд. По замыслу Маркуса, для полного успеха все это оставалось приправить полной конфиденциальностью и демпингом на уже завоеванном Standart Oil рынке.
Для начала Маркус Сэмюэль побывал в Батуми, через который переправлялась в то время российская нефть. Посетив переполненную верфь, Сэмюэль почувствовал, что вот она – милая для его предприимчивой души масштабность. И он твердо решил остаться в нефтяном бизнесе.
После Маркус не поленился объехать многие азиатские страны и добиться организационной поддержки своих местных партнеров по прежнему, отцовскому, бизнесу.
По возвращении в Лондон Сэмюэль озадачил специалистов одного из судостроительных заводов необычным заказом – создать танкер, который бы предохранял керосин от самовозгорания. Инженеры оказались толковыми и разработали для Сэмюэля емкости, которые допускали увеличение или уменьшение объемов керосина в зависимости от температуры, что резко снижало риск воспламенения или взрыва. Позже стало ясно, что изобретение фактически стало началом эры танкерного флота.
Новый танкер Сэмюэль назвал «Мюрексом». Это, опять-таки, выдержка из «ракушечной» терминологии. И в дальнейшем все его танкеры становились тезками жилищ морских моллюсков. Уже в 1892 году судно с грузом в 4 тысячи тонн российского керосина совершило рейс по маршруту Батуми–Сингапур–Бангкок через Суэцкий канал. А на Дальнем Востоке для хранения этого груза уже были построены соответствующие емкости. Предусмотрительный Сэмюэль заранее поручил это своим племянникам. Как только «Мюрекс» прибыл в пункт назначения, Бангкок, подготовленные агенты Сэмюэля выставили на продажу огромное количество керосина, стоившего намного дешевле продукции от Standart Oil. Затеянная Сэмюэлем операция завершилась блестящей победой: Standart Oil пришлось «подвинуться». Пока ошарашенный Рокфеллер раздумывал об ответных действиях, Маркус купил еще 10 танкеров. К тому же в его руках оказался долгосрочный контракт на поставку русского керосина с российским концерном производителей и переработчиков нефти, контролируемым банкирским кланом Ротшильдов. Керосин уходил на Восток под зарегистрированной торговой маркой Shell (в переводе с английского - “морская раковина”).

В 1895 году Маркус приобрел права на самостоятельную разработку нефтеносного месторождения в районе острова Борнео, и через три года получил свою первую нефть. Правда, её химический состав был не из самых лучших, и достаточного количества керосина получать из этой нефти было невозможно. Тем не менее, через несколько лет бизнес Маркуса Сэмюэла разросся настолько, что в 1897 году он регистрирует в Лондоне отдельную компанию по транспортировке нефтепродуктов Shell Transport & Trading. Теперь ракушка уже фигурировала официально в названии фирмы. И уже на стыке 19-го и 20-го веков почти все нефтепродукты, перевозившиеся в Азию через Суэц, продавались под знаком Shell. Больно укусив однажды детище Рокфеллера, Сэмюэль со временем доставляет Standart Oil все больше неудобств. Его фирма процветала. Кроме того, поскольку в те годы весь мир восхищался только что изобретенным чудом – автомобилем, планы на будущее Сэмюэль вынашивал самые радужные.

В 1898 году он построил нефтеперерабатывающий завод на острове Борнео. Два года спустя, когда Shell экспортировал нефть из Восточной Азии и России, Сэмюэль взялся за транспортировку и продажу техасской нефти. Таким образом, он охватил своей деятельностью весь земной шар. Естественно, что могущественный концерн Standart Oil предпринимает попытку проглотить новоиспеченного конкурента. Но Маркус категорично отвергает предложение нефтяного гиганта о слиянии, хотя мысль об объединении с другой компанией была для Сэмюэ-ля не такой уж отвратительной. Голландская нефтяная компания Royal Dutch разрабатывала богатое месторождение на острове Суматра. В начале 20 века Shell и Royal Dutch контролировали больше половины экспорта нефти из Азии и России. В 1900 году компанией Royal Dutch руководил энергичный и дальновидный стратег Генри Детеринг. Он понимал, что борьба со своим главным конку-рентом – Shell – не дала бы ничего. Тем самым можно было только погубить обе компании. Голландец видел только один выход – объединение. Генри пришлось понервничать, когда он узнал, что пока он обдумывал свою идею, Сэмюэль отправился в Нью-Йорк выслушивать такое же предложение от Рокфеллера. Предложение было заманчивое. Как потом стало известно, Рокфеллер предлагал Сэмюэлю за слияние $40 млн (от редакции: около $500 млн в перерасчете на сегодняшний день). Но американские переговоры остались без консенсуса из-за того, что Standart Oil в ответ на свое щедрое вознаграждение требовала полного контроля. Детеринг же, опасаясь, что американцы вдруг надумают пойти на уступки, поспешил озвучить Маркусу свое приглашение. Сэмюэль оказался перед мучительным выбором: стать немыслимо богатым членом управления в Standart Oil или попытать счастья на равных правах вместе с Royal Dutch. В итоге он принял предложение Детеринга, и в 1907 году возникла группа Royal Dutch-Shell. Новая компания с двойным названием имела две штаб-квартиры - в Лондоне и Гааге. 60% акций принадлежали Royal Dutch, 40% – Shell. Такое соотношение сохраняется и сегодня.

Под руководством Генри Детеринга новая компания начала динамично развиваться,    расширяя   географию своего бизнес-присутствия. В 1906 году были приобретены права на разработку месторождений в Румынии, в 1910 – в России, в 1913 – в Египте и Венесуэле. Несмотря на явное процветание, миролюбивый Детеринг предложил непримиримому конкуренту Standart Oil разделить «сферы влияния». В ответ американцы озвучили свой вариант решения проблемы – продать им Royal Dutch - Shell за $100 млн Де-теринг, вполне естественно, отказался. Рокфеллер затеял новый бой. Он снизил цены на продукцию и создалдочернюю компанию в Голландии, чтобы получить нефтяную концессию на юге Суматры.

Детеринг и Сэмюэль приняли вызов. Американский нефтегигант, сбывая в Европе бензин и керосин по сниженным ценам, компенсировал убытки за счет удержания высоких цен в своей стране. Поэтому Royal Dutch – Shell ничего не оставалось, как начать завоевание родных просторов Standart Oil. Эта задумка у англо-голландской группы успешно воплотилась в жизнь. Бизнес компании в Америке с полным правом можно было назвать быстрорастущим.

Совместная работа Маркуса Сэмюэля и Генри Детеринга оказалась довольно результативной. Первая половина 20 века для их компании стала периодом стремительного роста. Хотя волнения, охватившие мир в связи с первой мировой войной, сказались на компании двояко. До конца военных действий концерну пришлось приостановить разведочные работы и разработку месторождений в Венесуэле, строительство нефтеперерабатывающего завода на малых Антильских островах затянулись на три года. Собственность в Румынии была разрушена в 1916 году, а в России конфискована после революции 1917 года. Но в то же время в 1915-м открывается представительство компании в США. В 1919-м пилоты Элкок и Браун осуществили исторический полет через Атлантику на самолете, заправленном топливом Shell. Через год удостоенный рыцарского звания Маркус Сэмюэл сказал: «Мы наблюдаем знаменательный рост в использовании жидкого топлива, поскольку его огромное превосходство для паровых судов получило, наконец, должное признание». К 1921 году, когда сэр Маркус Сэмюэль ушел на пенсию, продукция Shell снискала безоговорочную мировую славу. В 1929 году Royal Dutch – Shell сделала первые шаги в новом для себя биз-несе – нефтехимии. Уже к концу 30-х прошлого столетия компания, добывая 600 тысяч баррелей сырой нефти в день, контролировала 10% мировой добычи. Через 20 лет на долю англоголландской группы приходилась 1/7 мирового производства нефтепродуктов, выпуск которых постоянно возрастал.

В конце 50-х Royal Dutch – Shell открыла в Голландии одно из богатейших месторождений природного газа, которое спустя два десятилетия покрыло половину потребления голубого топлива в Западной Европе. Кроме газа в Северном море было разведано гигантское месторождение нефти Брент.

К концу 70-х компания перерабатывала на своих заводах около 3 млн баррелей сырой нефти. Позднее она заявила о себе и в угольной промышленности и в металлургии. До 2001 года Royal Dutch – Shell являлась самой крупной нефтяной компанией мира, пока не произошло слияние двух американских гигантов – Exxon и Моbil. Сегодня англо-голландский концерн занимает вторую строчку в списке крупнейших в мире.
Гульмира Ильясова
По материалам зарубежной прессы

PDFПечатьE-mail