Бургас - Александруполис: реалии иперспективы

размер шрифта: Aa | Aa
17.07.2009 17:30
burgas.jpgПРОЕКТ НЕФТЕПРОВОДА БУРГАС-АЛЕКСАНДРУПОЛИС ЯВЛЯЕТСЯ ОДНИМ ИЗ НАИБОЛЕЕ ПЕРСПЕКТИВНЫХ НАПРАВЛЕНИЙ ЭКСПОРТА КАЗАХСТАНСКОЙ НЕФТИ.ПОСЛЕ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ О РАСШИРЕНИИ КАСПИЙСКОГО ТРУБОПРОВОДНОГО КОНЦОРЦИУМА (КТК), ПРИНЯТОГО В ДЕКАБРЕ ПРОШЛОГО ГОДА, КАЗАХСТАН ИМЕЕТ РЕАЛЬНЫЙ ШАНС ОБЕСПЕЧИТЬ ЧЕРЕЗ ДАННЫЙ ПРОЕКТ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВЫХОД НА ЮЖНО-ЕВРОПЕЙСКИЙ РЫНОК УГЛЕВОДОРОДНОГО СЫРЬЯ, ПРИЧЕМ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ НЕФТЬ МОЖЕТ СЫГРАТЬ ОСНОВНУЮ РОЛЬ ДЛЯ ЗАПОЛНЕНИЯ БУРГАС - АЛЕКСАНДРУПОЛИС.
 Идея реализации проекта Бургас-Александруполис воз­никла еще в 1994 году, в период, когда начали находить подтверждения сведения о значительных запасах углево­дородного сырья в районе Каспийского моря. Практиче­ски изначально он рассматривался в своеобразной связке с проектом Каспийского трубопроводного консорциума, который на тот момент считался основным потенциальным направлением экспорта нефти из Каспийского региона.
Однако после реализации проекта КТК Бургас-Александруполис стол­кнулся с целым рядом политических и экономических проблем, которые создали значительные препятствия на пути его скорейшего ввода в эксплуатацию. Многие эксперты заявляли в связи с этим о его нежиз­неспособности или же рассматривали его как долгосрочный проект с неопределенными сроками осуществления.
Все это привело к тому, что межправительственное соглашение о стро­ительстве нефтепровода из болгарского Бургаса в греческий Алексан-друполис было подписано только 15 марта 2007 года. Тем не менее, именно с этого времени начался своеобразный период «возрождения» проекта и стал постепенно стал приобретать реальные очертания. Правда на сроках реализации проекта может сказаться глобальный эко­номический кризис, который уже привел к отсрочке его ввода в эксплуа­тацию. Начало строительства нефтепровода Бургас-Александруполис планировалось на середину 2010 года, ввод в эксплуатацию – на 2012 год. Сейчас же, предположительно, работы могут начаться ровно через год – во втором квартале 2010 года, в то время как окончание строи­тельства в оптимистическом варианте планируется на конец 2012 - на­чало 2013 годов.
 
 _____________________________
Общая протяженность Бургас-Александруполис - 285 км. Ориентировочная стоимость строительства нефтепровода - $1,3-1,5 млрд. Объемы прокачки нефти: на первом этапе - 15 млн т в год, на втором - 24 млн т в год и на третьем - 35 млн т в год с перспективой расширения до 50 млн т ежегодно. Планируется строительство двух морских терминалов с резервными парками: в Бургасе (Болгария) для разгрузки танкеров дедвейтом до 150 тыс.т (возможно до 300 тыс. т) и в глубоководном Александруполисе (Греция), где могут подниматься супертанкеры.
______________________________
 
Доступ к нефти: КТК поможет

Ключевой проблемой для проекта было отсутствие необходимых для его заполнения объемов нефти. Российские компании, которые изна­чально совместно с российским правительством лоббировали проект, не могли полностью гарантировать заполнение даже первой очереди нефтепровода, не говоря уже о дальнейших этапах его реализации. Дело заключалось в том, что объемы прироста добычи российской неф­ти, наряду с увеличением экспортных обязательств перед «традицион­ными» странами-импортерами, фактически делали самостоятельное участие России, без участия других добывающих государств, в запол­нении трубы малореальным, если вообще осуществимым. Наибольший потенциал в этом контексте есть именно у Казахстана, который, учиты­вая темпы прироста отечественной нефтедобычи, является практически единственным добывающим государством, способным предоставить достаточные объемы нефти для проекта Бургас-Александруполис. Однако все застопорилось в связи с нежеланием России расширять КТК. Ведь Бургас-Александруполис был жизнеспособен только в случае существования достаточных транзитно-трубопроводных мощностей из Казахстана и России до побережья Черного моря. Эту роль и был при­зван осуществлять нефтепровод КТК, который, по плану, должен был быть расширен до пропускной способности в 67 млн т уже через корот­кое время после своего ввода в строй. Текущий же объем транзита неф­ти через систему КТК на уровне 28-30 млн т объективно не позволяет использовать его для «поддержки» других инфраструктурных проектов, в частности и Бургас-Александруполис.
Тем не менее, процесс затянулся вплоть до 2007-08 годов, когда пере­говоры о расширении Каспийского трубопроводного консорциума вош­ли в решающую фазу. До этого времени, в связи с убыточностью КТК, расхождений между участниками по тарифной ставке, значительным количеством акционеров, обладавших зачастую противоположными позициями, переговорный процесс фактически не двигался с места. Успешная реализация проекта Бургас-Александруполис в подобной си­туации не могла быть гарантирована.
После достижения договоренностей о расширении КТК до 67 млн т в декабре 2008 года проблема его заполнения была фактически снята с повестки дня. Стоит отметить в связи с этим, что Казахстан, по всей видимости, предоставит для проекта Бургас-Александруполис 17 млн т нефти, в то время как 18 млн т будут обеспечивать российские ком­пании. Однако вывод Каспийского трубопроводного консорциума на новую мощность ожидается к 2013 году, что позволяет предположить и «согласованное» с указанным периодом осуществление проекта Бургас-Александруполис.
 
Бургас-Александруполис: геополитика нефти
Проект Бургас-Александруполис в значительной степени «завязан» на геополитических вопросах. Многие эксперты рассматривают его именно в подобном ключе, как попытку России гарантировать сохра­нение контроля над поставками нефти из Каспийского региона в обход так называемых прозападных проектов, вроде Баку-Тбилиси-Джейхан(БТД). Бургас-Александруполис, также как и фактически любой крупный международный нефтепроводный проект, так или иначе зависит от гео­политики, однако его экономическая целесообразность, в частности и для Казахстана, не вызывает сомнений.
В течение последних лет, действительно, геополитическая борьба между ЕС, Россией и США за региональную нефть значительно обо­стрилась. Участвующие в новых трубопроводных проектах государства вынуждены руководствоваться не только сугубо экономическими мо­тивами, но и делать своеобразный геополитический выбор, который в ряде случаев перевешивает остальные обстоятельства. Но во многом роль геополитического фактора преувеличивается, прежде всего в свя­зи с существованием масштабной конкуренции за «обладание» трубо­проводными мощностями.
Ни одна из крупных геополитических сил, присутствующих в Черноморско-каспийском регионе, не обладает монополией на формирование позиций других стран - это самое главное обстоятельство, способствующее реализации альтернативных трубопроводных проектов. Зачастую геополитические мотивы целенаправленно «раздувается» странами, осуществляющими конкурирующие трубопроводные проек­ты, для дискредитации своих рыночных соперников. Черноморское направление транзита нефти в течение последних лет, особенно после сдачи в эксплуатацию БТД, стало именно таким сверх­конкурентным вектором.
Причем конкуренция осуществляется не только на национальном, но и на корпоративном уровне, который представлен соперничающими в экономическом поле крупными нефтегазовыми и сервисными ком­паниями. Появление нового нефтепровода, в данном случае проекта Бургас-Александруполис, в подобных условиях, безусловно, может вы­звать настороженную и сдерживающую реакцию со стороны альтерна­тивных рыночных субъектов, так как создает дополнительное давление на иные уже существующие или проектируемые маршруты транзита со всеми вытекающими последствиями, прежде всего финансового плана. В частности, проект Бургас-Александруполис объективно противоречит долгосрочным интересам как минимум двух государств – Турции, а так­же США.
Тем не менее, Бургас-Александруполис отвечает интересам Европей­ского союза, так как позволяет укрепить и диверсифицировать энерге­тическую безопасность южно-европейских государств, а также снизить монополизацию транзита со стороны Турции, что в последнее время вызывает серьезную озабоченность у Брюсселя. По всей видимости, это – один из основных моментов, который позволит не стать геополи­тике для рассматриваемого проекта определяющим фактором.

Реализация проекта
Согласно подписанному в 2007 году соглашению по проекту Бургас-Александруполис, для его реализации была создана Международная проектная компания со следующим распределением долей в устав­ном капитале МПК: 51% – общество с ограниченной ответственностью «Трубопроводный консорциум «Бургас-Александруполис» (Россия),
24,5% – акционерное общество «Проектная компания «Нефтепровод Бургас-Александруполис-БГ» (Болгария); 24,5% – греческие участники (совместное предприятие «ХЕЛПЕ С.А.-ТРАКИ С.А.» – 23,5%, а также греческое государство – 1%). Данная компания ответственна за проект­ное сопровождение проекта и его непосредственную реализацию. Однако, по ряду данных, функционирование указанного выше консор­циума столкнулось с некоторыми сдерживающими аспектами. Среди них можно выделить несколько основных.
Во-первых, неустойчивое финансовое положение проекта в связи с продолжающимся глобальным экономическим кризисом, что вынужда­ет его участников пересматривать сроки его сдачи в эксплуатацию в целях снижения текущих затрат. В то же время, данное обстоятельство характерно для большинства крупных инфраструктурных проектов, реализуемых в кризисный период.
К тому же экономический кризис вполне может привести к пересмотру состава участников консорциума по осуществлению проекта. К примеру, болгарский энергетический холдинг BEH, который контролирует крупнейшие энергоактивы данного государства, принял решение о вы­ходе из проекта. Выход BEH из проекта оставит в нем единственного представителя Болгарии – государственную компанию «Техноэкспорт-строй», а, учитывая то, что болгарская доля была разделена пополам между BEH и «Техноэкспортстрой», то последний теперь должен будет выкупить долю BEH за 2,9 млн болгарских левов (около 1,5 млн евро). При этом российские компании, участвующие в реализации Бургас-Александруполис, могут понизить его приоритетность по сравнению с такими затратными проектами как ВСТО.
Во-вторых, наличие определенных разногласий между участниками осуществляющего его реализацию консорциума, в частности по пога­шению финансовых убытков, которые имели место до подписания меж­правительственного соглашения.
Данный вопрос в нынешних экономических условиях может принять особую остроту для хозяйствующих субъектов, вовлеченных в реали­зацию проекта.
В-третьих, окончательно не решен вопрос о транспортировке нефти че­рез Черное море в Болгарию для заполнения будущего трубопровода Бургас-Александруполис.
Согласно межгосударственным договоренностям, Международная проектная компания заключит соответствующие коммерческие кон­тракты на оказание услуг по транспортировке нефти от мест ее до­бычи до Александруполиса. При этом подразумевается, что основную роль в этом будет играть российская сторона, в частности компания «Транснефть» совместно с «Совкомфлотом», что позволит России формировать ставку тарифа фактически самостоятельно. Как в даль­нейшем воспримут это другие участники проекта, пока что предполо­жить трудно.
Тем не менее, вряд ли указанные проблемы способны значительно по­влиять на ход реализации проекта. Уже в обозримой перспективе мож­но будет констатировать появление нового транзитного маршрута по экспорту казахстанской нефти на мировые рынки.
PDFПечатьE-mail