К Востоку от Ниоткуда: Казахстанское современное искусство в Турине

размер шрифта: Aa | Aa

altПрилетая в Турин, можно вдруг удивительным образом снова очутиться в Алматы. Начиная с самого аэропорта, где в окнах трапа-рукава виднеются высокие горы и яркое палящее солнце приветливо намекает на жаркий день впереди. Здесь любят много и вкусно угощать гостей и петь песни. Тут есть даже своя улица Саина, со всеми прилагающимися персонажами, только здесь она носит имя художника Сансовино. Именно на Сансовино расположился совершенно новый центр культуры «Fondazione 107», где проводятся выставки современного искусства.

Первая выставка в этом гигантском проекте (выставочная площадь 1500 кв. м.), созданном по инициативе итальянского художника Федерико Пиккари и критика Эн-рико Масцеллони, носит название «К Востоку от Ниоткуда: современное искусство из постсоветской Средней Азии». Здесь представлены работы тридцати двух художников из шести стран (Афганистан, Казахстан, Кыргызстан, Монголия, Таджикистан, Узбекистан). Ровно половина из них - Казахстанцы.

Турин - город удивительных сосуществований. Тут на-ходится спорная по проис-хождению, но от этого не менее интригующая, плащаница - или нерукотворное изображение образа Иисуса Христа на ткани. Здесь же пустуют заводы Фиата и стадион знаменитого футбольного клуба Ювентус - который, только построив, итальянцы уже разбирают. Тем более показательно создание крупного центра современного искусства на территории бывшей фабрики за счёт её хозяина. Помещения преобразуются в широкие, светлые, белые «кубы» специально предназначенные для экспозиции дерзкого, красивого и капризного современного искусства. Дерзкого - за постоянную борьбу, красивого - за эстетику восприятия даже самого обыденного, капризного - как раз таки за необходимость расположиться в этих пустых белых пространствах. Капитал материальный, построенный когда-то в этих стенах, теперь поддерживает капитал эстетический или точнее материальное искусство нашего времени. Кураторы выставки Валерия Ибрае-ва, Энрико Масцеллони и Роза Мария Фалво свили нити связи во множестве отличных образов говорящих языком концепции, иронии, сарказма и принявших форму фотографий, видео, инсталляций, двухмерных и пространствен-ных коллажей, а так же живописи и графики. Одной из них, конечно, является советское прошлое, другой - (подразумеваемый) восточный менталитет, а так же недавние резкие изменения в экономической, социальной и особенно культурной жизни Среднеазиатских стран в отдельности и региона в целом. Все эти и другие связи необходимо, скорее всего, воспринимать ни как основу представленного искусства, а как подтекст - сноски. Геополитический намёк в названии выставки заставляет рассматривать работы, храня в сознании вопросы о роли глобализации в искусстве и соотношениях Востока и Запада.
 
Однако именно вопросом, а не утверждением остаётся любое возможное соприкосновение. Так присутствие обоих полов среди художников является показателем неопределённым. Можно было бы предположить, что это символ раскрепощения женщины Востока, но именно на Западе присутствие женщин-художников более редко, а на Востоке зона эстетики исторически принадлежала женщине. Наблюдая возможные различия в работах, и осо-знавая некорректность поставленного вопроса, можно обобщить, что мужчины Средней Азии работают иронично или творчески, а женщины критично или эстетически. Однако, даже в контексте групповой выставки искусство не терпит обобщения и понимание или сопри-косновение зрителя возможно лишь на отдельных примерах. Сконцентрируемся на художниках Ка-захстанцах. Для начала необходимо перечислить их имена: Сайд Атабеков, Наталия Дю, Малик Зенгер, Ирина Масликова, Ербосын Мельдибеков, Алмагуль Менлибаева, Гульнур Мука-жанова, Молдакул Нарымбетов, Екатерина Никонорова, Сауле Сулейменова, Георгий Трякин-Бухаров, Рустам Халь-фин, Оксана Шаталова, Регина Шепетя, Алексей Шинд, Диана Юн. Тогда как имена Хальфина, Мельдибекова, Мен-либаевой и Атабекова известны запад-ной публике как по первому Среднеазиатскому павильону на Венецианском Бьеннале (крупнейшая международная выставка современного искусства) 2005 года, так и по ежегодным выставкам в частных галереях. Другие художники в таком обширном профессионально курированном проекте принимают участие впервые. Именно такое сочетание придаёт этой выставке свежий и всё же сильный облик.

Балкончики исчезающего Алматы спокойно смотрят с белой стены. Фотографии Екатерины Никоноровой являются знаком той сказки, в которой живёт этот город последние двадцать лет. Изменения в городском архитектурном пространстве прослеживают экономические и социальные преобразования. Цепочка состоит из пристраивания, развала, сноса, стройки, застоя и сохранения. Какая часть из неё наиболее отражает происходящее в городе уже не понятно. Однако, обыденные, даже скажем невидимые, эти балконы, двери, магазины и что-то ещё приобретают вес не просто критический, но и эстетический. В разговоре Никонорова говорит о «само-архитектуре» и строительной лихорадке, о сносе зданий и кризисе, повлекшем за собой приостановление и сохранение. Такой интерес художника именно к архитектурному пространству не случаен, Никонорова закончила Государственную Академию Архитектуры. Выбор сюжетов именно времен-ных - либо созданных из временных материалов, либо неизбежно в будущем сносимых - преобразуют фотографии Никоноровой в искусство «временное», т.е. находящееся и говорящее именно в данном времени и конт ексте. Фотография как метод часто меняет своё основное предназначение - от документа, основы рекламы, эстетического эксперимента и до искусства. Тогда как исталляция - или простран-ственная скульптурная группа - за-нимает основное место среди видов современного искусства. Именно этим видом творчества занимается Георгий Трякин-Бухаров. Собирая материал напоминающий всё о том же обыденном - остатки машин, металлолом, игрушки и др. - художник преобразует их в великолепные ассембляжи - сборные скульптуры из найденных объектов. От поросёнка Ниф-Нифа до зданий напоминающих храмы и в тоже время имеющих человеческие черты (Mole Antonelliana (Turin Tower), 2009). Собирание и перевоплощение не новый метод в искусстве, хотя именно он, как мне кажется, выявляет основу со-временного искусства. Ведь любой вид творчества пересматривает существующие закономерности, уже известные сюжеты излагает таким образом, что бы посетитель или зритель выставки стал её активным участником. За счёт движения собственного тела и разности умственного восприятия трактовка работы переходит из рук художника в руки посетителя пространства. Перевоплощение у Трякина-Бухарова успешно сменяется воодушевлением -или оживлением - наделением работ собственным дыханием, отдельным от составляющих предметов и от самого создателя.

Другая художница, активно использующая существующее как основу, это, конечно, Сауле Сулейменова. Делая фотографии закрытых ворот и стен с надписями, она наносит красками на эти уже наполненные смыслом и энергией визуальные плоскости совершенно неожиданные, часто душевные или грустные сюжеты (Казахская Хроника, 2008). Её работы являются объединением фотографии и живописи, а так же прошлого и настоящего. Последнее со-поставление часто противоречиво, где история становится не только чем-то написанным в книгах, но и тем, что на-писано на стенах и запечатлено в зоркой памяти художницы. Возвращаемся обратно к вопросу о вос-приятии, а именно об общении худож-ника с публикой и публики с произведением. Алмагуль Менлибаева вмещает в свои видео и фото работы как эстетическую душевность так и критический вызов - создавая, часто, шокирующий образ - своеобразное манипулирова-ние публикой. Работая с женским телом и включая в них неопределённый образ руин Менлибаева, как и Сулей-менова оперирует с противостоянием исторического и современного. Такое противостояние особенно болезненно воспринимается на Востоке. Итак, мы возвращаемся к объединяющим нитям проходящим осязаемыми сгустками по этой противоречивой и великолепной выставке. Здесь вопросы преобладают над ответами, и это само по себе уже достижение не только самих художников, но и, в особенности, кураторов. Казахстанское современное искусство, несмотря на ограниченную поддержку внутри страны, развилось именно про-фессионально на международном уровне. В тоже время оно сохраняет глубоко чувствительное отношение, как к сюжету, так и к восприятию его, не важно несёт ли оно сентиментальный, критический или ироничный посыл. Секрет отличия именно Казахстанского от, к примеру, Кыргызского или Монголь-ского искусства заключается в отношении к традиции. Как отмечает Валерия Ибраева, для Казахстанцев любая традиция является составляющей, осмысленной частью создаваемого искусства, но она не становится, или не остаётся, его основой.

Именно такой сплав традиции и тонкого восприятия её (не только отторжения или подражания), возможно, объясняет интерес к нашему искусству на Западе. Только в этом году выставки Казах-станских художников пройдут в Лон-доне, Милане и Венеции - на главном событии в современном международном искусстве этого года Венецианском Биеннале 2009. В следующем году намечены выставки снова в Турине и в Парижском центре Помпиду. А для тех кто окажется в Турине выставка «К Востоку от Ниоткуда» открыта до 27 сентября 2009 г.


PDFПечатьE-mail