Природный сланцевый газ: новый прорыв в газовой отрасли ?

размер шрифта: Aa | Aa
Природный сланцевый газ (ПСГ) в последнее время позиционируется в качестве потенциальной альтернативы традиционным источникам природного газа, особенно в европейских государствах и США. Однако его перспективы достаточно неоднозначны, в том числе по вопросу долгосрочной рентабельности и влияния на глобальный энергетический рынок, оценки общих запасов и других вопросов.

Вероятность резкого усиления влияния сланцевого газа на уровень предложения и ценовой диапазон на мировом и европейском рынке природного газа в расчете на среднесрочную перспективу (от 1 до 3 лет) представляется малореальной. В частности, более дешевая альтернатива традиционному природному газу привлекательна для Европы, но основным недостатком ПСГ является отсутствие достаточной добывающей базы, ненадежность поставок и нестабильность цен на него. В целом, необходимо признать, что в большинстве стран мира, за исключением США, геолого- разведывательные работы в этом направлении находятся на начальной стадии, при этом добыча сланцевого газа отличается недостаточным развитием сопутствующих технологий, и как следствие, значительно более высокой себестоимостью.

Его добыча представляется рентабельной в случае сохранения относительно высоких цен на энергоресурсы, динамика которой достаточно волатильна.

В глобальном масштабе можно констатировать формирование искусственного ажиотажа вокруг фактора природного сланцевого газа, который модерируется в том числе как компаниями, инвестирующими в его добычу, так и некоторыми государствами-импортерами природного газа. Проблема заключается в том, что ПСГ представляет собой новое явление в глобальной газовой индустрии. В частности, очень сложно оценить действительные ресурсы сланцевого газа, принимая во внимание недостаточно развитые технологии извлечения и очистки, долгосрочную рентабельность его добычи, общее влияние процесса добычи на окружающую среду.

alt

ДОЛГОСРОЧНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

В долгосрочной перспективе, и только в случае улучшения технологических аспектов добычи, ПСГ, наряду с другими альтернативными источниками природного газа (глубоко залегающий природный газ, угольный метан, гидраты метана, СПГ (сжиженный природный газ)), потенциально в состоянии стать одним из ключевых факторов, влияющих на основные характеристики рынка природного газа. Однако в ближайшие 10-15 лет природный сланцевый газ в глобальном масштабе в лучшем случае будет играть роль не ведущего, а балансирующего поставщика. Определяющие объемы предложения будут исходить от традиционной добычи природного газа, а также СПГ. ПСГ не будет иметь решающего значения для ценовых характеристик глобального газового рынка, за исключением североамериканского рынка. При этом существует значительная вероятность того, что добыча ПСГ в ближайшие годы может иметь тенденцию к стабилизации и уменьшению, под влиянием ряда факторов. В частности, в Европе, по экспертным оценкам, доля ПСГ будет некоторое время достаточно заметно отставать от США. К примеру, по прогнозу Оксфордского института энергетических исследований, серьезная добыча сланцевого газа в Европе начнется не раньше чем через 10 лет, в том числе и из-за ряда трудностей в контексте получения лицензий на бурение и геолого-исследовательские работы из-за экологических ограничений и высокой плотности населения. Более того, в большинстве европейских государств отсутствуют подробные технико- экономические и геологические исследования целесообразности добычи сланцевого газа, особенно учитывая отсутствие льгот производителям альтернативных разновидностей природного газа, сравнимых с американскими льготами. Исключением могут стать ряд страновых рынков, отличающихся сильной зависимостью от импорта природного газа (Польша, Германия и т.п.), где вероятно значительное усиление доли ПСГ в общем объеме потребления, в том числе как политического фактора выстраивания отношений с государствами-экспортерами, прежде всего с Россией.

В данном контексте показательно, что, по крайней мере, 4 компании (ConocoPhillips, ExxonMobil, Marathon, а также Talisman Energy) в 2010 году приступают к геолого-исследова тельским и эксплуатационным работам на ряде перспективных польских месторождениях ПСГ. Можно предположить, что Польша на государственном уровне может активно субсидировать данное направление, в целях снижения энергетической зависимости от России и уменьшения общих объемов импорта природного газа, достигающих 14 млрд куб. м в год.

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ЗАПАСОВ

В контексте распределения запасов ПСГ, в США предварительные разведанные запасы сланцевого газа составляют 24 трлн куб. м, при этом технически извлекаемы только 3,6 трлн куб. м. Предварительные прогнозные европейские запасы ПСГ составляют около 35 трлн. куб. м (в частности в Польше доказанные запасы ПСГ составляют 1,36 трлн куб. м), однако объем извлекаемых запасов будет находиться в пределах максимум 6 млрд куб. м. PetroChina обнародовала данные о том, что запасы сланцевого газа в Китае суммарно могут достигать 45 трлн куб. м, а в ноябре прошлого года компания China Petroleum and Chemical Corp. заключила соглашение с Shell о совместном освоении сланцевых запасов в Китае. Казахстан и Россия не проводит целенаправленных геолого-исследовательских работ по поиску и использованию сланцевого природного газа. Однако следует напомнить, что с 1948 по 1987 годы сланцевый газ в больших объемах добывали в СССР путем термической переработки сланца. Он использовался для энергообеспечения ряда городов северо-запада страны, в частности Таллинна. Вместе с тем, Газпром активно изучает возможности добычи угольного метана (прогнозные запасы которого в России оцениваются в 84 трлн куб. м), в частности в Кузбасском угольном бассейне.

ДОБЫЧА ПРИРОДНОГО ГАЗА

ПСГ в мировом масштабе на данный момент добывают, главным образом, в США и Канаде. В частности, в США его доля в общей добыче природного газа составила более 11,3% по итогам 2009 года, или 51 млрд куб. м, по сравнению с 2% в 2000 году. Вместе с тем, за последние 10 лет возросла до 60 млрд куб. м в год и добыча в США угольного метана. Благодаря использованию альтернативных источников природного газа, США удалось по итогам прошлого года выйти на первое место по объему добычи природного газа в мире, обойдя Россию, и резко снизить импорт природного газа, особенно СПГ. По прогнозу EIA, добыча ПСГ в стране будет возрастать до 2035 года со среднегодовым приростом 5,3%, а импорт газа снижаться на 2,6% ежегодно. Рост добычи сланцевого газа позволит США вдвое сократить общий объем импорта газа к 2035 году. Аналитики допускают, что США может обеспечить свои потребности и раньше.

Однако данный прогноз, по всей видимости, может недостаточно четко учитывать влияние ценового фактора на инвестиционную привлекательность добычи ПСГ, который при негативных ценовых сценариях в состоянии привести к стагнации этого сектора. В целом, увеличение добычи сланцевого газа в США и Канаде стало следствием инвестиций, которые были осуществлены при высоких ценовых характеристиках глобального газового рынка при поддержке льготной системы налогообложения на добычу газа из нетрадиционных источников, которая реализовывалась на национальном уровне.

ПСГ И СТОИМОСТЬ ПРИРОДНОГО ГАЗА

Но произошедший рост поставок газа на рынок США за счет ПСГ и угольного метана фактически обрушил внутренние цены, приведя к резкому падению рентабельности добычи. К примеру, в США рыночная стоимость природного газа за последние пять лет доходила до $300-600 за 1 тыс. куб. м, но в минувшем году оптотовая цена природного газа уже колебалась в районе $120-180 за 1 тыс. куб. м. За прошедшие месяцы 2010 года отмечено общее падение стоимости природного газа примерно на 30%. Ценовая пропорция между природным газом и сырой нефтью достигла в начале мая текущего года 21,98 к 1, в то время как за прошедшие 5 лет это значение находилось на усредненном уровне 11,3 к 1. Однако в результате значительного падения стоимости природного газа из-за сокращения объемов потребления в течение пика глобального экономического кризиса, инвестиционные возможности и рентабельность добычи ПСГ вызывают сомнения.

Стоит отметить, что увеличение добычи ПСГ в США и снижение объемов импорта также оказали влияние на падение оптовых цен на природный газ в глобальном масштабе, но не столь существенное, как экономический кризис.

ВОПРОС РЕНТАБЕЛЬНОСТИ

Как следствие, финансовые результаты компаний, добывающих ПСГ, в течение последних лет резко изменились в негативную сторону. По итогам 2009 года большинство компаний, добывающих сланцевый газ, закончили год с убытками.

В частности, Devon Energy Corporation при выручке в 2009 году в $8,02 млрд, получила убыток в размере $2,48 млрд, Chesapeake Energy Corp - $7,7 млрд и $5,85 млрд соответственно, Comstock Resources Inc при выручке $291,1 млн понесла убыток в размере $36,5 млн. Ряд экспертов полагают, что сланцевый газ обходится значительно дороже, чем заявляют добывающие компании.

В частности себестоимость разработки сланцевого газа обуславливается существенными капитальными вложениями. Многие американские эксперты считают, что компании, добывающие сланцевый газ, целенаправленно скрывают свои потери, а официальные данные о себестоимости добычи ПСГ ($100-130 за 1 тыс. куб. м) могут быть занижены в 2-3 раза. Следует отметить, что концентрация ПСГ в сланце значительно меньше, чем не только в традиционных газовых месторождениях, но и в угле. Диапазон концентрации ПСГ находится в пределах от 0,2 до 3,2 млрд куб. м на 1 кв. км, причем при коэффициенте отдачи в 20% извлекаемые ресурсы газа составляют от 0,04 до 0,6 млрд куб. м на 1 кв. км. По подсчетам ряда американских экспертов, усредненный срок эксплуатации скважины по добыче ПСГ не превышает 6-10 лет, при этом около 15-20% скважин исчерпывают свой ресурс рентабельности уже в течение первых 4-6 лет использования. Для сравнения, традиционные газовые скважины имеют средний резерв рентабельности на уровне 20-25 лет эксплуатации. При этом среднесуточный дебит одной скважины ПСГ, как показывает практика, составляет всего лишь около 6-7,5 тыс. куб. м в сутки. Более того, технологии горизонтального направленного бурения и гидроразрыва, которые используются при добыче ПСГ, достаточно ресурсоемки и нестабильны с экологической точки зрения.

К примеру, объем инвестиций только на бурение и содержание эксплуатационных скважин во временной период до полного освоения запасов американского месторождения Barnett, обладающего благоприятными условиями добычи, по некоторым подсчетам, может достигнуть не менее $75 млрд в ценах 2008 года. Минимальный объем капитальных вложений только в бурение скважин в более крупном Marcellus Shale, по некоторым экспертным оценкам, должен составить $250-300 млрд. Это абсолютно несравнимо со средними затратами на те же расходы в отношении традиционных месторождений природного газа. В результате, ряд экспертов оценивают реальные затраты на получение сланцевого газа в $212-283 за 1 тыс. куб м, то есть экономически нерентабельным в текущих ценовых условиях. В Европе данный показатель может быть еще выше. Это демонстрируют и вышеуказанные итоги годовой экономической деятельности компаний, добывающих ПСГ. В случае ухудшения ценовых характеристик глобального и американского рынка природного газа, можно ожидать свертывание проектов добычи ПСГ и банкротство ряда компаний, вовлеченных в данную деятельность. Показательно в данном случае, что добычей сланцевого газа в США занимается достаточно большое количество мелких компаний, подверженных финансовым рискам, а на 30 крупнейших американских холдингов в прошлом году пришлось только 50% всего объема добычи газа. Стоит отметить, что похожая ситуация наблюдалась в США с добычей газа из угольных пластов (себестоимость его практически такая же как и сланцевого): его производство стремительно увеличивалось, но резко остановилась на уровне 50-60 млрд куб м в год ввиду снижения рентабельности добычи и недостаточных инвестиций. Единственным неоспоримым плюсом ПСГ является возможность его добычи в непосредственной близости от потребите¬лей, в связи с широким распространение газосодержащих сланцев. Это фактически нейтрализует проблему трубопроводно- транзитных систем.

Но разработка нетрадиционных источников газа в районах развитой инфраструктуры единой системы газоснабжения по большей части не рентабельна. В целом корректировка глобального рынка природного газа под давлением ПСГ не окажет в ближайшие годы очевидного воздействия на Казахстан, ввиду ограниченности экспортных возможностей республики по газу.

Вместе с тем, российский Газпром, по всей видимости, в отношении восприятия влияния ПСГ на глобальный рынок природного газа займет выжидательную позицию, в том числе в контексте соответствующей корректировки своей стратегии развития. Ключевой проблемой влияния ПСГ для традиционных экспортеров природного газа, в частности для российского Газпрома, в расчете на среднесрочную перспективу является потеря или сокращения присутствия, в том числе и потенциального, на национальных рынках ряда потребителей, к примеру США, Польши, а также влияние увеличивающегося предложения природного газа на стоимость этого сырья, прежде всего оптовую. К примеру, российский Газпром фактически перенес выход на американский рынок СПГ на неопределенное будущее. Значительное сокращение импорта природного газа США, в частности СПГ, привело к переориентации поставок на европейский и восточноазиатский рынки, создав дополнительное предложение и приведя к снижению оптовых цен. Необходимо отметить, что поставки сырья с традиционных газовых источников осуществляются по долгосрочным договорам с прописанными ценовыми характеристиками поставок, которые не столь подвержены влиянию процесса изменения экономической конъюнктуры и динамики спроса-предложения по сравнению со оптовым рынком. Однако, сильный разрыв между оптовыми и фиксированными ценами, привел к тому, что на оптовом рынке оборот в 2009 году вырос на 43%, в частности, через биржи продается 17% европейского потребления газа. При этом Газпром вынужден около 15% объема поставок природного газа в Европу уже осуществлять по оптовым ценам.

Это значительно повлияло и на контрактные условия по существующим контрактам take-or-pay, затронув Газпром. Данное обстоятельство вынудило российскую компанию в феврале текущего года пойти на замораживание на три года разработки Штокмановского месторождения, сжиженный природный газ с которого планировалось поставлять в США (первые его поставки со Штокмана планировались на 2014 год).

Однако ключевое воздействие на европейский и восточноазиатский рынки, на которые ориентируется Газпром и потенциально Казахстан, оказывают именно возрастающие поставки именно СПГ, в частности из Катара, который зачастую торгуется по фактически демпинговым ценам в районе $90-100 за 1 тыс. куб. м. ПСГ играет в этом случае лишь косвенную роль, прежде всего через влияние на сокращение США импорта СПГ, который переориентируется на альтернативные рынки. Более того, в расчете на ближайшие 5-7 лет ПСГ не обладает достаточными ценовыми возможностями для конкурирования с СПГ в глобальном масштабе. В обозримой перспективе Газпром, вместе с тем, может столкнуться с появлением регионального газового конкурента в лице Польши, если последняя приступит к активной разработке собственных запасов ПСГ.

PDFПечатьE-mail