Цены на нефть: усиление спекулятивных ожиданий

размер шрифта: Aa | Aa
30.01.2009 00:39
Статья подготовлена аналитической группой KazEnergy

АНАЛИЗ ЦЕНОВОЙ ДИНАМИКИ НА ГЛОБАЛЬНОМ РЫНКЕ НЕФТИ ЗА ПЕРВОЕ ПОЛУГОДИЕ 2008
В течение периода с февраля по июль 2008 года глобальный рынок нефти сохранял динамику к сохранению тенденции роста биржевой стоимости основных сортов углеводородного сырья. Несмотря на объективное сокращение экономической активности в ряде развитых государств, которое наиболее сильно затронуло США и страны Еврозоны, на рынке продолжали доминировать ряд ключевых фундаментальных факторов, которые до начала августа текущего года могли компенсировать указанные проявления экономической рецессии.
Важнейшим определяющим обстоятельством сохранявшейся тенденции к росту биржевой стоимости являлось продолжающееся усиление несоответствия между предложением нефти на мировом рынке и спроса на нее. В результате активного роста спроса на нефть и нефтепродукты со стороны Китая, Индии; стран Ближнего Востока и России предложение со стороны основных нефтедобывающих государств не позволило нивелировать разрыв между фактической потребностью и предполагаемыми объемами добычи. В данном контексте значительную роль сыграла политика активного квотирования добычи нефти со стороны государств ОПЕК, прослеживающаяся на протяжении последних двух лет. Озабоченность вызывала и вызванное истощением ресурсов сокращение объемов добычи нефти в Мексике, Индонезии и Северном море. В то же время ряд нефтедобывающих государств, к примеру Иран, Саудовская Аравия и Кувейт, объявили о долгосрочных программах крупных инвестиций, прежде всего при использовании собственных национальных фондов, в развитие добывающей базы. При этом начали проявляться расхождения между членами ОПЕК по вопросам квотирования добычи, что стало следствием активного политического давления со стороны США, что в течение весны-лета 2008 года позволило довольно заметно увеличить объемы добычи в системе ОПЕК.
Однако ожидания пессимистов, предрекавших сохранение высоких темпов роста потребления нефти в мире, серьезно охладила продолжающаяся рецессия мировой экономики. Это уже спровоцировало падение ожидаемого увеличения спроса на нефть в глобальном масштабе в текущем году с 1,5-1,6 млн баррелей в день до 750-800 тыс. баррелей в день. О сокращении потребления нефти и нефтепродуктов начали поочередно сообщать США, Еврозона и Китай; что не имело прецедентов с 2003 года.
На протяжении отчетного периода 2008 года сохранялось влияние геополитического фактора на ценообразование на глобальном рынке нефти, а также внутриполитическая напряженность в ряде добывающих государств, таких как Нигерия.
В частности, традиционно сильное влияние на настроения на рынке оказывала ситуация вокруг Ирана, а также Венесуэлы, особенно в контексте проведенной в данном государстве национализации энергетических активов. Консервация внутриполитической и межконфессиональной нестабильности в Ираке, в связи с продолжающейся оккупацией страны иностранным военным контингентом и внутренним гражданским противостоянием, не позволила стабилизировать поставки углеводородного сырья из данного государства. В целом геополитическая напряженность вызывала как прямое давление на рынок через временную нестабильность поставок, так и косвенное - через влияние на настроения участников рынка.
Рынок глобальной нефтяной торговли продолжил испытывать давление со стороны продолжающего ослабляться американского доллара. Как следствие, в цене на нефть проявлялась инфляционная составляющая, которая превышала действительные темпы обесценения доллара в связи с неустойчивостью ожиданий трейдеров. Однако уже в середине лета ослабление затронуло и евро, в связи с проблемами в европейской экономике. Фактически в данный период Dollar Index изменил уже было ставшую традиционной динамику своего ослабления и начал довольно ощутимо расти, что может сказаться на привлекательности долгосрочных вложений в товарные индексы, включая и нефть.

РОЛЬ спекулятивного фактора
Тем не менее, целесообразно предположить, что нынешняя ситуация на глобальном рынке нефтяной торговли представляет собой искусственно раздутый «мыльный» пузырь, величина которого диспропорциональна действительному влиянию фундаментальных факторов на рост стоимости нефти. С точки зрения аналитической группы KazEnergy резкий рост стоимости нефти в течение первого полугодия 2008 года, в продолжение динамики, наблюдавшейся ориентировочно с 2004 года, был в значительной мере обусловлен спекулятивными факторами, которые превысили воздействие на рынок со стороны фундаментальных факторов. Наряду с появлением на рынке нефтяной торговли «премии» за нестабильность, как минимум, 25-30% текущей стоимости нефти - это спекулятивная надбавка, не обусловленная объективными причинами, в рамках которой и «реализуется» повышенная ценовая вола-тильность. Ранее, в наших прошлых публикациях в журнале KazEnergy, мы уже обращали внимание читателей на данное обстоятельство.
Особенно сильно это касается непосредственно биржевой торговли, в том числе и на ведущих площадках NYMEX и ICE, а также рынка ОТС, которые и определяют основную динамику цен несмотря на относительно низкую концентрацию на них торгуемых товаров относительно общего предложения. Подобная ситуация, в принципе, в течение последних месяцев стала характерной для всего глобального сектора торговли основными товарами, в частности продовольственными и энергетическими, которая была спровоцирована стремлением прямых и косвенных участников к «легкой» прибыли, не «обеспеченной» реальными обстоятельствами и причинами. То, что испытывает глобальный рынок - это своеобразный «шок» спроса, активно генерируемый процессом закрепления на рынке, как спотовом, так и фьючерсном так называемых институциональных инвесторов, в число которых входит широкий круг участников торговых и распределительных операций, начиная от хеджевых фондов вплоть до инвестиционных банков и суверенных фондов. Несколько менее важное влияние оказывает подверженность процесса ценообразования колебаниям настроений инвесторов и трейдеров в общем смысле этого термина, в частности усиление восприятия ими краткосрочных, ограниченных в действительности по значимости причин и факторов, влияющих на ценовую динамику, относительно фундаментальных составляющих этого процесса.
По сути, данные институциональные инвесторы, ориентированные на спекулятивные действия с основными товарами (образующими товарные индексы the Standard & Poors - Goldman Sachs Commodity Index и the Dow Jones - AIG Commodity Index), а не только с нефтью, как средства использования доступной им ликвидности, в течение последних лет стали играть одну из важнейших ролей для ценообразования ключевых сортов нефти. Их влияние заметно на ключевых торговых площадках мира - Нью-Йорской и Лондонской. Проблема заключается не в самой спекулятивной торговле как таковой, которая, в действительности, обеспечивает спотовый и особенно фьючерсный рынок дополнительной ликвидностью, и, выдвигая рыночных акторов, способных обеспечить хеджирование ценовых рисков заинтересованным компаниям, способствует в умеренных масштабах его долгосрочной стабильности. При этом спекулятивная скупка фьючерсных контрактов в состоянии обеспечить производство и последующее хранение достаточных для будущего потребления объемов товаров, в нашем случае нефти. Проблема в том, что институциональные (или товарные) инвесторы ориентируются в основном на длинные позиции, то есть на скупку товаров, что позиционируется ими в качестве своеобразного средства долгосрочного вложения избыточных средств, изымаемого из общего оборота конкретного товара и не используемого в текущем балансе спроса-предложения. В частности, на фьючерсном рынке данные акторы используют тактику регулярного роллинга своих длинных позиций, которая позволяет им долговременно удерживать изъятые из оборота объемы конкретного товара, при этом с 2001 года резко возрос интерес именно к сверхдлинным фьючерсным контрактам (более 30 месяцев), которые наиболее подходят для долгосрочного инвестирования. Симптоматично, что в период с 2003 по 2008 года только 2% всех нефтяных фьючерсных контрактов, заключенных в США, были доведены до своего логического завершения, то есть до физических поставок сырья. Иными словами это создает значительный по объемам дополнительный, необоснованный спрос, который искусственно двигает цены вверх. Ориентировочным же началом данной динамики можно считать, по всей видимости, конец 2002 - начало 2003 годов. С этого момента спрос на нефтяные фьючерсы, обусловленный прежде всего институциональными инвесторами, увеличился только в США на 848 млн баррелей. Причем около 1,1 млрд баррелей было фактически «законсервировано» в рамках фьючерсного рынка, что в 8 раз больше нефти, направленной в Стратегический нефтяной резерв США с начала 2003 года.
На рынке как системе, пытающейся реагировать на фундаментальные сигналы, данный процесс формирует ложные предпосылки для восприятия реального положения дел, особенно в контексте реального баланса спроса-предложения и его дальнейшего изменения. Следствием этого становится излишняя ценовая волатильность и нестабильность торгового рынка как такового в расчете на долгосрочную перспективу. Если участвующие в ценообразовании рыночные акторы значительно отдаляются от действительных процессов, происходящих на рынке, из-за спекулятивных причин, то в конце концов он приходит в нестабильное состояние, заканчивающимся ценовым кризисом, в большинстве своем неожиданным. Озабоченность вызывает то, что влияние регулирующих органов на процесс ценообразования и ограничение влияния спекулятивных факторов, в частности американской
Комиссии по торговле товарными фьючерсами (CFTC), в последние годы значительно уменьшилось, что позволило заинтересованным участникам рынка более активно использовать спекулятивные инструменты. В первую очередь это обуславливается расширением использования ОТС-торговли, регулирование которой крайне затруднено и противоречиво. Несмотря на принятие в этом году ряда ужесточающих мер, прежде всего в США, вряд ли возможно добиться отслеживания излишней спекулятивной активности на рынке. Для иллюстрации ситуации, отмечу, что по консолидированным данным CFTC, Bloomberg, Goldman Sachs общее число опционных контрактов на торгах NYMEX WTI для институциональных инвесторов в 1998 году составляло только 12% от их общего числа, в то время как на начало 2008 года - уже 31 %. Причем доля традиционных участников рынка, ориентированных на хеджирование собственных ценовых рисков, упала за 10 лет с 84% до 59%. Таким образом, институциональные инвесторы получили возможность активно влиять на рынок, в том числе и в ущерб его непосредственных участников, таких как нефтяные и нефтеперерабатывающие компании. Далее, по данным ряда американских экспертов, активы, которые направлялись в торговые операции с основными товарными индексами, возросли с$13 млрд в конце 2003 года до $260 млрд в расчете на март 2008 года. Согласно подсчетам Банка по международным расчетам объем товарных деривативов в глобальной банковской системе увеличился с $1,02 трлн в декабре 2006 года до более чем $6 трлн в 2007 году, хотя этот объем вполне может достигать и $10 трлн. Следует отметить в связи с этим, что торговые рынки, в том числе и нефтяной, гораздо меньше, к примеру, глобального рынка ценных бумаг. Как следствие, масштабные вложения денежных средств в них обуславливают гораздо более сильное воздействие на рост, а активные изъятия финансов гораздо сильнее по долгосрочным последствиям для стабильности.
Рост цен на нефть и другие товарные индексы позволил институциональным инвесторам в течение 2003-08 годов получить гигантскую норму прибыли, причем особенно выделяются на общем фоне ряд крупных акторов, таких как Goldman Sachs, Lehman, Morgan Stanley. Однако, любой экономический пузырь достигает своего «потолка». В условиях усиления рецессии нынешняя система торговли товарными индексами с большим присутствием спекулятивного фактора исключительно нестабильна, причем речь может идти не о временной вола-тильности, а о системном обрушении рынка. И по всей видимости, этот пороговый уровень очень близко, если уже не пройден. Важно учитывать, что с самого начала текущего глобального финансового кризиса летом 2007 года нефть ошибочно рассматривалась в качестве долгосрочного актива для вложений вместо «остывших» кредитно-финансовых и ипотечных операций, что привело к резкому перетоку ликвидного капитала в сферу торговых операций с нефтью, создавшего избыточную «привлекательность» товара. Однако рост рецессионных явлений в глобальной экономике и активно проявляющаяся нехватка ликвидности уже значительно ослабила позиции институциональных инвесторов в системе торговли нефтью, также как и других товарных индексов. Для их дальнейшего укрепления по сценарию начала 2008 года необходимо сохранение высокого уровня финансовых вливаний в длинные позиции, однако рецессия фактически нейтрализует этот основной механизм последующего расширения образовавшегося «мыльного» пузыря, создавая обратную динамику. Явным свидетельством нарастания скептицизма в отношении нефти является резкое увеличение количества некоммерческих чистых коротких позиций в течение июля-августа 2008 года, из-за опасений дальнейшего сокращения глобального спроса на нефть. Институциональные инвесторы, не имея долгосрочных, фундаментальных интересов в рынке, гораздо сильнее восприимчивы к разнообразным внешним условиям давления, влияющим на торговые индексы, и первыми генерируют панические настроения, прежде всего через свой уход с рынка, сопровождающийся обвалом котировок из-за неожиданного, излишнего роста коротких позиций с их стороны. В этом случае дальнейшее сокращение притока ликвидности на рынок, уменьшающее способности к дальнейшей скупке контрактов и, в результате, спрос на нефть со стороны институциональных инвесторов, наряду с общим сокращением потребностей в углеводородном сырье со стороны ведущих глобальных потребителей, может повлечь за собой значительный спад котировок, вплоть до коридора в $60-70 за баррель Brent. Подобное обрушение нефтяного рынка исключительно невыгодно для Казахстана, принимая во внимание значимость энергетического экспорта для республики. Несмотря на инфляционное давление, создаваемое высокими ценовыми котировками на нефть, они позволяют обеспечивать приток ликвидных средств для ускоренного развития экономики. В обратном же случае Казахстан, экономический комплекс которого испытал довольно масштабную коррекцию в связи с влиянием глобального финансового кризиса, может столкнуться с дополнительными проблемами, которые потребуют скорейшего разрешения.
Тем не менее, «спекулятивная» коррекция глобального торгового рынка в нынешних условиях является лишь одним из возможных сценариев. Даже в случае сильного отката цен вниз в третьем- четвертом кварталах 2008 года, вряд ли можно предполагать, что данная динамика станет относительно долговременной. Возобновление темпов глобального экономического роста в состоянии оказать в этом случае определяющее влияние.
PDFПечатьE-mail