Закат РАО "ЕЭС России"

размер шрифта: Aa | Aa
30.01.2009 00:41
rao.jpg
 
Алишер Тастенов
Еще 26 марта 2003 года президент России Владимир Путин подписал пакет законов, в т. ч. федеральный закон «Об электроэнергетике», которые и запустили программу электроэнергетической реформы. Они подошли к своей решающей стадии - реорганизации РАО «ЕЭС России».

Созданный 16 лет назад электроэнергетический гигант 1 июля этого года прекратил свое существование. Позади стадии функционального и юридического разделения энергохолдинга, постепенно завершается и последний этап - разделение собственности.

Вперед, к «светлому» будущему!
Суть реорганизации РАО «ЕЭС России» заключается в разделе производства электроэнергии на оптовые генерирующие компании (ОГК) и на распределительные сети. Однако главная цель реформирования РАО ЕЭС -это выстроить рынок, в котором цены на электроэнергию в значительной степени диктовались бы конкуренцией, а не только регулированием тарифов и перекрестным субсидированием, что, действительно, подрывало основы эффективного ведения хозяйства и препятствовало привлечению инвестиций.
По сути, в ходе реформы кардинально меняется структура российской электроэнергетической отрасли: происходит р азделение естественномонопольных, таких как передача электроэнергии, оперативно-диспетчерское управление, и потенциально конкурентных (производство и сбыт электроэнергии, ремонт и сервис) функций. Вместо прежних вертикально-интегрированных компаний создаются структуры, специализирующиеся на отдельных видах деятельности. Генерирующие, сбытовые и сервисные компании становятся частными и, по идее, должны конкурировать друг с другом. И наоборот - в естественномонопольных сферах наблюдается усиление госконтроля. Летом 2006 года принята окончательная схема реорганизации, а первыми из РАО ЕЭС выделились ОГК-5 и ТГК-5 в 2007 году.
На сегодняшний день структурные преобразования практически завершены. Вертикально-интегрированные АО-энерго, ранее осуществлявшие весь производственный цикл, были разделены на монопрофильные компании - генерирующие, сетевые, сбытовые. На базе  этих компаний были сформированы новые субъекты отрасли. В монопольном сегменте появились Федеральная сетевая компания (ФСК) и Системный оператор (СО), сосредоточившие контроль за транспортной и диспетчерской инфраструктурой отрасли. В конкурентном сегменте были сформированы оптовые и территориальные генерирующие компании (ОГК, ТГК).
По завершении структурных преобразований государство стало владельцем более 75% акций Федеральной сетевой компании и системного оператора, не менее 50% акций в «ГидроОГК» и «Интер РАО ЕЭС» (управляющем зарубежными активами РАО «ЕЭС»), примерно 52% акций в ОАО «Холдинг МРСК» (объединяющем межрегиональные распределительные сетевые компании) и в ОАО «Энергетические системы Востока».
Напомним, что в России, примерно с того же времени, с 1 сентября 2006 года, вступили в силу новые правила работы оптового и розничных рынков электроэнергии.
На оптовом рынке электроэнергии был осуществлен переход к регулируемым договорам между покупателями и генерирующими компаниями, запущен спотовый рынок. К 2011 году, в соответствии с решением правительства России, предусматривается плавная замена регулируемых договоров свободными. Для населения тарифы на электроэнергию останутся регулируемыми до 2014 года. Правда, начиная с 1 июля 2008 года обещано постепенное внедрение и RAB-тарифообразования - долгосрочного регулирования тарифов.
Как следствие, новые правила уже вводят постепенную либерализацию розничных рынков электроэнергии, с параллельно проводимой либерализацией оптового рынка.
По идее, положительным моментом реформы можно назвать возможное привлечение масштабных инвестиций в российскую электроэнергетику, которая все больше испытывает острый дефицит мощностей. Однако фактически Российской Федерации предложено перейти от жестко управляемой энергетической системы с колоссальным оптимизационным эффектом к «неуправляемой» американской модели электроэнергетики, которая в российских условиях может привести к непредсказуемым последствиям.

Проблемы ГОЭРЛО-2
Между тем, согласно осуществляемой инвестиционной программе РАО ЕЭС на 2006-2010 годы, на модернизацию отрасли и строительство новых мощностей в целом потребуется более $140 млрд. К примеру, за это время планируется построить почти 30 тыс. МВт новых генерирующих мощностей и около 70 тыс. км линий электропередачи разных классов напряжения. Но через распродажу активов, частные инвестиции и государственные субсидии удастся привлечь лишь менее трети от суммы, требуемой на реализацию так называемого «ГОЭЛРО-2». Более того, даже запланированный на 2007-2010 годы объем финансирования в $42,9 млрд за счет собственных средств является завышенным ориентиром, и при жестких ограничениях на повышение тарифов компании бывшей группы РАО ЕЭС вряд ли смогут заработать достаточные средства. То есть в обозримой перспективы только значительные займы и долговые обязательства могут стать ключевым источником финансирования инвест-программы отрасли. Иными словами российская электроэнергетическая отрасль снова вгоняется в долг. Хотя интересно, что сам процесс непосредственной ликвидации холдинга, по всей видимости, обойдется в исключительную сумму - более чем в $2,7 млрд.
Проблема заключается и в том, что программа привлечения инвестиций разрабатывалась под РАО ЕЭС как целостную структуру под единым управлением, а с ее ликвидацией она может стать и вовсе нежизнеспособной, так как выделившиеся компании будут иметь иные приоритеты развития. А фактически, за инвестиции и расходы в течение 2006-08 года никто не будет отвечать, ввиду объективного отсутствия ответчика на момент завершения инвестпрограммы в 2010 году. То есть, вполне вероятно, что цели инвест-программы так и останутся на бумаге. Правда команда Чубайса утверждает, что и после того, как генерирующие компании станут полностью самостоятельными, инвестпрограмма все же будет достойно выполняться. По идее, обеспечено это будет за счет целой системы контроля, финальным звеном которой являются специальные договора, которые были обязаны подписать все покупатели активов РАО. В частности, в договорах закреплено, что, если генерирующая компания не введет вовремя запланированные в программе мощности, то Системный оператор ЕЭС - орган, который будет координировать работу сети - получит право закупить всю недополученную энергию у третьей стороны, а счет выставить компании, которая не выполнила своих обязательств. Таким образом, у частных инвесторов, действительно, будет вполне резонный стимул к тому, чтобы уложиться вовремя и выполнить заветы РАО ЕЭС. Правда, есть одно обстоятельство, которое может свести на нет все ухищрения РАО. В договорах указано, что в случае, если государство откажется от запланированной либерализации цен на электроэнергию, то с инвесторов будут сняты все обязательства по выполнению инвестпрограммы. То есть государство, фактически, реально ограничивается в контексте оказания влияния на изменение тарифов, прежде всего сдерживания их ожидаемого роста.
Есть еще одно «но». РАО ЕЭС являлась одной из крупнейших российских «голубых фишек», вложение в акции которой было гораздо более ликвидным, нежели чем в акции созданных компаний, даже если некоторые из последних в будущем сами станут «голубыми фишками», к примеру тот же ГидроОГК.
Даже в совокупности у ценных бумаг новых компаний не будет такой ликвидности, как у РАО ЕЭС, акции которого были универсальным инструментом для вложений в российский сектор электроэнергетики в целом. Для интереса напомним, что своей максимальной капитализации в $62,35 млрд РАО ЕЭС достигло в апреле 2007 года, которая затем, по ходу процесса ликвидации энергохолдинга, значительно уменьшилась.
А ведь проблема инвестиций для российской электроэнергетики сейчас важна как никогда. Причина этого -чрезвычайно высокая изношенность генерирующих мощностей, разрешение которой отдается в руки частных инвесторов.
Хотя в России наблюдается некоторый рост производства электроэнергии (706 млрд кВтч в 2007 году против, например, 635,8 млрд кВтч в 2003 году), обновление мощностей минимально, а ее экономика все больше зависит от импорта электроэнергии извне. Так, в минувшем году поставки электроэнергии из России в дальнее зарубежье уменьшились более чем на 12 %, но за тот же период резко увеличился импорт - на 24%. Под вопросом - уже стабильность экономического развития. По ряду данных, физический износ основных энергетических фондов в целом по России составляет 60%, а кое-где близится к 100%. Это увеличивает угрозу крупных аварий, подобных той, которая случилась в Москве в мае 2005 года. Симптоматично, что за время существования РАО ЕЭС годовой ввод новых мощностей стабилизировался на крайне низком уровне 1-1,2% от потенциала суммарной генерации. При росте потребления 2,5-5% в год это привело к старению основных фондов на 12% и снижению резервов в два раза, то есть при технически обоснованном для безаварийной работы резерве около 25% его фактическое значение при максимуме нагрузок не превышает 10%.
Вполне вероятно, что ставка на частных инвесторов, в особенности иностранных, которые должны будут, по задумке, инвестировать гигантские средства в модернизацию российской электроэнергетики, может не оправдать себя. Это является, прежде всего, следствием того, что срок окупаемости вложений в электроэнергетику, особенно связанных с вводом в строй новых крупных энергетических проектов, довольно высок. В результате, любому инвестору выгодно поддерживать сложившийся «статус кво», причем усиление давления со стороны государства вовсе не является панацеей и в состоянии вызвать отток инвестиций из отрасли - сами инвесторы это прекрасно понимают.
Непонятно и то, как в России планируется создать конкурентный и либеральный электроэнергетический рынок при явном дефиците мощностей, который сохранится в течение как минимум 8-10 лет. Причем нужно отметить, что в России предлагается внедрить сетевую торговую систему, в которой электроэнергетические тарифы определяются по затратам самого дорогого поставщика, в то время как тарифы для потребителей должны, по сути, быть средневзвешенной величиной. Таким образом, реформирование РАО ЕЭС становится лишь верхушкой целого айсберга проблем, разрешение которых либо выведет российскую электроэнергетику в разряд передовых либо обусловит ее вполне вероятный дефолт.
 

 
PDFПечатьE-mail