Хрупкий баланс

размер шрифта: Aa | Aa
30.01.2009 00:51
Жанна Наурызбаева, CНС, Казахстанско-Британский технический университет
 
РАЗДЕЛЕНИЕ МИРА НА ДОБЫВАЮЩИЕ И ПОТРЕБЛЯЮЩИЕ НАЦИИ СТАНОВИТСЯ ВСЕ БОЛЕЕ ОЧЕВИДНЫМ. ЭТО ПРОДЕМОНСТРИРОВАЛИ ДИСКУССИИ ПОЛИТИКОВ И ЛИДЕРОВ ГЛОБАЛЬНОЙ НЕФТЕГАЗОВОЙ ИНДУСТРИИ НА 19-М ВСЕМИРНОМ НЕФТЯНОМ КОНГРЕССЕ.
Конгресс прошел в конце июня - начале июля текущего года в Мадриде, в тот момент, когда в Европе бушевали не только футбольные страсти. Растущие цены на нефть и топливо стали предметом обсуждения как в стенах конференц-центра, где проходил Конгресс, так и далеко за их пределами. В те дни цена нефти побила очередной свой рекорд. В Мадриде цена высокоактанового бензина колебалась в районе 1,3 евро за литр. «В чем кроется причина роста и кто виноват?» Этот вопрос задавали и одновременно пытались дать на него свой ответ и комиссар по энергетике Евросоюза, и министр нефти Саудовской Аравии, и президент Шеврон, и испанские таксисты, развозившие участников Конгресса. «Мир в транзитном периоде: поставки энергии для устойчивого роста» - именно такой была тема нефтяного Конгресса в этот раз. Дефиниция «транзит», применяемая по отношению к стране или экономике, хорошо известна на постсоветском пространстве. Неустойчивость, неопределенность, новые вызовы - вот далеко неполный набор ассоциаций, которые может вызвать этот термин у тех, кто имел реальный опыт жизни и построения бизнеса в период «транзита».
 
СЕГОДНЯ МИРОВОЕ ПОТРЕБЛЕНИЕ НЕФТИ СОСТАВЛЯЕТ 85 МЛН БАРРЕЛЕЙ В ДЕНЬ, А К 2020 ГОДУ ЭТОТ ПОКАЗАТЕЛЬ СОСТАВИТ ПОРЯДКА 100 МЛН БАРР. В СВЯЗИ С РАСТУЩИМ СПРОСОМ ИНДИИ И КИТАЯ НЕОБХОДИМО ДОБЫВАТЬ НА 3.5 МЛН БАРРЕЛЕЙ В ДЕНЬ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ДОБЫВАЕТСЯ СЕГОДНЯ. ПО ДАННЫМ МЕЖДУНАРОДНОГО АГЕНТСТВА ПО ЭНЕРГЕТИКЕ (IEA) ПОТРЕБЛЕНИЕ НЕФТИ В АЗИИ УВЕЛИЧИВАЕТСЯ НА 3-4% В ГОД, А ПОТРЕБЛЕНИЕ ГАЗА - НА 4-6% ЕЖЕГОДНО. IEA ПРОГНОЗИРУЕТ, ЧТО ДОЛЯ СТРАН ОЭСР В МИРОВОМ СПРОСЕ НА НЕФТЬ СНИЗИТСЯ С 59% В 2003 ГОДУ ДО 47% В 2030 ГОДУ, В ТО ВРЕМЯ КАК ДОЛЯ РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАН В ТОТ ЖЕ ПЕРИОД ВЫРАСТЕТ С 31% ДО 44%. АЗИЯ - ВО ГЛАВЕ СПИСКА РЕГИОНОВ, НАИБОЛЕЕ БЫСТРО УВЕЛИЧИВАЮЩИХ ПОТРЕБЛЕНИЕ. ПРИ ЭТОМ, К 2020 ГОДУ 80% ПОТРЕБНОСТЕЙ АЗИАТСКИХ СТРАН В УГЛЕВОДОРОДАХ (ПРОТИВ НЫНЕШНИХ 60%) БУДЕТ ПОКРЫВАТЬСЯ ЗА СЧЕТ ИМПОРТА.
 
В чем же суть определения «транзит» применимо к ситуации на глобальном рынке энергоносителей? Исходя из смысла речей высокопоставленных представителей крупнейших нефтегазовых компаний, министров ведущих нефтедобывающих стран и европейских чиновников, выступавших на Конгрессе, можно сделать достаточно ясный вывод: прежний порядок потребления, владения и распоряжения важнейшим на сегодняшний день энергетическим ресурсом - нефтью, уходит в прошлое. В начале и середине XX века основными владельцами нефтегазовых запасов, поставщиками нефти и производителями продуктов из нее были европейские и американские корпорации, а страны ОЭСР были главными потребителями углеводородов. За последние 30-40 лет шаг за шагом, по мере приобретения независимости бывшими колониями и заморскими территориями, ситуация приобрела иной вид. Сегодня порядка 80% мировых запасов углеводородного сырья принадлежит национальным нефтегазовым компаниям (ННК), а значит, контролируется правительствами стран, не входящих в ОЭСР.
«Россия, Иран и Катар обладают 58% мировых запасов газа. США имеют 3%. Что это значит для нас?» гласит надпись в рекламе Chevron на карте, выпущенной известным европейским издательством Petroleum Economist. Действительно, есть о чем задуматься как частным западным нефтегазовым корпорациям, так и правительствам стран ОЭСР. Сегодня для многих в западных странах пугающе очевидными стали сдвиги, как в мировом раскладе предложения,так и потребления углеводородов.
Очевидно, что частные западные нефтегазовые корпорации, а также правительства стран ОЭСР теряют рычаги влияния на рынок углеводородов. Если на начальных стадиях так называемого «транзита» - в период первых нефтяных кризисов и формирования картеля стран-экспортеров, Западная Европа и США больше могли влиять на ситуацию с позиции спроса, то сегодня действие этого инструмента также ослабевает. Развивающиеся экономики, в первую очередь Индии и Китая, неуклонно увеличивают свою долю в мировом потреблении углеводородов, что позволяет добывающим странам диверсифицировать направления экспорта нефти.
Таким образом, за 75 лет существования Всемирного нефтяного конгресса, учрежденного Томасом Дьюхорстом и его коллегами из Института технологий нефти в 1933 году, положение дел в нефтегазовой отрасли и на рынке углеводородов изменилось по практически по всем ключевым позициям. Первое, по запасам - большая их часть находится на неподконтрольных странах ОЭСР территориях. Второе, по обладанию технологиями разведки, добычи, транспортировки, переработки - выход на мировой рынок национальных нефтегазовых компаний и их конкуренция с западными частными нефтяными «мэйджорами». И, наконец, третье и не менее существенное, - действовавшие ранее формулы баланса спроса и предложения на рынке углеводородов уже не имеют прежней однозначности. Министр нефти и минеральных ресурсов Саудовской Аравии Али Ал-Наими (Н.Е. Ali Al-Naimi) сегодня входит в десятку самых влиятельных людей мира. Начинавший 50 лет назад простым работником в принадлежавшей американцам нефтяной компании, г-н Али Ал-Наими на 19-м Нефтяном конгрессе был назван почетным обладателем награды им. Томаса Дьюхорста и был приглашен произнести речь на традиционной для Конгресса специальной «сессии Дьюхорста». Выступая перед участниками Конгресса, министр Али Ал-Наими подчеркнул: «Ограничения будущих поставок (предложения) нефти больше связаны с политикой, а не с геологией или наличием ресурсов». В определенной мере, его выступление стало ответом на многочисленные вопросы к ОПЕК и обвинения в адрес добывающих стран в «ресурсном национализме» и росте цен на нефть. Можно сказать, слова Али Ал-Наими о необходимости использования ресурсов во благо населения, в том числе и бедных стран, прозвучали диссонансом позиции некоторых европейских чиновников. Так, в одном из выступлений по вопросу дотирования цен на топливо в развивающихся странах Президент Комиссии по энергетике Испании, М. Тереза Коста (M.Teresa Costa), отметила, что подобные дотации искажают действие рыночного механизма: люди в бедных странах, которые не смогли бы позволить себе покупать топливо по рыночной цене, все же покупают его при поддержке своих правительств и тем самым дают неверные сигналы спроса.
Не менее очевидной была разница в оценках происходящего в нефтегазовой индустрии со стороны национальных нефтегазовых компаний (ННК) и частных западных корпораций. На специальной сессии, названной организаторами Конгресса «Национальные нефтяные компании и международные нефтяные компании: конкуренция или кооперация», те и другие представили свою точку зрения на то, какие принципы должны лежать в основе отношений между ННК и западными «мейджорами». Большинство были согласны в одном: время легкодоступной, а значит и дешевой, нефти прошло. Все, что осталось, в основном находится гораздо дальше от рынков сбыта, залегает в географически и геологически труднодоступных местах. Так, представитель Total, Кристоф де Марджери (Christophe de Margerie), затрагивая вопрос о ценах на нефть, подчеркнул, что высокая цена отражает стоимость и проблемы доступа к сложным резервуарам. В частности, по его оценкам каждые дополнительные 200 тыс. баррелей в день в глубоководных проектах требуют $7-10 млрд инвестиций. По некоторым же проектам, только для покрытия расходов при их развитии, необходима цена порядка $80 за баррель.
По оценкам, прозвучавшим на Конгрессе, для обеспечения растущего спроса на нефть в условиях усложнения и удорожания ее добычи и транспортировки необходимый объем инвестиций в отрасль в ближайшие декады должен составить триллионы долл. США. В этом контексте главный посыл частных западных компаний состоял в следующем - «Мы владеем опытом, технологиями, специалистами и доступом к деньгам. Вы владеете запасами. Мы нужны друг другу».
В то же время, выступивший на сессии вице-президент по добыче Sunangol ЕР (Национальная нефтегазовая компания Анголы) Сьянга Абило (Syanga Abilo) отметил, что «сотрудничества» на прежних условиях больше не будет. Национальные компании больше не будут довольствоваться ролью посредников или операторов доступа к недрам своих стран. Сегодня у них есть определенный опыт и знания, также возможность привлечения средств, а недостающие технологии и услуги можно приобрести у сервисных компаний, как это сегодня делают многие «мейджоры». Ключевой мессидж с этой стороны - «Если партнерство, то на условиях паритетного участия в операциях на всех стадиях и преимущественно в разработке сложных месторождений». В ходе специальных министерских сессий министры нефти и высокопоставленные представители национальных нефтегазовых компаний ведущих стран-экспортеров - Саудовской Аравии, Ирана, Катара и других презентовали масштабные планы по развитию инфраструктуры нефтегазовой отрасли своих государств. При этом отмечалось, что значительная часть требуемых инвестиций будет иметь внутренние источники. Одновременно было сказано немало о возможностях инвестирования в нефтегазовый сектор этих стран, в том числе, для иностранных компаний. Всего во время Конгресса министерские сессии были проведены восемнадцатью странами, в числе которых Венесуэла, Алжир, Франция, Россия, Иран, Катар, Нигерия, Канада, Индия и другие.
 
В 2005 году 10 самых крупных обладателей нефтяных запасов были представлены в основном национальными нефтегазовыми компаниями (ННК), находящимися в государственной собственности. ННК контролировали 886 млрд баррелей (77%) из 1,148 млрд баррелей мировых запасов нефти. При этом частично приватизированные нефтяные компании России контролировали 69 мдрд баррелей, что составляет еще 6% мировых запасов. Свыше 30% мировой добычи и запасов нефти и газа контролируются несколькими ННК: Saudi Aramco (Саудовская Аравия), Газпром (Россия), NIOC (Иран), INOC (Ирак), CNPC (Китай), Petrobras (Бразилия), Petronas (Малайзия), PDVSA (Венесуэла).
Для сравнения частные западные международные нефтяные компании (МНК) ExxonMobil, ВР, Chevron, Royal Dutch Shell Group контролировали менее 10% мировых запасов нефти и газа. При этом оставшаяся часть запасов находилась в совместной разработке ННК и МНК. По данным ежегодного исследования «50 самых крупных нефтяных компаний», проводимого Petroleum Intelligence Weekly, три из двадцати самых крупных держателей запасов нефти и газа являлись ННК или недавно приватизированными ННК.
В свою очередь, изменение в балансе владения запасами имело влияние на распределение долей в мировой добыче нефти. В предыдущие периоды такие частные МНК как ExxonMobil, ВР, Royal Dutch Shell и Chevron обладали самой крупной долей в мировой добыче. В 2005 году ННК уже доминировали и в этой части нефтегазового сектора. По данным PIW четыре из двадцати самых крупных добывающих компаний являются ННК или недавно приватизированными ННК, при этом крупнейшие частные западные компании отошли на второй план в сфере контроля над мировой добычей
Источник:
1 .Baker Institute Policy Report, the James Baker III Institute for Public Policy of Rice University, March 2007 2. Инвестирование в сектор углеводородов и его финансирование в целях повышения глобальной энергетической безопасности, Записка Секретариата, Комитет по Устойчивой Энергетике, Европейская Экономическая Комиссия, Женева, 2007 г.

В этом году Казахстан также стал членом Всемирного нефтяного конгресса. Ассоциацией «KazEnergy» была организована министерская сессия, которая прошла при модератор-стве председателя Ассоциации Тимура Кули-баева. В ходе сессии выступили вице-министр энергетики и минеральных ресурсов РК Булат Акчулаков, а также представители ведущих нефтегазовых компаний, задействованных в казахстанских нефтегазовых проектах и являющихся членами Ассоциации. Необходимо отметить, что, несмотря на определенную политизированность части дискуссий, на Конгрессе нашлось достаточно места для обмена опытом и информацией профессионалов из различных секторов отрасли. В рамках технических сессий были представлены доклады и прошли обсуждения по таким темам как: применение прогрессивных методик разведки и добычи на сложных месторождениях; технологии переработки тяжелой нефти и сжижения газа; мониторинг резервуаров и оценка запасов углеводородов; управление безопасностью при нефтепереработке; инновации и будущее биотоплива; прозрачность, социальная ответственность и воздействие отрасли на окружающую среду. «На территории» Конгресса работала обширная выставка, в которой приняли участие 260 компаний. Всего участниками Конгресса в этот раз стали более 4,3 тыс. представителей нефтегазовых, сервисных, производственных и иных компаний, а также студенты и академическая общественность. Выставка стала одним из крупнейших в своей сфере смотров технологических достижений нефтегазовой индустрии. В ходе Конгресса лидерами отрасли особо подчеркивалось значение вклада отрасли в технологическое и инновационное развитие национальных и мировой экономик. Как отметил президент ExxonMobil Согр Рэкс Тиллерсон (RexW. Tillerson), нефтегазовая индустрия сегодня находится на переднем крае научно-инновационного и технологического развития, и этот факт пока недостаточно оценен общественностью и правительствами. В целом, судя по энтузиазму и большому интересу, который проявляли участники ко всем темам, а также по вниманию к мероприятию со стороны политиков и СМИ - Конгресс по-прежнему является самой масштабной площадкой для обмена мнениями и опытом специалистов и управленцев нефтегазового сектора. Показательно, что с приветственной инаугу-ральной речью на Конгрессе выступил Король Испании Хуан Карлос I. В работе Конгресса приняли участие 35 министров, 500 руководителей крупнейших нефтегазовых компаний мира, а также высокопоставленные чиновники Евросоюза и принимающей страны. В ходе Конгресса выступили 590 спикеров. Конгресс освещали 550 журналистов, представлявшие 315 средств массовой информации. Как подчеркивалось многими из выступавших - Конгресс задуман не с целью принятия каких-либо решений. Главные его задачи - создание условий для дискуссий, обмена мнениями, встреч лицом к лицу представителей нефтегазовой индустрии из разных стран. Состоявшиеся в рамках Конгресса сессии и обсуждения показали с одной стороны - общность технологических вызовов, стоящих перед отраслью, с другой - в очередной раз обнажили противоречия между странами-экспортерами и импортерами нефти.
 
19-й Конгресс еще раз продемонстрировал -мир не стал менее зависимым от углеводородов и в обозримой перспективе, скорее всего, не станет таковым. Несмотря на то, что значительное внимание как на самом Конгрессе, так в СМИ, в политических и научных кругах уделяется обсуждениям возможностей альтернативных источников и вопросам изменений климата, все же некоторые весьма авторитетные участники Конгресса предостерегли от чрезмерного оптимизма на этот счет. Как отметил один из руководителей ВР - Тони Хэйвард (Tony Hayward), сегодня биотопливо, ветряная и солнечная энергия составляют менее 2% мирового производства энергии. Имеющиеся тенденции говорят о том, что положение, по всей видимости, останется таким в течение десятилетий. Поэтому мнение, что мир может быстро переключиться на альтернативные углеводородам источники энергии, можно назвать одним из современных мифов. Генеральный Секретарь OPEC Абдалла Са-лем Эл-Бадри (Abdalla Salem El-Badri) также заметил, что для совершения к 2050 году революции «декарбонизации» потребление нефти должно быть снижено, по меньшей мере, на 30%. Однако даже достижение таких результатов не будет означать конец зависимости человечества от нефти. Такую точку зрения поддержал и министр нефти Саудовской Аравии Али Ал-Наими (Н.Е. AN Al-Naimi): «Это очень рискованно на данной ранней стадии заключить, что эти непроверенные технологии могут быстро заменить нефть». Но все же в дискуссиях были представлены и сдержанного оптимистические мнения касательно ближайшего «энергетического будущего» человечества. В частности в специальной сессии «В поисках третьего триллиона», посвященной оценке запасов, экспертами отмечалось, что возможности наличия значительных неоткрытых запасов нефти и газа оцениваются довольно высоко. Дональд Готье (Donald Gautier), геолог, участвующий в Геологическом исследовании США (USGS), финансируемом правительством США, отметил: «Первый триллион баррелей уже добыт. Второй триллион - доказанные запасы - около 1.2 трлн баррелей. Доказанные запасы увеличены на 200 млрд баррелей за счет тяжелой нефти. Они отходят к третьему триллиону. Остальное могут составить 100 млрд баррелей в Арктике и еще порядка 0,5 трлн баррелей в регионах, где нефть уже была найдена. Вероятность их нахождения оценивается как50:50». Примечательно, что в рамках дискуссий о запасах представители ведущих нефтедобывающих стран и компаний высказали предложение о том, что в условиях необходимости наращивании мировой добычи нефти, недоступные до сих пор зоны на территории Соединенных Штатов должны быть открыты для деятельности нефтегазовой индустрии. Об этом говорили министр Али Ал-Наими (Н.Е. АН Al-Naimi) и Линда Кук (Linda Cook) - исполнительный директор Shell по газу и энергетике. В частности представительница Shell призвала США отрыть для добычи свое атлантическое и тихоокеанское побережье, восточную часть Мексиканского залива, а также арктическую зону.
И так, очередной Всемирный нефтяной конгресс завершил свою работу, следующий -20-й - состоится в столице Катара, Дохе. Каким может быть резюме по итогам дискуссий и сессий 19-го Конгресса? Наибольшую очевидность имел тот факт, что, по-прежнему, вопрос о нефти является одной из центральных тем мировой политики и экономики. Дальнейшему усилению его политизации способствует комбинация следующих факторов: (i) Наиболее крупные потребители углеводородов вынуждены ее импортировать, однако рынок потребления становится более диверсифицированным за счет включения в него крупных развивающихся азиатских экономик; (и) С 70-х годов прошлого века геополитическая составляющая добычи и собственности на нефтегазовые ресурсы претерпела существенную трансформацию - углеводородные ресурсы выводятся из под контроля правительств и компаний стран ОЭСР. В то же время, на данном этапе очевидно, что говорить о переключении мировой экономики на альтернативные источники энергии еще достаточно рано. Напротив, зависимость от углеводородов вряд ли будет существенно снижаться в ближайшие десятилетия. Такие фундаментальные факторы как рост спроса на энергоносители и повышение затрат на всех этапах создания добавленной стоимости говорят против существенного снижения цен. В частности, для разведки и добычи остатков 2-го триллиона баррелей нефти и, возможно, 3-го триллиона потребуются беспрецедентный объем инвестиций и самые сложные технологии, что будет стимулировать поддержание высоких цен на нефть.
В целом, по всей видимости, мир подошел к тому моменту, когда становится ясно, что для обеспечения устойчивости развития необходим поиск новых формул баланса интересов стран производителей и потребителей, национальных и частных нефтегазовых компаний, правительств и нефтегазовой индустрии. Также всем им необходимо приложить усилия для формирования разумного баланса между вопросами экономической эффективности и социальной ответственности, между потребностями человека и окружающей среды. Считается, что точка концентрации - есть точка хрупкости. Хочется выразить надежду на то, что концентрация такого большого количества глобальных вызовов вокруг вопроса об обеспечении мира энергией послужит не дестабилизирующим, а, скорее, стимулирующим фактором для выработки действенных и взаимовыгодных решений.


 



 
 
PDFПечатьE-mail