Будущее глобальной энергетики

размер шрифта: Aa | Aa
03.07.2009 17:32
В течение последних лет энергетичес­кий фактор занял доминирующее мес­то в отношениях между государствами на мировой арене. Усиливающиеся энерго-геополитические игры между глобальными державами, напряжен­ность в отношениях между Россией и Европейским союзом, действия США в Ираке – все, так или иначе, является производным энергетического факто­ра, ключевым механизмом формиро­вания внутриполитических, экономи­ческих процессов, дипломатических решений и внешнеполитических шагов. А перспективы его дальнейшей интенсификации могут привести к не­предсказуемым последствиям.
Осмысление происходящего…
В настоящий момент мир столкнулся с систем­ной дилеммой, на решение которой могут уйти десятилетия. Вопрос в том, как приспособить возрастающие потребности глобального энер­гетического рынка к ограниченным ресурсам, основная масса которых сконцентрирована лишь в ограниченных регионах земного шара. Уже сейчас можно услышать предположения, что запасы углеводородного сырья в обозри­мой перспективе не смогут в достаточной мере обеспечить процесс развития человечества. Безусловно, можно предположить, что при дальнейшем прогрессе в области разработ­ки и добычи нефти можно получить доступ к крупным дополнительным резервам. Одна­ко подобные возможности будут неизбежно сокращаться с течением времени, к тому же станет наблюдаться постоянное снижение рентабельности нефтедобычи. Этот процесс на фоне постепенного истоще­ния других невозобновляемых видов энерге­тического сырья, таких, как уголь и природный газ, уже начал проявляться. Человеческая мысль, надо признать, еще не нашла эффективного заменителя нефтяных ресурсов, несмотря на попытки внедрения альтернативных источников энергии. Чтобы последние смогли сравняться по значимос­ти с нефтью, нужны годы дополнительных исследований и их апробация на практике. И не факт, что это принесет положительные результаты.
По всей видимости, альтернативы нефти как главному источнику энергии пока что нет, все остальное, включая ядерную, солнечную энергетику, может считаться лишь «поддержи­вающим» ресурсом.
Анализируя тенденции, которые начали прослеживаться в последнее время, можно предположить, что политические элиты веду­щих государств мира и международных объ­единений уже хорошо осознают последствия данного процесса. Ведь энергетика, точнее, нехватка энергоресурсов может поставить под сомнение устойчивость сложившихся принци­пов развития, а также основных правил межго­сударственного взаимодействия. Не ошибусь, если выскажу мнение, что скоро энергетические проблемы начнут определять ключевые моменты формирования внутрен­ней и внешней политики государств. Уже сейчас можно заметить структурные пе­ремены в политике ведущих держав мира, ко­торые пытаются, в числе прочего, обеспечить свой исключительный контроль над районами концентрации нефтедобычи, не брезгуя и си­ловыми методами. Уже сейчас энергетика как элемент стратегического торга начинает фор­мировать межгосударственные отношения. Стоит вспомнить хотя бы продолжающуюся активность ряда вовлеченных государств в вопросе принадлежности Арктики, недра ко­торой, по прогнозам, содержат большие запа­сы нефти, или же кулуарное противостояние между Москвой и Европейским союзом.
Системный энергетический кризис, с учетом ускоряющегося процесса глобализации, если он произойдет, будет являться проблемой уже не «одной страны», особенно если эта стра­на – крупный игрок на международной арене. Кризис подобного рода способен вовлечь в конфликтные ситуации все без исключения го­сударства, значительно превзойдя по масшта­бам энергетическую депрессию 1970-х годов. Отмечу, что именно разобщенность действий и разнонаправленность интересов вызывает здесь особую озабоченность. В принципе, парадокс в том, что так называе­мые развитые державы, такие, как США, Ки­тай, страны Европейского союза, Япония, за исключением, пожалуй, России, как раз-таки и могут столкнуться с наибольшими проблема­ми. Особенно учитывая масштабы их экономи­ческого развития и амбиции, с которыми они не желают расставаться. Разыгрывание ими глобальной «энергетической карты» с учетом только собственных национальных интере­сов в состоянии повлечь за собой фактически крупнейший вызов всему человечеству. Более того, в мире начинают формироваться блоки «по интересам», которые способствуют разобщению мирового сообщества, препят­ствуя сближению подходов разных государств к решению глобальных энергетических про­блем.
Подобное развитие процессов может иметь крайне негативный эффект и для Казахстана, принимая во внимание наличие у нашего го­сударства крупных запасов углеводородного сырья.
Безусловно, по сравнению с другими госу­дарствами, которые не обладают достаточны­ми нефтяными резервами, эти ресурсы дают Казахстану неоспоримое преимущество и воз­можность для проведения самостоятельного курса в расчете на долгосрочную перспекти­ву. В то же время, будучи активным игроком в рамках глобальной энергетической систе­мы, зависящим, однако, от целого комплекса сдерживающих обстоятельств, Казахстан будет вынужден подстраиваться под негатив­ные изменения, которые могут возникнуть в будущем.

Роль новых инициатив
У международного сообщества есть фактичес­ки единственный реальный выход из возмож­ного энергетического тупика. Это – усиление многовекторного сотрудничества в энергети­ческой сфере на основе учета интересов всех без исключения государств, вовлекаемых в данный процесс. Именно координация усилий и сближение позиций государств может обес­печить поступательное развитие глобальной энергетики.
В связи с этим огромное значение имеют недавние стратегические инициативы Пре­зидента Нурсултана Назарбаева по внед­рению Азиатской энергетической стратегии и формированию Энергетического клуба Шанхайской организации сотрудничества, в разработке которых активное участие при­няла и ассоциация KazEnergy, представив сообществу свое видение развития энер­гетических отношений на евразийском про­странстве.
Энергетический клуб ШОС и Азиатская энер­гетическая стратегия – это не «альянс по интересам», а качественно более высокая и масштабная идея. Глава нашего государства озвучил концептуальные принципы взаимо­действия, которые могут привести к новому расширенному этапу в межгосударственном сотрудничестве.
Важнейшими элементами станут учет наци­ональных интересов, взаимовыгодность и приверженность общим ценностям энергети­ческой политики, несмотря на «державный» статус или иные причины. В заключение не могу не выразить своей уве­ренности в том, что апробация предложенных идей в рамках системы Шанхайского объеди­нения и Азиатского континента даст реальную возможность создать концептуальную модель поведения для всего мирового энергетическо­го рынка.
Ведь подобные идеи являются одним из важ­нейших гарантов предсказуемого светлого бу­дущего глобальной энергетики.

               
   


PDFПечатьE-mail