Мировая экономика: проверка на устойчивость

размер шрифта: Aa | Aa

krizis.jpgСтатья подготовлена Аналитической группой журнала KazEnergy 

ГЛОБАЛЬНЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС В ТЕЧЕНИЕ ПОСЛЕДНИХ НЕСКОЛЬКИХ МЕСЯЦЕВ СТАЛ ОДНОЙ ИЗ ГЛАВНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДИСКУССИЙ И ОБСУЖДЕНИЯ. И ЭТО НЕ СЛУЧАЙНО - ОН ОХВАТИЛ ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ ГОСУДАРСТВА МИРА, А ЕГО РЕАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ДО СИХ ПОР НЕОПРЕДЕЛЕННЫ.

По всей видимости, мировой кризис постепенно переходит в свою новую фазу. А именно - состояние, когда основные проблемы испытывала финансовая сфера, сменяется рецессией, которая носит уже общеэкономический характер. По сути, не оправдались оптимистичные прогнозы, которые ориентировались на низкую вероятность переноса финансовой нестабильности на реальные сектора экономики.
И этого следовало ожидать - вряд ли мировая экономика, точнее ее реальный сектор, была способна развиваться отдельно от финансовой составляющей, которая на протяжении последнего времени была одним из основных факторов развития, особенно учитывая важность кредита. Фактически, реальный сектор глобальной экономики, в условиях сокращения поддержки со стороны финансовых институтов, использовал внутренние резервы, созданные в течение нескольких лет относительно устойчивого развития, и они постепенно исчезают. Наряду с этим серьезные проблемы продолжает испытывать финансовый рынок, особенно американский.
Еще недавно, буквально несколько месяцев назад, вряд ли кто мог представить, что такие устоявшиеся «символы» Уолл-Стрит как Lehman Brothers, Merrill Lynch, Wachovia и ряд других крупных финансовых институтов столкнутся с проблемой собственного выживания и банкротства. Столпы американской финансовой системы, казалось, были непотопляемыми среди всей той нестабильности на глобальных финансовых рынках, которая наблюдается с середины 2007 года. Выяснилось, что за громкими названиями и гигантскими масштабами бизнеса были лишь «карточные домики», основанные на ложных подходах к ведению бизнеса. Они оказались абсолютно не приспособленными к долговременным проявлениям финансового кризиса. Руководство этих финансовых институтов не только не смогло достаточно четко прогнозировать долгосрочное развитие ситуации, но и поверхностно относилось к принятию важнейших, стратегических решений. Тем не менее, на самом деле суть вопроса лежит гораздо глубже, будучи и гораздо опаснее по своим последствиям. И заключается не только и не столько в самих обанкротившихся инвестбанках. Банкротства - это неотъемлемая часть периодически возникающей экономической нестабильности.
Проблема сложившейся ситуации - в неадекватном восприятии как властями, так и рыночными акторами всего комплекса макроэкономических процессов и явлений. Причем эта тенденция не является сиюминутным явлением, а прослеживается уже на протяжении, как минимум, последнего десятилетия, в течение которого рыночный фундаментализм достиг своего пика, а практика государственного регулирования испытала глубочайший кризис.
В августовском номере журнала KazEnergy (см. «США: экономическая рецессия или коррекция рынков», - KazEnergy, №6 (16), 2008) мы уже затрагивали данный вопрос.
С нашей точки зрения особая неадекватность прослеживается в отношении таких экономических факторов как «спекуляция» и «кредит», которым в системе экономических приоритетов отводится гиперторфи-рованная роль.
Без сомнения, в рыночной экономике находящаяся в контролируемых пределах спекуляция является неотъемлемой ее чертой, позволяющей оградиться от влияния такой «условности» как неопределенность будущего развития экономических процессов. Однако в современных макроэкономических условиях спекуляция достигла таких гигантских масштабов, которые противоречат даже принципам рыночного фундаментализма. Не секрет, что в США и Европе даже признанные либералы все активней выступают за ужесточение противодействия необоснованной спекулятивной активности.
К добыванию «легких» денег были сведены важнейшие аспекты глобальной экономики и финансовой системы, включая операции на фондовых, товарных, валютных рынках. Причем спекуляция фактически поощрялась государством, как через бездействие его регулирующих инструментов, так и через проведение соответствующей макроэкономической политики. Чего стоит только отмена в США в 1999 году Акта Гласса-Стигалла, которая «позволила» впоследствии наводнить рынки крупными институциональными спекулянтами всех мастей, особенно на самом Американском континенте.
Компании и банки были озабочены не столько долгосрочной устойчивостью своего бизнеса, сколько странной манией безграничного повышения своей рыночной капитализации, игрой на фондовом рынке. Они стали полностью зависимыми от настроений трейдеров и движений рынка, причем именно показатели фондового рынка ошибочно стали считаться главным индикатором успешности деятельности ведущих рыночных акторов. Но фондовый рынок в нынешнем его состоянии - это система, полностью оторванная от реального положения дел. Глобальный рынок торговли нефтью, металлами, продовольственными товарами дистанцировался от фундаментальных принципов спроса-предложения, ввиду того, что масштабные финансовые вложения в него повлекли за собой получение гигантской нормы прибыли. Товарные рынки обманчиво стали рассматриваться в качестве «бездонного» источника «легких» денег. Это вызвало закрепление на них практически всех крупных хеджевых и суверенных фондов, инвестбанков, которые влили туда сотни миллиардов долларов, что дало возможность и манипулирования товарными рынками, прежде всего их ценовой составляющей.
Причем многие из перечисленных финансовых институтов целенаправленно сфокусировали свою деятельность исключительно на операциях с указанными товарами, сырьем и товарными индексами. Стоит отметить, что и разорившиеся американские инвестбанки были также сильно вовлечены в эти операции, и, по всей видимости, именно августовский обвал котировок нефти до уровня $90-100 вызвал цепную реакцию их банкротства.
Все это привело к положению, кода ключевые сектора экономики представляют собой не что иное как «мыльные пузыри», основанные на гипертрофированном спекулятивном подходе к экономическим процессам. Ипотечный пузырь с лета 2007 года значительно сдулся, уже приведя к непредсказуемым последствиям, на очереди - вероятный крах фондовых и торговых рынков, который в случае неудачи «спасательных» мер, осуществляемых, в частности, американской администрацией, может послать в глубокий нокаут всю глобальную экономику. Положение усугубляется и тем, что экономика большинства развитых стран, и особенно США, стала «кредитной» по своей сути, основываясь на диспропорциональном использовании кредита как главного движителя экономического роста. Кредит сам по себе для экономики абсолютно необходим и несет только положительные моменты, но только в том случае, когда кредитование находится в разумных пределах. Но то, что мы наблюдали на протяжении последних лет - это мало чем обоснованный и нерегулируемый бум кредитования, опять-таки ориентированный на получение заинтересованными рыночными акторами «легких» денег. Во многом именно это привело к состоянию гиперинве-стированности всей экономики - использование легкодоступного кредита для стимулирования роста фактически дезориентировало экономику и инвесторов, в том числе вызвав чрезмерную активность в секторах, которые уже давно требовали охлаждения.
Для экономики, в долгосрочном плане, проблема заключается и в проценте, который включается в одалживаемые средства. Несмотря на инфляцию, которая призвана снизить давление процентной надбавки на должников, на определенном этапе приводит к сковыванию экономической активности. Практически любой новый бизнес сейчас начинается с более высокого долгового коэффициента. А относительно медленно растущие «зрелые» экономики, вроде американской, не в состоянии опередить прирост долга, даже при относительно низких процентных ставках и относительно высокой динамике инфляции. Именно поэтому США и другие западные страны будут и в дальнейшем увеличивать свою кредитную зависимость.
Сформирован нескончаемый круговорот, когда ссудные деньги, увеличенные через процент, так или иначе вновь идут на кредитование, а вовсе не на сбережения. Этим усиливается исключительно банковско-кредитный сектор. Но, опять-таки, только до того момента, когда не возврат заемных средств не достигнет критического для них уровня. Сейчас этот уровень уже пройден. И рост зависимости экономики от кредитов происходит параллельно с масштабным падением сбережений, причем все большая их пропорция становится частью долга других участников рынка. Феномен «кредитной» экономики требует кардинального пересмотра. Более того, необходимо переосмысление закрепившихся в сознании законов функционирования рыночной экономики, причем именно на макроэкономическом уровне.
Глобальная экономическая система вряд ли сможет эффективно пройти коррекцию исключительно только с помощью рыночных механизмов, когда государство ориентируется на либеральный принцип «невидимой руки», освобождая себя задачи долгосрочного моделирования экономических процессов. Последние действия ряда ведущих государств напрямую подтверждают это.
Ведь именно сниженное участие государства в управлении экономическими процессами, по сути, и породило подобные дисбалансы. По всей видимости, мир входит в новую фазу активизации государственного макроэкономического управления и протекционизма, где и глобализация может рассматриваться в качестве все более нежелательного элемента. Эпоха экономического либерализма уходит в прошлое.
 
Планы Полсона и иные ограниченные, «антикризисные» шаги, принимаемые западным сообществом, не смогут концептуально исправить ситуацию. Они призваны не вносить коррективы, а лишь обеспечить стабилизацию нынешней модели экономики, которая сохраняет свою прежнюю сущность. Они пытаются воссоздать экономику «мыльных» пузырей.
Однако если не пойти на решительные меры уже сейчас, то нынешние кризисные явления могут показаться лишь слабым недомоганием, по сравнению с теми трудностями, с которыми в состоянии столкнуться глобальная экономика уже в скором времени.
Углубление кризисных явлений
Пока же кризисные явления в мировой экономике продолжают активно углубляться. Мировая экономика, по сути, входит в глубочайший перелом после 1930-х годов, причем глубина кризиса по некоторым параметрам уже в ближайшие месяцы может превзойти эпоху Великой депрессии.
Все ведущие национальные экономики вошли в зону рецессии, однако ее окончательный масштаб не может быть четко отслежен, ввиду сложности испытываемых процессов. Доступные данные по итогам третьего квартала и прогнозные ожидания дают основание утверждать, что экономический спад, особенно в развитых экономиках, продолжит углубляться.
Фактически финансовый кризис стал уже экономическим. Здесь важно четко отслеживать тот факт, что до сих пор мир испытывал финансовую нестабильность, в то время как другие сектора экономики, за исключением строительного, продолжали довольно активно развиваться. То есть в течение времени, прошедшего с августа 2007 года, в глобальной экономике сложилась несколько парадоксальная ситуация, когда финансовая нестабильность не вызвала сразу экономический спад, а развивалась в своей «плоскости».
Необходимо отметить, что недостаток ликвидности и коллапс кредитно-ипотечных рынков вовсе не стал ключевой причиной финансовой нестабильности. Это стало лишь следствием упомянутых выше структурных дисбалансов, которые выразились в форме кризиса доверия между участниками рынка. Ликвидности же в глобальной финансовой системе вполне достаточно, даже несмотря на череду недавних банкротств. Потенциальные инвесторы стараются переждать период дестабилизации, не рискуя активно выходить на рынок. Проблемы же возникают у тех участников рынка, которые на протяжении последних нескольких лет участвовали в спекулятивных и иных операциях, а также во вложениях в нестабильные активы.
Однако уже тогда американская, японская и европейская экономики стали терять темпы развития.
Второй квартал 2008 года продемонстрировал спад в Еврозоне и Японии в -0,8 и -3% соответственно, хотя в первом квартале рост составлял +2,7% и +2,8% соответственно. Правда, американская экономика довольно непредсказуемо выросла на +2,8%. Отмечу, что тогда временные успехи американской экономики даже вызвали предположения о невозможности экономического кризиса и возврате системы в прежнее состояние.
Тем не менее «перелом» начал заметно проявляться ровно через год, в середине августа 2008 года, когда основные глобальные торговые индексы начали быстро рассыпаться, а фондовые рынки начало довольно сильно лихорадить.
Еще до этого стали активно прослеживаться банкротства крупных финансовых институтов, особенно в США, где обанкротился IndyMac Bank, а также несколько других банковских структур. В августе о невозможности в полной мере исполнять свои обязательства объявили две гигантские федеральные структуры - Federal National Mortgage Association и Federal Home Loan Mortgage Corp., действующие на ипотечном рынке, что в полной мере продемонстрировало масштабы финансовой дестабилизации.
Тенденции экономического спада
В сентябре текущего года ситуация стала объективно выходить из-под контроля. А причиной этого стало упомянутое в начале статьи банкротство крупнейших инвестиционных банков США, которое фактически
разрушило существующую систему инвестиционного банкинга. Наряду с этим стало проявляться системное ухудшение ситуации в Европе, где ряд финансовых институтов столкнулся с острым недостатком ликвидности, а Исландия вплотную приблизилась к состоянию государственного дефолта, также как и Украина.
Но именно банкротство Lehman Brothers особенно сильно способствовало усилению кризиса доверия, заставив участников рынка исключительно осторожно оценивать дальнейшие перспективы. По сути, оно четко продемонстрировало структурные перекосы в сфере инвестиционного банкинга, что подкрепилось ухудшением положения ряда других крупных финансовых структур, и спровоцировало череду вынужденных слияний инвестбанков, в частности Merrill Lynch & Со с Bank of America и Wachovia с Wells Fargo. Испытывающий серьезные проблемы крупнейший американский страховой концерн American International Group, A.I.G. выкупается Федеральным резервом США. Два из пяти крупнейших ипотечных банков Великобритании - Northern Rock и HBOS тоже оказались в сложной ситуации. В отношении первого пришлось провести национализацию, a HBOS также с участием правительства переживает сейчас процесс слиянья с другим британским банком Lloyds.
Это фактически приостановило активность в сфере межбанковского кредитования, да и в системе кредитования экономики в целом, и не только в США и Великобритании. В действительности на настоящий момент сохраняет свои позиции лишь рынок кредитов overnight. По сути, значительно ограниченный доступ к кредиту оказывает серьезное давление на бизнес, особенно на компании с высокой долей заемных средств.
В глобальном масштабе, по ряду оценок, объемы потенциального кредита кардинально сократились со своего пика в $304 трлн в середине 2007 года до $70 трлн в сентябре текущего года, то есть в более чем 4 раза. Как следствие, уже в сентябре количество крупных корпоративных дефолтов составило 57, в то время как на протяжении всего 2007 года таковых насчитывалось всего 22. При этом, в одних США, по данным Всемирного банка, примерно 110 банков и финансовых институтов могут уже в ближайшие месяцы столкнуться с существенными финансовыми трудностями.
Это позволяет прогнозировать проявление и новых крупных банкротств, причем уже не только и не столько исключительно в финансовом секторе, но и в реальной экономике. В частности, особенно сильно могут быть затронуты строительная, металлургическая и машиностроительная промышленность.
Особое внимание с моей точки зрения нужно обратить на сферу трансграничного финансирования и предоставления кредитов, которая стала одним из важнейших источников структурных рисков ввиду ее диспропорционального использования. Значительное число банков и финансовых институтов, в том числе и казахстанских, ориентировало свое долгосрочное развитие на доступ к внешним источникам кредитования, иными словами «войдя» в ситуацию, когда текущие активы и уровень внешних заимствований был резко разбалансирован. Как следствие, финансовые институты, в значительной степени зависимые от международного финансирования и своповых рынков, начали испытывать масштабные усугубляющиеся проблемы, будучи неспособными обеспечить «неограниченный» доступ к займам и осуществлению рефинансирования на выгодных для них условиях в ходе усиления кризисных явлений. В частности, большинство банков, оказавшихся неспособными выполнять свои обязательства, и так или иначе поддержанных крупными финансовыми вливаниями или выкупленных национальными правительствами, к примеру «проблемные» Fortis (Бельгия) и Glitnir Bank (Исландия), полагались на транснациональные займы для развития своего бизнеса и ускоренного увеличения прибыли. В этом контексте важно начать адекватно воспринимать систему экономического прогнозирования и определения глобальных инвестиционно-экономических рейтингов.
Фактически она показала свою полную нежизнеспособность, когда целый ряд компаний с высшим инвестиционным рейтингом, который выставлялся по абсолютно непонятным критериям, первыми оказались банкротами. Безосновательная ориентация на подобные рейтинги, которые стали своеобразным брендом, подвела многих инвесторов.
В общем, по данным группы Всемирного банка суммарные списания могут достигать $1,4 трлн, что гораздо выше предварительных оценок в $945 млрд, которые озвучивались прошлой весной. Пока же списано около $580 млрд, из них 95% приходится на довольно ограниченное количество «проблемных» европейских и американских финансовых институтов. В частности, небанковские институты уже потеряли порядка $180 млрд, в то время как страховые компании отметили суммарные убытки в сумме $100 млрд. Хеджевые фонды потеряли $60 млрд из $760 млрд общей капитализации. Однако положение осложняется тем, что из общей суммы финансовых списаний «официально» признано немногим более 55-60%, а общие доходы банковских институтов с августа 2007 года по сентябрь 2008 года составили лишь около $430 млрд.
По оценкам Аналитической группы KazEnergy, ситуация в этом контексте гораздо серьезней - потенциальные списания могут в сумме достичь как минимум $3,5-4 трлн, если кризисные явления активно продляться в четвертом квартале 2008 года и первом квартале 2009 года. За последние несколько месяцев резко упала фондовая стоимость значительной части участников глобального фондового рынка, и как следствие, их рыночная капитализация.
Следует еще раз повторить, что этого следовало ожидать, так как формирование фондовой стоимости компаний ориентировалась исключительно на настроения инвесторов, а не на фундаментальные предпосылки, способных адекватно отразить результаты деятельности и потенциал участников рынка. Обвал фондовых позиций значительно усугубил положение ряда крупных компаний, которые еще недавно относили к категории «непотопляемых».
Уже по итогам четвертого квартала 2008 года ожидаются крупные убытки у значительной части компаний, что еще больше ослабит рынок. Подобные тенденции вызвали в ведущих экономиках мира крупнейшую волну национализации, которая пока ориентируется на финансовый сектор, а также резкое расширение финансовой поддержки со стороны государства нестабильным участникам рынка. Фактически, за последние несколько десятилетий доминирования экономического либерализма и рыночного фундаментализма подобные интервенции со стороны государства в таком масштабе никогда не производились. Наиболее известным шагом стало решение о выделении Вашингтоном 700 млрд для поддержки национального банковского и ипотечного рынка.
Однако проблема втом, что ввиду отсутствия достаточного количества свободных резервов ряд государств оказывают поддержку экономики в долг - особенно это касается Соединенных Штатов. И в получении долга они вынуждены ориентироваться либо на печатный станок, либо на ограниченные возможности заимствования на международном уровне. При этом все решения о финансовой поддержке экономики со стороны государства зачастую носят «размытый» характер, обусловленный большим количеством «но».
Наряду с этим происходит давно прогнозируемое нашей Аналитической группой обрушение пузыря в сфере глобальной нефтяной торговли. Фактически участники этого рынка стали не способны поддерживать тренд на спекулятивное повышение котировок нефти, что требовало привлечение значительных финансовых ресурсов в условиях сокращения спроса на нефть со стороны ведущих экономик мира. Это напрямую отразилось на экономической ситуации в ряде государств, ориентированных на нефтегазовый экспорт, Казахстан и Россия среди них. Однако причиной спада нефтяных котировок стало и резкое «охлаждение» реального сектора глобальной экономики. В частности, темпы роста промышленного производства в общемировом масштабе сократились в сентябре текущего года до 1,6%, в то время как осенью 2007 года они достигали 6,4%. В ведущих национальных экономиках, прежде всего в Еврозоне, США и Японии прослеживаются уже заметные отрицательные темпы роста промышленного производства, причем ряд отраслей, к примеру автомобильная, металлургическая и другие, уже оказались в трудном положении, усугубившимся снижением спроса на конечную продукцию и сокращением покупательной способности населения. В частности, в США продажи автомобилей в октябре 2008 года сократились сразу на 27%, в Европе - на 8%, в то время как ведущие мировые металлургические компании готовы сокращать производство вплоть до 20-30% ввиду сокращения спроса на продукцию.
В целом же, по итогам четвертого квартала 2008 года рост ВВП в США, Еврозоне и Японии составит -2%; -0,7%; -2,5% соответственно, а темпы промышленного производства в них покажут гораздо более низкие результаты.
Средний глобальный рост ВВП, по данным Всемирного банка, в 2009 году составит 3,9% в 2008 году, 2,2%- в 2009 году, по сравнению с 5%, достигнутыми в 2007 году, что станет наихудшим результатом с 2002 года. По нашим прогнозам, следует ожидать худших результатов: 3,4-3,6% по итогам текущего года, 1,8-2%- в 2009 году. Как следствие, рост объемов потребления нефти в глобальном масштабе сократилось до 0,6 млн баррелей в день за 3 квартала текущего года, по сравнению с 1 млн баррелей в день на протяжении 2005-07 годов. Стоит отметить - потребление нефти в государствах ОЭСР сократилось за этот период на более чем 1 млн баррелей в день, что несколько компенсировалось ростом спроса в России, Ближнем Востоке и Китае. В этом контексте вполне можно прогнозировать дальнейшее сокращение ценовых котировок на нефть до $30-35 за баррель Brent.
Снижение спроса
Кстати о покупательной способности населения. По всей видимости, потребители в США, также как в Еврозоне, будут очень консервативны в своих расходах в течение оставшихся месяцев 2008 года, также как и в первой половине 2009 года, из-за ситуации на рынке недвижимости, фондовом рынке, а также сокращающейся доступности кредита. В развитых экономиках покупательная способность населения продолжает последовательно софащаться, к примеру, на фупнеишем рынке - американском, внутренний спрос в августе 2008 года упал на 0,5%, в июле зафиксировано падение на 0,3%. Стоит отметить, что «парадоксальный» экономический рост в США в первой половине 2008 года был вызван именно сохранением высокого уровня покупательной способности населения, причем налоговые софащения в размере до $100 млрд, направленные на поддержку розничной торговли в течение мая-июня нынешнего года, привели к сохранению данной тенденции уже после «переломного» момента.
Кризис в сфере недвижимости, который, по сути, и запустил открытую фазу финансовой нестабильности, постепенно переходящую в общеэкономическую, оказал в связи с этим особое влияние. По индексу Case-Shiller Composite-10 стоимость недвижимости в фупнейших мегаполисах США резко сократилась на 17,72% по сравнению с августом 2007 года - беспрецедентный ипотечный спад для этого государства. Причем коррекция ипотечного и жилищного рынка продолжится, как минимум, на протяжении последующих двух-четырех кварталов. Значительная часть населения США и Еврозоны оказалась неспособна выплачивать в такой ситуации свои долговые обязательства, или же резко сократило уровни потребления.
Ситуация со способностью населения покупать резко упадет именно в четвертом квартале текущего года, что в условиях недоступности кредита может принять серьезные формы.
Важно, что в данном контексте свою роль могут сыграть нестабильная ситуация в сфере занятости. Софащения рабочих мест в глобальном масштабе уже принимают серьезный характер, ввиду ослабления финансовых возможностей компаний, особенно в малом и среднем бизнесе.
К примеру, в одних только США за прошедшие 10 месяцев нынешнего года количество рабочих мест софатилось на 900 тыс., а уровень безработицы достиг 6,5% по итогам октября - худший показатель с марта 1994 года. Причем только в течение одного октября софащения превысили 200 тыс. человек. В Еврозоне по данному показателю ситуация несколько стабильней, безработица держится в пределах 7,4%, но уже по итогам четвертого квартала ожидается ее заметное увеличение. Дальнейшее углубление физисных явлений в реальном секторе национальных экономик в состоянии серьезно усилить указанную динамику. В результате, в значительной степени пострадают не только американские производители, но и экономики, ориентированные на экспорт, особенно в США и ЕС. В частности, для самой Еврозоны США являются ведущим рынком сбыта, также как и для Китая.

Это подразумевает, что ухудшающиеся перспективы американской экономики, могут вызвать значительный спад в указанных государствах, усилив и без того сильно проявляющиеся негативные тенденции экономического развития. В данном контексте отрицательную роль в состоянии сыграть и «сильные» евро и юань.
Правда, ослабление американской экономики и сохраняющееся «слабое» состояние американского доллара уже помогли США снизить дефицит текущих счетов до 5% ВВП по итогам первой половины 2008 года. Но, наряду с этим, в октябре-декабре 2008 года государственный долг США будет увеличен на $550 млрд, а в первом квартале следующего года - еще на $368 млрд. Таким образом, в 2008 году государственный долг США увеличится на рекордные $1,4 млрд, что еще ближе может подвинуть данное государство к состоянию технического дефолта. Однако стоит учитывать, что реальную поддержку реальному сектору ведущих экономик мира, росту спроса и ослаблению кризисных ожиданий может оказать резкое снижение нефтяных котировок и стоимости продовольственных товаров, а также связанное с ним уменьшение инфляционного давления.
Вплоть до сентября текущего года, несмотря на ослабление глобального роста, инфляция значительно усилилась во всех государствах мира, достигнув наиболее высоких с конца 1990-х годов показателей, ввиду спекулятивного роста нефтяных и продовольственных котировок. Но уже с августа 2008 года отмечается постепенное снижение темпов инфляции с пика, достигнутого в июле, особенно в группе развивающихся государств, где активно отмечались и ее двузначные значения, причем этому способствовало и уменьшение внутреннего спроса. По сути, это позволяет в некоторой степени высвободить дополнительные финансовые ресурсы для участников рынка, а также усилить покупательную способность населения.
Перспективы Китая и развивающихся стран
В этом контексте непредсказуемо выглядят перспективы Китая, который до последнего времени был в состоянии выдерживать крайне высокие по общемировым стандартам темпы роста. Вопрос в том, что рост экономики Китая поддерживается в основном за счет увеличения объемов экспорта. В частности, только по итогам отдельно взятого сентября 2008 года экспорт составил $136,4 млрд, на 21,5% больше, чем в сентябре прошлого года, а основная часть экспорта идет именно в США, Еврозону и Японию - государства, пока что в наибольшей степени пострадавшие от кризисных тенденций. В Китае, безусловно, внутренний рынок сбыта является потенциально самым обширным в глобальном масштабе, и в некоторой степени он может компенсировать ухудшение экспортных возможностей страны. Однако до сих пор покупательная способность населения отличается гораздо более низкими показателями, по сравнению с теми же США. Как следствие, экспорту замены пока что нет. Ввиду влияния глобального кризиса темпы роста ВВП Китая уже замедлились до 9% в третьем квартале 2008 года, по данным Национального бюро статистики Китая. То есть впервые за последние 4 года этот показатель оказался на столь низком уровне, в то время как во втором квартале 2008 года рост ВВП страны составил 10,1%. Серьезно затормозилось промышленное производство: в сентябре в годичном исчислении оно прибавило 11,4%, что стало самым низким показателем с 2003 года.
Подобное снижение макроэкономических показателей Китая, в первую очередь, связано с потенциальным падением экспорта, доля которого в общем объеме ВВП за последний квартал уже сократилась вдвое, до 1,2%. По итогам четвертого квартала вполне можно ожидать софащение темпов роста китайского ВВП до 7,9-8%. Но сможет ли Китай справиться с дальнейшим разрастанием глобального кризиса в течение ближайших нескольких кварталов и целенаправленно адаптировать свою экономическую политику к новым условиям, предсказать сложно. В любом случае замедление темпов экономического роста Китая сыграет лишь негативную роль для глобальной стабильности, в частности, учитывая финансовую вовлеченность данного государства в формирование американского госдолга.
  Следует отметить, что Китай отражает общую динамику, характерную для категории развивающихся государств.
Значительная часть данных государств до сих пор играет роль своеобразного «сдерживателя» расширения глобального экономического кризиса, благодаря экспортной ориентированности своих экономик и наличию существенных свободных финансовых резервов, позволяющих осуществлять довольно активные действия для нейтрализации потенциальных физисных явлений. Однако они вряд ли в состоянии эффективно противодействовать долгосрочным физисным явлениям, принимая во внимание постоянное сокращение экспортных возможностей.
Темпы роста в данной категории государств постепенно софащаются. По итогам третьего квартала 2008 года они составили в среднем 7,1%, что представляет собой падение на 0,9% по сравнению с третьим кварталом прошлого года. В четвертом квартале 2008 года ожидается последующее софащение темпов экономического роста ориентировочно до 5,1%, реальное падение которого будет зависеть от развития ситуации в основных регионах сбыта, а также сокращение экспорта. В этом контексте вполне возможны национальные дефолты ряда развивающихся экономик, ввиду существующих структурных перекосов их экономического развития.
В итоге, следует отметить, что дальнейшее поэтапное развитие ситуации в мировой экономике продолжит сталкиваться с многочисленными трудностями, которые обусловлены последствиями структурных перекосов. По всей видимости, активная фаза физисных тенденций в мировой экономике продолжится так или иначе еще на протяжении 5-6 следующих кварталов, и «дно» кризиса может быть достигнуто только в первом-втором кварталах 2009 года.

 
PDFПечатьE-mail