Барак Обама. Новое лицо Америки

размер шрифта: Aa | Aa
obama2.jpg
Артем Устименко
В США 4 НОЯБРЯ ПРОШЛИ ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ. И ЗАВЕРШИЛИСЬ ОНИ ДЛЯ МНОГИХ ВСЕ-ТАКИ ДОВОЛЬНО НЕОЖИДАННЫМ РЕЗУЛЬТАТОМ - УБЕДИТЕЛЬНУЮ ПОБЕДУ ОДЕРЖАЛ КАНДИДАТ ОТ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ БаРАК ОБАМА, СТАВ ПЕРВЫМ ЧЕРНОКОЖИМ ПРЕЗИДЕНТОМ США, ИЗБРАННЫМ НЕПОСРЕДСТВЕННЫМ ГОЛОСОВАНИЕМ.
 
Еще буквально года два назад фигура сенатора от штата Иллинойс Б. Обамы как политика была известна лишь в довольно узких кругах. И вряд ли кто мог предположить тогда, что именно с ним Америка свяжет следующий, как минимум четырехлетний период своей истории.
Однако Обама стал не только первым избранным президентом-чернокожим, но первым с 1976 года президентом-демократом, добившимся столь внушительного преимущества над соперником-республиканцем. Дж. Мак-кейн не смог победить в ключевых штатах - Пенсильвании, Флориде, Огайо и Вирджинии, в которых сконцентрированы «решающие» голоса выборщиков, и вокруг которых шла основная предвыборная борьба в предыдущие годы.
Президентство Барака Обамы: сложные времена
В то же время Обама, без сомнения, входит в Белый дом в исключительно сложный и неустойчивый период для его страны.
Экономический кризис все более втягивает в себя США, и впервые за более чем 60 лет ситуация может повторить Великую депрессию. Международные позиции государства в значительной степени расшатаны, а в Ираке и Афганистане процессы объективно вышли из-под контроля. Америка потеряла имидж «авангарда» цивилизованного мира. И это лишь наиболее заметные проблемы, вершина айсберга.
Для выхода из этого тупика от нового президента США потребуется, как бы это пафосно не звучало, неимоверная воля и целеустремленность. Однако перед ним открывается перспектива в случае успеха в разрешении важнейших проблем встать вровень с Рузвельтом и Линкольном, которые в свое время смогли вывести страну из кризисного состояния. Но возможно, проблема для мира, да и для самой Америки в том, что Обама малопредсказуем, его будущую стратегию нельзя свести к какому-то заранее известному или просчитываемому набору действий или ценностей. Его предвыборная компания, по сути, - это большой знак вопроса. Дж. Маккейн в качестве президента был бы гораздо более предсказуем, особенно во внешнеполитическом плане, так как его поведение формировалось на основе восприятия реальности в рамках «прошлой» эпохи, он - воплощения консерватизма. Да, кандидат от Республиканской партии склонен видеть мир в черно-белых тонах, его выбор - это жесткий «рейганизм», но об этом все догадываются. Обама - другой, и что важно, он представляет собой иное, новое поколение американских политиков и, как следствие, воззрений на происходящие процессы. И даже тот факт, что Обама менее радикальнее Маккейна, основывается на ничем не обоснованных допущениях.
Вся фундаментальная политическая платформа команды Б. Обамы, как во внутриполитическом, так и внешнеполитическом плане, является крайне размытой. Основная часть ее базируется на популистских заявлениях которые были призваны перевести на его сторону электорат,недовольный экономической стратегией прежней администрации и развитием ситуации в Ираке и Афганистане. По сути, команда Б. Обамы, также как и Дж. Маккейна, в процессе электоральной кампании не предложила каких-либо практических шагов и инструментов, которые позволяли бы определить наметки дальнейшего политического курса. И вполне вероятно, что у команды Б. Обамы пока еще недостаточно четко выстроено видение реальной ситуации в стране и за ее пределами. Здесь большую роль будет играть именно тот факт, насколько адекватно команда Б. Обамы воспринимает текущие внутренние и международные процессы, комплекс вызовов и угроз национальной безопасности. Это - крайне хрупкая конструкция. Однако, по всей видимости, Обама все же попытается позиционировать себя в качестве своеобразного «спасителя нации». История демонстрирует, что подобный подход несет в себе много подводных течений, бороться с которыми нужно уже в процессе восхождения к политическому Олимпу. Американское общество, безусловно, нуждается в реформах, причем по всем основным направлениям, не только экономическом. Старая модель общественных, политических, социально-экономических отношений активно начинает давать серьезные сбои.
Но есть ли у команды Б. Обамы четкое видение этих реформ? Не выйдет ли он в процессе их осуществления за всегда существующие скрытые «флажки», когда реформы уже оборачиваются против их инициатора? Да и решится ли он на них?
Национальный расовый раскол
Наряду с этим создается впечатление, что избрание Барака Обамы президентомobama.jpg подвинуло США к еще большей поляризации по расовому признаку.
Безусловно, через избрание Обамы в американском общественно-политическом сознании произошла значительная «ломка», был создан прецедент, который можно будет повторить и в будущем.
По сути, «проект Обама» и был целенаправленно запущен заинтересованными политическими кругами США как раз для ослабления усиливающегося в последнее время расового недопонимания, которое фактически дезавуировало концепцию американского «плавильного котла», активно позиционируемого в течение 1990-х в качестве модели для остального мира. С этой точки зрения «проект Обама» полностью оправдан.
Но, по-видимому, одновременно произошел и расовый раскол.
В течение последних пары-тройки десятилетий «политкор-ректности», американским политическим истэблишментом была выбрана своеобразная позиция замалчивания расового вопроса, особенно в самой политике. Он как бы неожиданно перестал существовать в качестве ключевой проблемы, хотя на самом деле для значительной части американцев расовый вопрос продолжает играть зачастую важнейшую роль при принятии решений, особенно политического характера. О нем не говорят открыто, но о нем думают все. И по сути, этот вопрос несет в себе наибольшую опасность для США как государства.
Как бы это не хотелось признавать, но у определенной части консервативно-радикальных американцев, приверженцев концепта WASP, избрание Б. Обамы президентом вызвало чувство неудовлетворения и озлобленности. Смогут ли они с этим примириться в дальнейшем - большой вопрос. В то время как составляющие 13% населения США афроа-мериканцы в большинстве своем восприняли его победу не как прогресс всей американской нации, а как долгожданный прорыв во власть своей расовой группы, как болезненный укол так называемым «белым» за прошлые унижения. Не станет ли избрание Б. Обамы поводом для роста расовой атолерантности уже с их стороны?
В подобных условиях устойчивость президента как политической фигуры может вызывать значительные сомнения. И Б. Обаме необходимо приложить максимум усилий, чтобы не выпустить этот сдвиг из-под контроля. Иначе он может повторить судьбу Кеннеди.
Экономическая нестабильность
Безусловно, именно экономика станет для Барака Обамы своеобразной проверкой на прочность.
Ведь результаты экономической стабилизации и итоги действий властей можно ощутить реально, в отличие от зачастую аморфных и непонятных для обывателя итогов внешнеполитической деятельности или процесса общественного реформирования. Население США будет судить о нем во многом по его экономической политике. Успех в ускоренной стабилизации американской национальной экономики даст команде Барака Обамы полный карт-бланш со стороны общества. И наоборот, если новый президент не сможет оправдать ожидания электората, который во многом и проголосовал за него из-за более понятного подхода к борьбе с рецессией, то его ждут трудные времена, так же как и управляемую им страну. То и другое вполне возможно, так как экономические проблемы, с которыми столкнулась Америка, носят фундаментальный характер, а их разрешение потребует полного пересмотра акцентов экономического развития.
Модель американского неолиберального рыночного фундаментализма расползлась по швам, став абсолютно непопулярной для остального мира. А ведь еще несколько лет назад ее провозглашали венцом экономического развития человечества. Нынешний кризис - это только внешнее проявление тех крупномасштабных структурных дисбалансов, которые целенаправленно игнорировались на протяжении последних двух десятилетий.
По сути, Б. Обама очень близок к той ситуации, в которой оказался Рузвельт в начале 1930-х годов, а к моменту принятия им президентских полномочий 20 января 2009 года эта ситуация может значительно ухудшиться. Как и Рузвельт, Обама постарается ориентироваться в своем экономическом курсе на кейнсианскую стратегию сдерживания кризисных явлений, усиливая государственное регулирование национальной экономики и повышая внутренний спрос, наряду с поэтапным сокращением государственного долга, торгового дефицита и ряда крупных статей бюджетных расходов, особенно на оборону. Но пока что непонятно, насколько экономическая стратегия нового президента будет социально-направленной, так как все его предвыборные обещания, в частности насчет снижения налогов, развитии здравоохранения, носили откровенно популистский характер.
Однако Бараку Обаме нужно будет осуществить кардинальную перестройку существующей в США экономической модели, но не факт, что он на нее решится, сосредоточившись лишь на косметических изменениях, которые позволят ему на время успокоить электорат. Проблема в данном случае не столько в масштабности указанной задачи, сколько в том, что радикальные преобразования не позволит провести американская экономическая и политическая элита, которая и контролирует президента.
Международные проблемы
По-видимому, особое место во внешней политике нового президента займут Афганистан и Ирак.
Создавшийся в Афганистане и Ираке тупик разрешить с кавалерийского наскока, как обещал в своих предвыборных речах избранные президент, очень трудно. Америка в данных государствах завязла очень основательно, а «вьетнамский синдром» в обществе проявляется очень активно, в прямой прогрессии с ростом потерь. Но на другой чаше весов геополитические интересы, а также имидж наиболее разрушительной военной силы в истории, которые напрямую пострадают в случае вывода военных контингентов. Из Афганистана и Ирака нельзя так просто уйти, нужно искать компромисс как внутри страны, так и за ее пределами, особенно среди союзников. Вполне возможно, что на это не хватит одного президентского срока - и Обама это прекрасно понимает, так что политика в этом направлении будет полна популизма и ухищрений.
Многие думают, что Обама является символом умеренного «пацифистского» изоляционизма, что он будет ориентировать на разрешение внутренних проблем. Но Америке в этом случае также нельзя взять и просто сократить свое передовое военное присутствие за рубежом, закрыться в своих территориальных пределах, не обращая внимание на процессы, происходящие в глобальном масштабе. Подобный сценарий по своим стратегическим последствиям еще более опасен для Соединенных Штатов, рискующих повторить судьбу других империй. Барак Обама не станет изоляционистом, но он и не станет повторять «силовой» эксперимент Дж. Буша. Иначе Америка рискует потерять все.
Его внешнеполитический конек - это распространение произвольно понимаемых «демократических» ценностей, акцент на использование «мягких» средств воздействия на другие государства, психологическая война. До некоторой степени его внешнеполитический курс будет напоминать внешнюю стратегию Билла Клинтона.
Новый президент, безусловно, постарается приложить все возможные усилия для восстановления мировых позиций США в качестве «оплота цивилизованного мира», а для этого как нельзя кстати подходит произвольно трактуемое деление на «своих и чужих».
Бараку Обаме надо быстрыми темпами восстанавливать альянс с Европой, расшатанный в период правления уходящей администрации. Все большую угрозу начинают снова представлять Россия и Китай, которых новый президент США постарается «направить» в нужное русло. Демократический мессианизм в мире также пошел не в том направлении, в котором хочет Вашингтон. А все это уже напрямую затрагивает и интересы Казахстана.
 
В данном контексте изоляционизм не уместен, наоборот, международная политика Обамы по своей внешней направленности определенно даст фору политике, осуществляемой администрацией Дж. Буша-младшего. Ведь фактически именно Дж. Буш дистанцировался от разрешения ряда значительных глобальных вызовов американскому господству, сконцентрировав свое внимание лишь на ограниченном количестве ключевых проблему, среди которых те же Афганистан с Ираком занимали приоритетное место. Обаме придется быстро ликвидировать внешнеполитические ошибки и неповоротливость прошлой администрации. При этом «пацифизм» Обамы вовсе не означает, что Америка перестанет, где не попадя, использовать свою военную дубинку - вполне возможно, что силовые операции станет меньше по масштабу, но более частыми. Свобода в проецировании силы есть неотъемлемый элемент великодержавности - Обама это прекрасно понимает, и будет использовать данный принцип - политическое морализаторство здесь не уместно.
Тем не менее, во внешнеполитической сфере Барак Обама представляет собой еще большую загадку. Но в любом случае американский внешнеполитический курс будет отличаться повышенной двойственностью, а также гибкостью, что уменьшает вероятность структурного планирования и выработки долгосрочной и эффективной стратегии контрдействий со стороны других государств в период правления избранного 4 ноября американского президента.
PDFПечатьE-mail