Энергетическая отрасль и информация: взаимовыгодные партнеры или соперники?

размер шрифта: Aa | Aa

Юрий Сигов, заведующий бюро журнала «Деловые Люди» в Вашингтоне, США корреспондент еженедельника «Деловая Неделя» (Алматы, Казахстан) в США

Энергосектор и информация (Пи-Ар и медиа-обеспечение через телевидение, радио и печатные СМИ) – эффективное взаимодействие, взаимозависимость и взаимное влияние.

Практика функционирования мира большой нефти и ее добычи показывает, что в нем всегда правит бал обстановка постоянной нестабильности и неясности, иногда умышленно распространяемой СМИ дезинформации и крайне скудных правдивых данных о том, что же на самом деле и в каком количестве содержится в земных недрах, какие технологии для того, чтобы ее достать оттуда нужны, и сколько будет это стоить, а также какова настояшая себестоимость и продажная цена той нефти, которая попадает после добычи к потребителю.

Так уже сложилось, что о нефти никогда и нигде никто не знал всей правды, а СМИ во всем мире по большей части пользуются для оценки нефтяных рынков уже скоректированными данными, мнениями аналитиков, которые зачастую сами весьма туманно представляют себе реальное состояние дел в нефтяной промышленности, и уж тем более – перспективы ее развития даже на ближайшие 5- 10 лет не говоря уже о более серьезных и длительных прогнозах.

Ситуация на мировых нефтяных рынках складывается так, что реально даже самые информированные международные эксперты во многих случаях понятия не имеют о том, какое сейчас на рынках имеется соотношение между спросом и предложением, и на каком основании сегодня нефтетрейдеры просят на бирже за баррель нефти ту или иную цену.

Так, американские специалисты, работающие над изучением перспектив мировых нефтяных рынков, подсчитали, что примерно 46 процентов всех запасов нефти в странах ОПЕК являются по-существу дутыми и умышленно завышенными. Все меньше и меньше открывается в мире новых месторождений, а в той же Саудовской Аравии стоит выдохнуться крупнейшему в мире нефтеместорождению Гавар (в нем содержится примерно 17 процентов всей нефти, разведанной на нашей планете), то весь нефтяной мировой рынок может попросту рухнуть.

В этой связи прав министр энергетики и нефтяных ресурсов Катара Абдулла Аль Аттия, когда говорит о том, что нефть сегодня на миррвом рынке стоит так дорого не потому, на нее настолько вырсо спрос, а потому, что ее раздувают в цене нефтяные спекулянты и нагоняющие страхи на мировую нефтяную биржу посредники.

В этом контексте давно уже мусируется вопрос в мировых СМИ о том, что нефть вот-вот закончится, и что ее уже очень скоро якобы будет нечем заменить.

На самом деле мировые СМИ достаточно давно и активно обсуждают эту тему, но почти всегда не учитывают то, что большая часть данных о том, какие имеются у крупнейших нефтедобываюших государств нефтяные резервы является государственной тайной, которую та же Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты или та же Россия хранят куда жестче, чем самые большие свои военные секреты.

Если послушать министров нефти ведущих нефтедобывающих стран, то у той же Саудовской Аравии ее должно хватить при нынешних темпах добычи на 60-80 лет, у ОЭА – на 120 лет, а в Кувейте - даже на 160 лет. Но реально объемы добычи нефти в этих странах, а также в странах, которые не входят в ОПЕК и не подчинены никаким международным квотам на добычу (та же Россия или Мексика, к примеру) можно сегодня назвать только приблизительно, причем на многих мировых скважинах до 40 процентов нефти не выкачивается, а скважины бросаются недоработанными.

Поэтому все разговоры о том, что нефть действительно в недрах земли скоро закончится или ее на самом деле имеется в наличии недостаточно, больше основывается на слухах и гадании на кофейной гуще, чем на четком и прозрачном понимании ситуации.

Еще один любопытный посыл, к которому имеют прямое отношение СМИ по всему миру, в том числе американские. Это тот факт, что нефть сегодня стоит незаслуженно дорого, и развитые страны мира вполне в состоянии платить по 150-180 долларов за баррель нефти на мировом рынке.

Несомненно, что все в мире и для развитых, и для не очень развитых стран относительно. Поэтому то, что дорого для рядовых американцев, которые на протяжении десятилей привыкли заправлять свои автомашины практически забесплатно, в той же Норвегии или Японии, где галлон бензина стоит по 7-8 долларов давным давно, американские цены на бензин на заправках выглядят просто социалистическими.

При этом СМИ в Соединенных Штатах обычно в дороговизне бензина на заправках в стране обвиняют некий сговор стран ОПЕК или политическое давление со стороны Ирана, Венесуэлы и России на мировые нефтяные рынки. На самом же деле мир давно уже должен привыкнуть к дороговизне нефти и к ее постоянной нехватке из-за резко увеличивающегося потребления и снижения мировой нефтедобычи.

Сегодня Соединенные Штаты составляют всего 6 процентов населения мира, но на США приходится 34 процента всей производимой в мире энергии. При этом средняя американская семья совершает 11 поездок на автомобиле в день в то время, как в Европе этот показатель не превышает четырех поездок. В Америке также сконцентировано более 60 процентов мирового парка автомобилей, что делает любое повышение цен на нефть в мире крайне болезненным прежде всего для США и их граждан.
 
Способствуют ли СМИ сегодня умышленному обману и дезинформации  относительно того, сколько реально осталось нефти в земных недрах, и насколько проблему энергообеспечения в состоянии решить так называемые альтернативные источники энергии?

Вопросы эти очень актуальны, поскольку на самом деле все альтернативные источники энергии - солнечные батареи, ветряные мельницы, атомные электростанции как самые мощные и вроде бы решающие проблему энергоснабжения средства – все они основаны на использовании передовых технологий, в которых именно нефть продолжает играть основную роль.

Стоит ли предрекать в этой связи скорейшее падение объемов мировой нефтедобычи, или с помощью СМИ всеми силами стоит все-таки поддерживать разработку альтернативных источников энергии? Думается, что реально рост нефтедобычи - это единственная возможность роста всей мировой экономики на данном этапе, и никакими другими источниками жнерегии нефть и нефтепродукты пока заменить нельзя.

Между тем некоторые научные издания пропагандируют идею замены нефти водородом. Однако на самом деле для производства водорода нужно огромное количество нефти, и в любом случае водород не сможет обеспечить топливом все двигающиеся сегодня по нашей планете автомобили – а их сотни миллионов во всех ее уголках.

Еще один альтернативный источник энергии – это ветряная энергия. Ее также активно пропагандируют СМИ как некую панацею от черезмерной якобы зависимости от поставок нефти в ведущие экономически развитые страны мира. Однако следует учесть тот факт, что все ветряные мельницы, которые сегодня работают на Земле, вырабатывают электроэнергию, которой хватит лишь на работу одной электростанции, работающей на природном газе.

Тот же двоякий смысл имеет утверждение о важности перехода на использование солнечной энергии, которая якобы может заменить собой нефтедобычу. Многие СМИ, ссылаясь на научных экспертов и специалистов в области энергетики говорят о том, что именно за солнечной энергетикой – будущее всей мировой энергетики. Между тем если собрать вес солнечные элементы, которые сегодня созданы в мире, то их мощность легко покроют две обычные ТЭЦ, работающие на сжигании каменного угля.

К примеру, сегодня одна буровая установка, добывающая нефть в Мексиканском заливе равна по объему производимой энергии примерно 15 тысячам ветряных мельниц и 10 тысячам солнечных батарей.

*Глобальные энергетические угрозы в мире – мифы и реалии (ситуация с ключевыми нефтепроводами в Центарльной Азии и на Каспии, «угроза международного терроризма» ключевым энергетическим магистралям, усиление борьбы между несколькими ведущими мировыми игроками на нефтедобывающие регионы и страны, имиджевые проблемы  отдельных стран и компаний, работающих в Центральной Азии).

Глобальные вызовы в области безопасности: крупнейшей нефтепотребляющей державой в мире к 2025 году будет Китай, и его нефтяные поставки, которые идут главным образом из района Персидского Залива и Ирана, могут быть в любой момент прерваны. Поэтому Китай крайне заинтересован в бесперебойных и надежных поставках нефти от своих непосредственных географических соседей - России и стран Центральной Азии.

Кстати, более 50 процентов мирового экспорта нефти проходит через узкий Ормузский пролив, который тот же Иран может в любой момент закупорить, и тем самым просто обрушить всю нефтеносную конструкцию мировых поставок. Поэтому чем больше будет альтернативных маршрутов для доставки нефти на мировые рынки, тем они будут более предсказуемыми и гибкими вне зависимости от развития политической ситуации в районе Персидского Залива и вокруг Ирана.

Понятие престижности в СМИ, и их влияние на успешное развитие компаний и нефте-газо добывающих государств. «Псевдо риски» и «псевдо-страхи» в энергетичеком секторе – как СМИ может из создавать, и как может с ними бороться.

Тесное сотрудничество крупнейших нефтяных компаний с ведущими международными и национальными СМИ (пример владения газетой «Известия» в России компанией «Лукойл» или «Комсомольской правдой» - компанией «Газпром»: с одной стороны – это возможность  публиковать в пользующихся еще со старых времен изданиях нужную для себя информацию, в том числе – касающуюся непосредственно нефтяного бизнеса. С другой - степень «доверия» к той информации, которую печатают эти издания по энергетической тематике со стороны других участников энергетического рынка.

Понятие так называемой престижности и влиятельности тех или иных СМИ для освещения энергетических вопросов (как и по другим проблемам - политика, экономика, межгосударственные отношения) существенно изменилось. Многие издания, телеканалы, радиостанции сознательно завышают свои тиражи, «подделывают» рейтинги, приписывают себе несуществующую на самом деле зрительскую и читательскую аудиторию, что вводит в заблуждение те же Пи-Ар компании и сотрудников нефтедобывающих фирм, пытающихся распространить ту или иную информацию о деятельности своей компании.

Поклонение «западным священным медиа-коровам» - информация, распространенная так называемыми ведущими мировыми СМИ (к которым относятся телеканалы и ключевые бизнес-издания) далеко не всегда имеет смысл. Взять пример публикации рекламных полос в газете «Вашингтон Пост» Казахстаном о инвестиционной привлекательности своего энергетического сектора и тех или иных политических вопросов, важных для республики и ее внешенго имиджа. Результативность подобных публикаций практически была равна нулю по причине откровенно рекламного содержания текстов, плюс все они печатались с пометкой «публикуется на правах рекламы».

В современных условиях ключевыми для донесения важнейших положений деятельности компаний на международных рынках являются интервью «человеческого формата», а не зашоренно- наукоообразные тексты интервью с руководящимим сотрудниками компании, причем для этого не обязательно, чтобы такие интервью пестрели набором цифр и статистических данных (это можно распространять в пресс-релизах по корпоративным адресам, а не на деловую публику), главное при этом - четко и ясно подготовить те вопросы, которые нужно будет «продать» на страницах или в эфире с тем, чтобы именно на них было сосредоточено внимание потенциального клиента-читателя или телезрителя.  

Нужен ли сегодня Пи-Ар ведущим нефтедобывающим и газодобывающим странам мира? Стоит ли на это тратить значительные средства, и на какую аудиторию весь этот информационный поток направлять и ориентировать?

Пример Катара – рядом находятся очень нестабильные Иран, Ирак, Саудовская Аравия, на самом полуострове расположена американская военная база. Однако это не пугает ни европейские, ни американские компании и инвесторов, они вкладывают огромные деньги в энергетический сектор этой страны.

В качестве одного из ключевых игроков энергетического рынка Катар практически не тратит ничего на свой Пи-Ар в области инвестиций: страна работает точечно и индивидуально в тех странах, которые потенциально для Катара представляют важность  – и в плане денежных инвестиций, и в плане высоких технологий.

Между тем параллельно с этим Катар активно ведет раскручивание в глобальном масштабе своей авиакомпании, первоклассных отелей, всей деловой ифраструктуры (включая проведение конференций, симпозиумов и других международных мероприятий), что потенциально создает в деловом мире уверенность в том, что в этой стране можно комфортно вести бизнес, и эта страна работает не на сиюминутную прибыль, а на длительную и просчитываемую перспективу.

Любопытен здесь и опыт стран Центральной Азии, в частности пример Туркменистана.

Со стороны Туркменистана имеет место практически нулевой Пи-Ар, связано это во многом с тем, что официальные власти боятся любых представителей СМИ и массивного западного проникновения. Но исходя из того курса, который проводит Ашхабад, и той степени взаимодействия, которое страна установила после смерти С. Ниязова с окружающим миром, нынешнему руководству Туркменистана «западный классический Пи Ар» фактически и не нужен. Официальным Ашхабадом грамотно используется «пускание пыли в глаза» потенциальным зарубежным инвесторам, само отсутствие информации по всем позициям (а не только в области энергетики) как раз и привлекает к Туркменистану повышенное  внимание со стороны всех ключевых энергоигроков региона.

Еще один интересный пример Пи АР деятельности в энергетическом секторе можно привести в лице Азербайджана.

Рядом с Азербайджаном через границу находится Иран, которому давно уже угрожают нанесением ударов США, напряженная ситуация складывается и на соседнем с республикой российском Северном Кавказе. Помимо этого, существует постоянная угроза нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан, далек от разрешения российско- грузинский конфликт, а также не решена проблема раздела Каспия и его нефтеносного дна.

Тем не менее еще бывший президент Азербайджана Гейдар Алиев в начале 90-х годов смог пробить у Запада так называемые «нефтяные контракты века», убедить их, что в Азербайджан нужно вкладывать в добычу нефти и ее транспортировку, и с тех пор вне зависимости от общего Пи-АР государства и конкретно нефтяного сектора республики, а также уровня общей нестабильности в регионе (плюс проблема Нагорного Карабаха, которую Баку намерен решать любым путем, включая военным уже в самое ближайшее время) нефтекомплекс Азербайджана продолжает активно развиваться при существенных зарубежных инвестициях.

Любопытны и примеры Пи Ар деятельности и ряда других нефтедобывающих стран, таких как, например, Венесуэла и Ангола.

Они практически не трвтятся на внешний Пи-Ар, но зато активно используют личные контакты своего руководства, публичные выступления у себя дома перед местными и зарубежными журналистами, и адресно работают с потенциальными инвесторами по всему миру, которые заинтересованы в нефтедобыче. Для них иностранное инвестиционное участие вполне осуществимо и без особой работы со СМИ (как местными, так и зарубежными), зато правительствами этих государств четко определяются ключевые страны, которые могут быть заинтересованы в таком сотрудничестве, и с их нефтедобывающим комплексом напрямую с помощью личных контактов (в том числе - и на высшем уровне) ведется необходимая работа.

Энергоотрасль и СМИ (Пи-АР) – партнеры по оружию? (как в дальнейшем будут строиться отношения между ведущими нефте - и газодобывающими странами с одной стороны и ведущими мировыми и местными СМИ - с другой.

Практически все ключевые мировые нефтедобывающие компании, работающие сейчас на мировых рынках очень тесно связаны с правительствами своих стран, поэтому они все больше и больше будут в своей деятельности завязаны на «большую политику». В этой связи им придется все сильнее зависеть от малейших колебаний «политического ветра» в том или ином регионе (нынешний пример Ирана и возможности сотрудничества с ним со стороны нефтедобывающих американских компаний – самое красноречивое тому подтверждение), но при этом все время быть наготове, быстро реагировать на открывающиеся ниши в той или иной стране или регионе, поддерживать личные контакты с руководством этих стран с тем, чтобы в нужный момент не оказаться «опоздавшими к нефтераздаче».

При этом будет все больше во взаимодействии нефтедобывающих компанй йи теми странами, где они намереваются или уже работают приобретать значение именно Джи-Ар (отношения с правительствами, а не со СМИ,  поскольку именно от ключевых политических и бизнес-фигур в конечном итоге зависит заключение тех или иных контрактов и других документов, а не от общественного мнения).

Для того, чтобы сделать СМИ своими выгодными и разумными партнерами, а не просто примитивными получателями оплаты за те или иные Пи-АР услуги, нефтедобывающим компаниям нужно теснее работать и взаимодействовать с ведущими журналистами ключевых СМИ - как местных, так и зарубежных: поддерживать с ними постоянный контакт (а не только тогда, когда требуется пропихнуть какую-то заказную статью или напечатать мнение строго определенного «эксперта» с заранее известным комментарием и оценками), привлекать их к ознакомлению с новыми технологиями, новыми руководителями компаний, снабжать их регулярно важной информацией, на основе которой могут появиться в длаьнейшем не только отдельные статьи и репортажи по телевидению, но и отдельные телепрограммы, книги, научные и специализированные исследования.

Нужно также вести «предварительную» работу по донесению своих ключевых позиций и интересов как до СМИ, так и до сотрудничающих с нефтедобывающими компаниями Пи-Ар структурами, предупреждая возможность возникновения конфликтных ситуаций и негативной деятельности со стороны противников и конкурентов.

В итоге, чем теснее будет контакт между нефтедобывающими компаниями и ключевыми медиа-ресурсами (а не вообще всем СМИ-комплексом в целом), тем эффективнее можно будет вести переговоры и на самом высшем уровне для заключения тех или иных контрактов, и на уровне восприятия деловыми кругами тех стран, где они работают, используя все имеющиеся выгоды для взаимного сотрудничества.

PDFПечатьE-mail