При совершенствовании имеющихся и разработке новых законов о недропользовании важно соблюдать баланс интересов государства и инвесторов, отмечают нефтяники

размер шрифта: Aa | Aa
12.09.2008 17:21
Панорама: 12.09.2008
Автор: ЕЛЕНА БУТЫРИНА, АСТАНА - АЛМАТЫ

Обещания казахстанского правительства работающим в стране инвесторам об обеспечении стабильности заключенных с ними контрактов на недропользование неоднократно звучали в ходе прошедшего в Астане в конце прошлой недели III Евразийского энергетического форума KAZENERGY.  

Данное мероприятие проходило в рамках Казахстанской недели нефти и газа, ставшей диалоговой площадкой для государства и нефтяного бизнес-сообщества. Особое внимание участников законодательной сессии форума, инициированной Министерством энергетики и минеральных ресурсов и выставочно-конференционной компанией Expo.kz, было уделено проектам нового Налогового кодекса и закона "О недрах и недропользовании".
Как известно, в проекте НК ставки налога на добычу сырой нефти, включая газовый конденсат, колеблются от 7% до 20% и устанавливаются в фиксированном виде по следующей схеме: при объеме годовой добычи до 250 тыс. тонн включительно - 7%, до 500 тыс. тонн включительно - 9%, до 1 млн тонн включительно - 10%, до 2 млн тонн включительно - 11%, до 3 млн тонн включительно - 12%, до 4 млн тонн включительно - 13%, до 5 млн тонн включительно - 14%, до 7 млн тонн включительно - 15%, до 10 млн тонн включительно - 17%, свыше 10 млн тонн - 20%. В случае реализации сырой нефти и конденсата на внутреннем рынке к установленным ставкам применяется понижающий коэффициент 0,5. Ставка налога на добычу природного газа составляет 10%. При реализации природного газа на внутреннем рынке налог на добычу полезных ископаемых уплачивается по следующим ставкам в зависимости от объема годовой добычи: при добыче до 1 млрд кубометров включительно - 0,5%, до 2 млрд кубометров включительно - 1%, свыше этого объема - 1,5%. Между тем налог на добычу полезных ископаемых не уплачивается по природному газу, закачиваемому обратно в недра. Для исчисления налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) недропользователь в течение календарного года применяет ставку, соответствующую планируемому объему добычи на текущий налоговый год по каждому отдельному контракту на недропользование. Ставки рентного налога на экспортируемые сырую нефть и конденсат будут составлять 7-32% в зависимости от мировой цены. Так, при мировой цене на нефть до $40 за баррель включительно ставка составляет 0%, при цене до $50 за баррель включительно - 7%, до $60 - 11%, до $70 - 14%, до $80 - 16%, до $90 - 17%, до $100 - 19%, до $110 - 21%, до $120 - 22%, до $130 - 23%, до $140 - 25%, до $150 - 26%, до $160 - 27%, до $170 - 29%, до $180 - 30%, до $190 - 32%, до $200 и выше - 32%.
Плательщиками рентного налога на экспортируемые нефть и конденсат являются физические и юридические лица, реализующие на экспорт данное сырье, за исключением недропользователей, работающих в стабильном налоговом режиме. Денежная форма уплаты данного налога по решению правительства может быть заменена натуральной в порядке, установленном дополнительным соглашением, заключаемым между уполномоченным госорганом и налогоплательщиком.
По словам вице-министра финансов Даулета ЕРГОЖИНА, предусматривается, что налог на сверхприбыль "будет уплачиваться всеми одинаково", а плательщиками экспортной таможенной пошлины (ЭТП) будут "только те предприятия, которые не уплачивают рентный налог". Соответственно, плательщики рентного налога будут освобождены от уплаты ЭТП.
Кстати, комментируя позже вопрос, связанный с введением в мае 2008 года ЭТП, президент Казахстанской ассоциации юристов нефтегазовой отрасли, управляющий правовой советник Евразийского подразделения Chevron Жумагельды ЕЛЮБАЕВ заметил, что хотя в правовом акте и отмечается, что ставки таможенных платежей на сырую нефть "не применяются в отношении вывоза недропользователями сырой нефти, добытой ими по контрактам на недропользование, в которых предусмотрено освобождение от уплаты таможенных пошлин на сырую нефть", тем не менее лично ему известно, что в настоящее время две компании, которые имеют такое "освобождение", вынуждены по требованию Минфина и таможенных органов производить плату.
Что касается г-на Ергожина, то он заверил, что "никто никогда не ставит вопрос об ущемлении прав участников существующих контрактов". Правительство, по его словам, помимо всего прочего, понимает и проблему низкорентабельных месторождений, которые при существующем налогообложении могут привести к убыточности работающих на них предприятий. По отношению к подобным проектам "будет определена норма прибыли, которая обеспечит как определенную доходность для недропользователя, так и налоговые поступления".
Комментируя налоговые нововведения, председатель ассоциации KazEnergy Тимур КУЛИБАЕВ сказал, что вполне понимает желание правительства иметь больше доходов с нефтегазового сектора. "Но при этом необходимо оставить ту минимальную рентабельность, которая будет оставлять нефтегазовый сектор привлекательным для инвестиций", - заметил он. "Казахстан является не единственным местом, куда можно направлять инвестиции, сегодня нефть добывается на всех континентах. Страна находится далеко от большой воды, и у нас очень тяжелые проекты с учетом инфраструктуры. Поэтому необходимо все эти вопросы учесть", - подчеркнул г-н Кулибаев. Он напомнил, что Россия идет на снижение налоговой нагрузки для недропользователей для сохранения инвестиционной привлекательности отрасли.
Кроме того, как сообщил ответственный секретарь Минэнерго Аскар БАТАЛОВ, в октябре 2008 года на рассмотрение парламента РК будет внесен разработанный министерством по поручению правительства проект нового закона "О недрах и недропользовании". В нем не останется совмещенных контрактов на разведку и добычу, будет изменена конкурсная процедура, пересмотрена процедура заключения контрактов, регламентированы порядок реализации государством приоритетного права на выкуп высвобождающихся на рынке долей, деятельность всех госкомиссий, дан исчерпывающий перечень проектных документов по проведению операций в области недропользования, а также закреплены другие новшества. Кроме того, как сказал г-н Ергожин, изменится порядок выплат подписного бонуса, а победитель конкурса еще до заключения контракта на разведку будет обязан разработать и утвердить проектно-поисковые или оценочные работы. Также отныне, сказал он, отпадет необходимость получать разрешения компетентного органа на первичное и последующие размещения акций на организованном рынке ценных бумаг и при реструктуризации компании.
Впрочем г-н Елюбаев считает, что "надо остановить пыл правотворчества, который в основном связан с бесконечным пересмотром действующих правовых актов". По его данным, в течение нескольких последних лет в законы "О недрах и недропользовании" и "О нефти" были внесены многочисленные (9 раз) изменения, которые по своей сути не несли никакой серьезной правовой новизны и были направлены на решение различных экономических и социальных задач, а также второстепенных вопросов административного характера. Он привел пример, когда почти два года назад только за три месяца (29 декабря 2006 года, 9 и 12 января 2007 года) в Закон "О недрах и недропользовании" трижды были внесены изменения и дополнения, тогда как эти задачи подлежали и подлежат решению путем применения рыночных механизмов и совершенствования контрактной практики.
Как бы то ни было, предполагается, что после принятия нового закона старые законы "О нефти", "О недрах и недропользовании", а также "О СРП" (соглашении о разделе продукции) утратят свою силу.
Обратясь по просьбе юристов к опыту Азербайджана в применении СРП, вице-президент ГНКАР Виталий БАЙЛАРБАЕВ сказал, что такого типа контракты законодательно закрепляются парламентом в виде отдельного законодательного акта, становящегося, таким образом, частью законодательной системы республики и позволяющего обеспечить иностранным инвесторам стабильность и неизменность всех условий этих контрактов. "Никаких изменений в условия этих контрактов не вносилось и вноситься не будет. Именно этим и объясняется тот существенный скачок, тот успех в развитии азербайджанской нефтяной и газовой промышленности, который мы наблюдаем с 1994 года",- отметил он. В то же время г-н Байларбаев добавил, что "любое СРП - это продукт некоего интеллектуального труда", и те соглашения, которые Азербайджан заключил в 2007 и 2008 годах, значительно отличаются от тех, что подписывались ранее.
По словам г-на Ергожина, в Казахстане споры, связанные с исполнением, изменением и прекращением контракта, решаются путем переговоров и в соответствии с ранее согласованными в таких документах процедурами. Если спор не может быть разрешен данным путем, стороны могут передать его в суд или международный арбитраж в соответствии с законодательными актами нашей страны об инвестициях.
Как отметил арбитр Казахстанского международного арбитража, управляющий партнер "Саят Жолши и партнеры" Айдын БИКЕБАЕВ, сегодня международный коммерческий арбитраж является доминирующим инструментом в решении споров между компаниями различных государств. По его словам, бизнес во всем мире решает свои споры в арбитраже, а не в государственных судах, и исполнение таких решений происходит более эффективно. Казахстанский бизнес из-за упущений в этой сфере в значительной мере теряет в своих возможностях, считает он. Г-н Бикебаев пояснил, что если спор рассматривается иностранным госсудом или арбитражем, то наша компания будет вынуждена судиться в другой стране, в другой правовой системе, в которой, естественно, лучше ориентируется его контрагент. Если же спор рассмотрен казахстанским госсудом, то исполнить его на территории другого государства будет крайне сложно, а может быть, и невозможно, поскольку отсутствует глобальная система международных договоров, которые бы обеспечивали обязательность исполнения соответствующих решений. Юрист считает, что будет правильным и для иностранных инвесторов в их сделках с казахстанскими компаниями отдавать споры на рассмотрение местным арбитражам, например Казахстанскому международному арбитражу, состав арбитров которого превышает более 100 специалистов из более чем 15 стран. Он подчеркнул необходимость господдержки отечественного арбитража, "поскольку важность данного института для экономики и бизнеса в современном глобальном мире не подлежит сомнению".
В целом, уверен г-н Елюбаев, законодательная база страны должна способствовать эффективному развитию экономики, существующие проблемы должны разрешаться глубоко продуманно, а не только путем запретов. "Предпринимаемые государственные меры не должны быть направлены на ущемление прав хозяйствующих субъектов. В этом важном вопросе необходимо всегда соблюдать баланс интересов", - убежден он.
Как резюмировал директор по правительственным и корпоративным отношениям BG Group Мехмет ОГУТЧУ, предсказуемость и стабильность фискального режима в Казахстане рассматривается как одна из основ устойчивого развития экономики Казахстана. По его словам, долгосрочные инвестиции определяют долгосрочные гарантии.

PDFПечатьE-mail